Самьютта Никая 22.54
Биджа Сутта
Рассада

Близ Саваттхи. “Монахи, есть пять видов рассады. Какие пять? Семя, стебель, завязь, черенок, и пятое это зародыш. Если эти пять видов рассады не разрушены, нетронуты, неповреждены ветром и солнцем, если они плодородны, заботливо взращены, но при этом для них нет почвы или воды, будут ли эти пять видов рассады расти, укрепляться и распространяться?”

“Не будут, Учитель”.

“А если эти пять видов рассады будут разрушены, затронуты, повреждены ветром и солнцем, если они неплодородны, не взращены заботливо, но при этом у них есть почва и вода, будут ли эти пять видов рассады расти, укрепляться и распространяться?”

“Не будут, Учитель”.

“А если эти пять видов рассады не разрушены, нетронуты, неповреждены ветром и солнцем, если они плодородны, заботливо взращены, и при этом у них есть почва и вода, будут ли эти пять видов рассады расти, укрепляться и распространяться?”

“Будут, Учитель”.”Монахи, здесь почва это четыре основания, на которые сознание опирается. Вода это наслаждение и влечение. Сознание и то, что его питает – это пять видов рассады.

Пока есть сознание, оно цепляется за форму, поддерживается формой, опирается на форму. И даже малейшее наслаждение будет способствовать росту, усилению и укреплению сознания.

Или сознание цепляется за переживание, поддерживается переживанием, опирается на переживание. И даже малейшее наслаждение будет способствовать росту, усилению и укреплению сознания.

Или сознание цепляется за распознавание, поддерживается распознаванием, опирается на распознавание. И даже малейшее наслаждение будет способствовать росту, усилению и укреплению сознания.

Или сознание цепляется за активность, поддерживается активностью, опирается на активность. И даже малейшее наслаждение будет способствовать росту, усилению и укреплению сознания.

Монахи, допустим вы говорите: “Вне формы, переживания, распознавания и активности есть сознание, которое само по себе уходит и возрождается, растёт, усиливается и укрепляется”. Но это невозможно.

Если монах оставил привязанность к элементу формы, поддержка сознания пресекается, ему больше не на что опираться.

Если монах оставил привязанность к элементу переживания, поддержка сознания пресекается, ему больше не на что опираться.

Если монах оставил привязанность к элементу распознавания, поддержка сознания пресекается, ему больше не на что опираться.

Если монах оставил привязанность к элементу активности, поддержка сознания пресекается, ему больше не на что опираться.

Если монах оставил привязанность к элементу сознания, поддержка сознания пресекается, ему больше не на что опираться. Поскольку сознание не устанавливается и не растёт, не имеет силы возрождаться, оно освобождается. 

Освободившись, оно становится устойчивым. Будучи устойчивым, оно становится удовлетворённым. Будучи удовлетворённым, оно перестаёт быть беспокойным. Тот, кто достиг избавления от беспокойства, лично достигает Ниббаны.

Он понимает: “Перерождения прекращены, путь завершён, сделано то, что должно было быть сделано, больше не будет возвращения к какому-либо состоянию вовлечённости”.

 

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.