Маджхима Никая 146
Нандаковада Сутта
Наставление от Нандаки

1. Так я услышал. Однажды Возвышенный пребывал близ Саваттхи, в саду Анатхапиндики, что в Джетаване.

2. И тогда Махападжапати Готами вместе с большой группой монахинь отправилась к Возвышенному. Поклонившись Возвышенному, она встала рядом и сказала ему: «Учитель, пусть Возвышенный даст совет монахиням, пусть Возвышенный наставит монахинь, пусть Возвышенный даст монахиням беседу о Дхамме».

3. И в то время старшие монахи сменяли друг друга, наставляя монахинь, но Почтенный Нандака не захотел наставлять их, когда подошёл его черёд. И тогда Возвышенный обратился к Почтенному Ананде: «Ананда, чья сегодня очередь давать наставление монахиням?»

[Почтенный Ананда ответил:]

«Учитель, сегодня очередь Почтенного Нандаки давать наставление монахиням, но он не хочет наставлять их, даже несмотря на то, что сегодня его очередь».

4. Тогда Возвышенный обратился к Почтенному Нандаке: «Дай наставление монахиням, Нандака. Наставь монахинь, Нандака. Дай монахиням беседу о Дхамме, брамин».

«Да, Учитель», – ответил Почтенный Нандака.

И вот утром Почтенный Нандака оделся, взял чашу и верхнее одеяние и отправился в Саваттхи за подаяниями. Вернувшись из похода за подаяниями, после принятия пищи он отправился с товарищем в Парк Раджаки. Монахини увидели Почтенного Нандаку издали, подготовили сиденье, выставили воду для ног. Почтенный Нандака сел на подготовленное сиденье и омыл ноги. Монахини поклонились ему и сели рядом. Когда они сели, Почтенный Нандака сказал монахиням:

5. «Сёстры, эта беседа будет [проходить] в виде вопросов. Если вы понимаете, вы должны сказать: “Мы понимаем”. Если вы не понимаете, вы должны сказать: “Мы не понимаем”. Если вы сомневаетесь и находитесь в замешательстве, вам следует спросить меня: “Почтенный, как это? Что здесь имеется в виду?”»

[Монахини ответили:]

«Почтенный, мы довольны и рады, что господин Нандака предлагает нам такой способ».

6. [Тогда Почтенный Нандака начал с вопроса:]

«Сёстры, как вы думаете, глаз является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, ухо является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, нос является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, язык является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, тело является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, ум является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный. И почему [мы говорим так]? Потому, достопочтенный, что мы уже ясно увидели, как оно есть, с надлежащей мудростью следующее: «Эти шесть внутренних сфер непостоянны»».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

7. Сёстры, как вы думаете, формы являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, звуки являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, запахи являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, вкусы являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, телесные ощущения являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, умственные объекты являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный. И почему [мы говорим так]? Потому, достопочтенный, что мы уже ясно увидели, как оно есть, с надлежащей мудростью следующее: «Эти шесть внешних сфер непостоянны»».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

8. Сёстры, как вы думаете, зрительное сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, слуховое сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, обонятельное сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, вкусовое сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, телесное сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, умственное сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный. И почему [мы говорим так]? Потому, Почтенный, что мы уже ясно увидели, как оно есть, с надлежащей мудростью следующее: «Эти шесть классов сознания непостоянны»».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

9. Сёстры, представьте, как если бы горела масляная лампа. Её масло непостоянно и подвержено изменению, её фитиль непостоянен и подвержен изменению, её пламя непостоянно и подвержено изменению, её сияние непостоянно и подвержено изменению. Если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Пока эта масляная лампа горит, её масло, фитиль, пламя непостоянны и подвержены изменению, но её сияние постоянно, устойчиво, вечно, не подвержено изменению”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что, достопочтенный, если эта масляная лампа горит и её масло, фитиль и пламя непостоянны и подвержены изменению, то и её сияние должно быть непостоянным и подверженным изменению».

