Самьютта Никая 42.3
Йодхаджива Сутта
Военачальник

И тогда некий военачальник подошёл к Возвышенному, поклонился ему, сел рядом и сказал: «Господин, я слышал, что воины прошлого, которые были учителями учителей, говорили: «Если воин сражается в битве отважно и неукротимо, и будет при этом убит, то, с распадом тела, после смерти, он перерождается среди божеств, погибших в битве». Что ты, Возвышенный, скажешь на это?»

«Довольно, предводитель, оставь это. Не спрашивай меня об этом».

Во второй раз и в третий раз этот военачальник сказал: «Господин, я слышал, что воины прошлого, которые были учителями учителей, говорили: «Если воин сражается в битве отважно и неукротимо, и будет при этом убит, то, с распадом тела, после смерти, он перерождается среди божеств, погибших в битве». Что Возвышенный скажет на это?»

«Предводитель, ты не слышишь меня, когда я говорю тебе: «Довольно, предводитель, оставь это. Не спрашивай меня об этом». Так слушай же, я отвечу на твой вопрос. Когда, предводитель, воин сражается в битве отважно и неукротимо, то его ум уже низок, испорчен, направлен неправильным образом так: «Пусть эти существа будут убиты, повержены, уничтожены, ликвидированы, истреблены». Если затем другие убьют его в этой битве, где он сражается отважно и неукротимо, то, с распадом тела, после смерти, он перерождается в «аду убитых воинов».

Если же он [ещё и] верит в то, что если воин сражается в битве отважно и неукротимо, и будет при этом убит, то, с распадом тела, после смерти, он перерождается среди божеств, погибших в битве, — то он [к тому же] придерживается ложного воззрения. А человека с ложными воззрениями, говорю тебе, ожидает одна из двух участей: либо ад, либо мир животных».

Когда так было сказано, военачальник закричал и заплакал. Возвышенный сказал: «Ты не слышал меня, когда я говорил тебе: «Довольно, предводитель, оставь это. Не спрашивай меня об этом».

«Я плачу не из-за того, Господин, что ты сказал мне, но потому, что меня долгое время дурили, надували и обманывали те воины прошлого, учителя учителей, которые говорили: «Если воин сражается в битве отважно и неукротимо, и будет при этом убит, то, с распадом тела, после смерти, он перерождается среди божеств, погибших в битве».

Великолепно, Господин! Великолепно! Как если бы кто-то поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий мог видеть, точно так же и ты, Возвышенный, всесторонне разъяснил Дхамму. Я принимаю прибежище в тебе, Возвышенный, я принимаю прибежище в Дхамме, я принимаю прибежище в Сангхе монахов. Возвышенный, пожалуйста, помни меня как мирского последователя, принявшего прибежище с этого дня и на всю жизнь».

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.