«Точно так же, сёстры, если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Эти шесть внутренних сфер непостоянны и подвержены изменению, но приятное, болезненное или ни-приятное-ни-болезненное переживание, которое человек переживает в зависимости от шести внутренних сфер, постоянно, устойчиво, вечно, не подвержено изменению”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что если каждое переживание возникает в зависимости от соответствующего ему условия, то с прекращением соответствующего условия [это] переживание прекращается».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

10. Сёстры, представьте, как если бы стояло большое дерево, обладающее сердцевиной. Его корни были бы непостоянными и подверженными изменению, его ствол бы непостоянным и подверженным изменению, его ветви и листва были бы непостоянными и подверженными изменению, и его тень была бы непостоянной и подверженной изменению. Если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Корни, ствол, ветви и листва этого большого дерева, обладающего сердцевиной, непостоянны и подвержены изменению. Но его тень постоянна, устойчива, вечна, не подвержена изменению”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что, достопочтенный, если корни дерева непостоянны и подвержены изменению, если его ствол непостоянен и подвержен изменению, если его ветви и листва непостоянны и подвержены изменению, то и его тень должна быть непостоянной и подверженной изменению».

«Точно так же, сёстры, если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Эти шесть внешних сфер непостоянны и подвержены изменению, но приятное, болезненное или ни-приятное-ни-болезненное переживание, которое человек переживает в зависимости от шести внешних сфер, постоянно, устойчиво, вечно, не подвержено изменению”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что если каждое переживание возникает в зависимости от соответствующего ему условия, то с прекращением соответствующего условия [это] переживание прекращается».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

11. Сёстры, представьте, как если бы умелый мясник или его ученик убил бы корову и разделывал бы её острым мясницким ножом. Не повреждая внутренности, не повреждая внешнюю шкуру, он бы срезал, отделял, отрезал внутренние сухожилия, связки, соединения острым мясницким ножом. Срезав, отделив, отрезав всё это, он бы отделил внешнюю шкуру и накрыл бы корову вновь этой же самой шкурой. Если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Эта корова соединена со шкурой, как и прежде”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что, если бы этот умелый мясник или его ученик убил бы корову и, не повреждая внутренности и не повреждая внешнюю шкуру, он, отделив внешнюю шкуру и накрыв бы корову вновь этой же самой шкурой, сказал бы: “Эта корова соединена со шкурой, как и прежде”, – всё равно эта корова была бы отсоединена от этой шкуры».

12. «Сёстры, я привёл вам этот пример, чтобы проиллюстрировать следующее: внутренности – это обозначение шести внутренних сфер. Внешняя шкура – это обозначение шести внешних сфер. Внутренние сухожилия, связки, соединения – это обозначение наслаждения и влечения. Острый мясницкий нож – это обозначение благородной мудрости – благородной мудрости, которая режет, отделяет, отрезает внутренние загрязнения, путы, привязи.

13. Сёстры, есть семь факторов просветления, посредством развития и взращивания которых монах, уничтожив помрачения, здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, в освобождение мудростью и пребывает в них, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания. Что это за семь факторов?

Вот, сёстры, монах

  • развивает осознанность как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает исследование состояний как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает энергию как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает радость как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает безмятежность как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает собранность ума как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает спокойствие как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.

Таковы семь факторов просветления, посредством развития и взращивания которых монах, уничтожив помрачения, здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, в освобождение мудростью и пребывает в них, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания».

14. После того как Почтенный Нандака дал монахиням такое наставление, он отпустил их, сказав: «Всё, сёстры, идите». И тогда монахини, восхитившись и возрадовавшись словам Почтенного Нандаки, встали со своих сидений и, поклонившись Почтенному Нандаке, ушли, обойдя его с правой стороны. Они отправились к Возвышенному и, поклонившись ему, встали рядом. Возвышенный сказал им: «Всё, сёстры, идите». И тогда монахини поклонились Возвышенному и ушли, обойдя его с правой стороны.

15. Вскоре после того, как они ушли, Возвышенный обратился к монахам: «Монахи, подобно тому как на четырнадцатый день, на Упосатху, люди не находятся в сомнениях и замешательстве в отношении того, полная ли луна, или же неполная, поскольку в это время луна абсолютно точно неполная, – точно так же те монахини довольны учением Нандаки по Дхамме, но их намерение ещё не исполнено».

16. И тогда Возвышенный обратился к Почтенному Нандаке: «Что же, Нандака, завтра тебе также следует наставить тех монахинь точно таким же образом».

«Да, Учитель», – ответил Почтенный Нандака.

И вот утром Почтенный Нандака оделся, взял чашу и верхнее одеяние и отправился в Саваттхи за подаяниями. Вернувшись из похода за подаяниями, после принятия пищи он отправился с товарищем в Парк Раджаки. Монахини увидели Почтенного Нандаку издали, подготовили сиденье, выставили воду для ног. Почтенный Нандака сел на подготовленное сиденье и омыл ноги. Монахини поклонились ему и сели рядом. Когда они сели, Почтенный Нандака сказал монахиням:

17. «Сёстры, эта беседа будет [проходить] в виде вопросов. Если вы понимаете, вы должны сказать: «Мы понимаем». Если вы не понимаете, вы должны сказать: “Мы не понимаем”. Если вы сомневаетесь и находитесь в замешательстве, вам следует спросить меня: “Почтенный, как это? Что здесь имеется в виду?”»

[Монахини ответили:]

«Почтенный, мы довольны и рады, что господин Нандака предлагает нам такой способ».

18. [Тогда Почтенный Нандака начал с вопроса:]

«Сёстры, как вы думаете, глаз является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, ухо является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, нос является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, язык является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, тело является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, ум является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный. И почему [мы говорим так]? Потому, достопочтенный, что мы уже ясно увидели, как оно есть, с надлежащей мудростью следующее: «Эти шесть внутренних сфер непостоянны»».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

19. Сёстры, как вы думаете, формы являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, звуки являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, запахи являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, вкусы являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, телесные ощущения являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, умственные объекты являются постоянными или непостоянными?» – «Непостоянными, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный. И почему [мы говорим так]? Потому, достопочтенный, что мы уже ясно увидели, как оно есть, с надлежащей мудростью следующее: «Эти шесть внешних сфер непостоянны»».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

20. Сёстры, как вы думаете, зрительное сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, слуховое сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, обонятельное сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, вкусовое сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, телесное сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный».

«Сёстры, как вы думаете, умственное сознание является постоянным или непостоянным?» – «Непостоянным, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, то является страданием или счастьем?» – «Страданием, достопочтенный». – «А то, что непостоянно, является страданием, подвержено переменам, может ли считаться таковым: «Это моё, я таков, это моё “я”?» – «Нет, достопочтенный. И почему [мы говорим так]? Потому, Почтенный, что мы уже ясно увидели, как оно есть, с надлежащей мудростью следующее: «Эти шесть классов сознания непостоянны»».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

21. Сёстры, представьте, как если бы горела масляная лампа. Её масло непостоянно и подвержено изменению, её фитиль непостоянен и подвержен изменению, её пламя непостоянно и подвержено изменению, её сияние непостоянно и подвержено изменению. Если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Пока эта масляная лампа горит, её масло, фитиль, пламя непостоянны и подвержены изменению, но её сияние постоянно, устойчиво, вечно, не подвержено изменению”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что, достопочтенный, если эта масляная лампа горит и её масло, фитиль и пламя непостоянны и подвержены изменению, то и её сияние должно быть непостоянным и подверженным изменению».

«Точно так же, сёстры, если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Эти шесть внутренних сфер непостоянны и подвержены изменению, но приятное, болезненное или ни-приятное-ни-болезненное переживание, которое человек переживает в зависимости от шести внутренних сфер, постоянно, устойчиво, вечно, не подвержено изменению”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что если каждое переживание возникает в зависимости от соответствующего ему условия, то с прекращением соответствующего условия [это] переживание прекращается».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

22. Сёстры, представьте, как если бы стояло большое дерево, обладающее сердцевиной. Его корни были бы непостоянными и подверженными изменению, его ствол бы непостоянным и подверженным изменению, его ветви и листва были бы непостоянными и подверженными изменению, и его тень была бы непостоянной и подверженной изменению. Если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Корни, ствол, ветви и листва этого большого дерева, обладающего сердцевиной, непостоянны и подвержены изменению. Но его тень постоянна, устойчива, вечна, не подвержена изменению”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что, достопочтенный, если корни дерева непостоянны и подвержены изменению, если его ствол непостоянен и подвержен изменению, если его ветви и листва непостоянны и подвержены изменению, то и его тень должна быть непостоянной и подверженной изменению».

«Точно так же, сёстры, если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Эти шесть внешних сфер непостоянны и подвержены изменению, но приятное, болезненное или ни-приятное-ни-болезненное переживание, которое человек переживает в зависимости от шести внешних сфер, постоянно, устойчиво, вечно, не подвержено изменению”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что если каждое переживание возникает в зависимости от соответствующего ему условия, то с прекращением соответствующего условия [это] переживание прекращается».

«Хорошо, хорошо, сёстры! Это достойно ученика Благородных, который видит это, как оно есть, с надлежащей мудростью.

23. Сёстры, представьте, как если бы умелый мясник или его ученик убил бы корову и разделывал бы её острым мясницким ножом. Не повреждая внутренности, не повреждая внешнюю шкуру, он бы срезал, отделял, отрезал внутренние сухожилия, связки, соединения острым мясницким ножом. Срезав, отделив, отрезав всё это, он бы отделил внешнюю шкуру и накрыл бы корову вновь этой же самой шкурой. Если бы кто-либо говорил правдиво, разве он сказал бы так: “Эта корова соединена со шкурой, как и прежде”?»

«Нет, достопочтенный. И почему? Потому что, если бы этот умелый мясник или его ученик убил бы корову и, не повреждая внутренности и не повреждая внешнюю шкуру, он, отделив внешнюю шкуру и накрыв бы корову вновь этой же самой шкурой, сказал бы: “Эта корова соединена со шкурой, как и прежде”, – всё равно эта корова была бы отсоединена от этой шкуры».

24. «Сёстры, я привёл вам этот пример, чтобы проиллюстрировать следующее: внутренности – это обозначение шести внутренних сфер. Внешняя шкура – это обозначение шести внешних сфер. Внутренние сухожилия, связки, соединения – это обозначение наслаждения и влечения. Острый мясницкий нож – это обозначение благородной мудрости – благородной мудрости, которая режет, отделяет, отрезает внутренние загрязнения, путы, привязи.

25. Сёстры, есть семь факторов просветления, посредством развития и взращивания которых монах, уничтожив помрачения, здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, в освобождение мудростью и пребывает в них, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания. Что это за семь факторов?

Вот, сёстры, монах

  • развивает осознанность как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает исследование состояний как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает энергию как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает радость как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает безмятежность как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает собранность ума как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.
  • Он развивает спокойствие как фактор просветления, который поддерживается отстранением, бесстрастием, прекращением и созревает в оставлении.

Таковы семь факторов просветления, посредством развития и взращивания которых монах, уничтожив помрачения, здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, в освобождение мудростью и пребывает в них, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания».

26. После того как Почтенный Нандака дал монахиням такой совет, он отпустил их, сказав: «Всё, сёстры, идите». И тогда монахини, восхитившись и возрадовавшись словам Почтенного Нандаки, встали со своих сидений и, поклонившись Почтенному Нандаке, ушли, обойдя его с правой стороны. Они отправились к Возвышенному и, поклонившись ему, встали рядом. Возвышенный сказал им: «Всё, сёстры, идите». И тогда монахини поклонились Возвышенному и ушли, обойдя его с правой стороны.

27. Вскоре после того, как они ушли, Возвышенный обратился к монахам: «Монахи, подобно тому как на пятнадцатый день, на Упосатху, люди не находятся в сомнениях и замешательстве в отношении того, полная ли луна, или же неполная, поскольку в это время луна абсолютно точно полная, – точно так же те монахини довольны учением Нандаки по Дхамме и их намерение исполнилось. Монахи, даже наименее развитая из этой группы монахинь [теперь] является вступившей в поток, не подверженной более к [перерождению] в нижних мирах, непреклонной [в своём устремлении к освобождению], направляющейся к просветлению».

Так сказал Возвышенный. Монахи были довольны и восхитились словами Возвышенного.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.