Маджхима Никая 145
Пунновада Сутта
Наставление Пунне

1. Так я услышал. Однажды Возвышенный пребывал близ Саваттхи, в саду Анатхапиндики, что в Джетаване. И тогда, вечером, Почтенный Пунна вышел из медитации и отправился к Возвышенному. Поклонившись Возвышенному, он сел рядом и сказал ему:

2. «Учитель, было бы хорошо, если бы Возвышенный дал мне краткое наставление. Услышав Дхамму от Возвышенного, я буду пребывать в уединении, затворившись, прилежным, старательным, решительным».

«В таком случае, Пунна, слушай внимательно то, что я скажу».

«Да, Учитель», – ответил Почтенный Пунна. Возвышенный сказал следующее:

3. «Пунна, есть формы, познаваемые глазом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах наслаждается ими, приветствует их, продолжает их удерживать, то наслаждение возникает в нём. С возникновением наслаждения, Пунна, имеет место возникновение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть звуки, познаваемые ухом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах наслаждается ими, приветствует их, продолжает их удерживать, то наслаждение возникает в нём. С возникновением наслаждения, Пунна, имеет место возникновение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть запахи, познаваемые носом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах наслаждается ими, приветствует их, продолжает их удерживать, то наслаждение возникает в нём. С возникновением наслаждения, Пунна, имеет место возникновение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть вкусы, познаваемые языком, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах наслаждается ими, приветствует их, продолжает их удерживать, то наслаждение возникает в нём. С возникновением наслаждения, Пунна, имеет место возникновение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть телесные ощущения, познаваемые телом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах наслаждается ими, приветствует их, продолжает их удерживать, то наслаждение возникает в нём. С возникновением наслаждения, Пунна, имеет место возникновение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть умственные объекты, познаваемые умом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах наслаждается ими, приветствует их, продолжает их удерживать, то наслаждение возникает в нём. С возникновением наслаждения, Пунна, имеет место возникновение страдания, я говорю тебе.

4. Пунна, есть формы, познаваемые глазом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах не наслаждается ими, не приветствует их, не продолжает их удерживать, то наслаждение прекращается в нём. С прекращением наслаждения, Пунна, имеет место прекращение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть звуки, познаваемые ухом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах не наслаждается ими, не приветствует их, не продолжает их удерживать, то наслаждение прекращается в нём. С прекращением наслаждения, Пунна, имеет место прекращение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть запахи, познаваемые носом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах не наслаждается ими, не приветствует их, не продолжает их удерживать, то наслаждение прекращается в нём. С прекращением наслаждения, Пунна, имеет место прекращение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть вкусы, познаваемые языком, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах не наслаждается ими, не приветствует их, не продолжает их удерживать, то наслаждение прекращается в нём. С прекращением наслаждения, Пунна, имеет место прекращение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть телесные ощущения, познаваемые телом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах не наслаждается ими, не приветствует их, не продолжает их удерживать, то наслаждение прекращается в нём. С прекращением наслаждения, Пунна, имеет место прекращение страдания, я говорю тебе.

Пунна, есть умственные объекты, познаваемые умом, – желанные, вожделенные, приятные, привлекательные, связанные с чувственным желанием, вызывающие страсть. Если монах не наслаждается ими, не приветствует их, не продолжает их удерживать, то наслаждение прекращается в нём. С прекращением наслаждения, Пунна, имеет место прекращение страдания, я говорю тебе.

5. И теперь, после того как я дал тебе это краткое наставление, Пунна, в какой стране ты будешь проживать?»

«Учитель, теперь, после того как Возвышенный дал мне это краткое наставление, я отправляюсь жить в страну Сунапаранту».

«Пунна, люди в Сунапаранте свирепые и грубые. Если они будут оскорблять тебя и угрожать тебе, что ты будешь думать в этом случае?»

«Учитель, если люди в Сунапаранте будут оскорблять меня и угрожать мне, то я буду думать так: “Эти люди Сунапаранты прекрасны, в самом деле прекрасны, ведь они не бьют меня кулаками.” Вот так я буду думать, Возвышенный. Так я буду думать, Высочайший».

«Но, Пунна, если люди в Сунапаранте будут бить тебя кулаками, что ты будешь думать в этом случае?»

«Учитель, если люди в Сунапаранте будут бить меня кулаками, то я буду думать так: “Эти люди Сунапаранты прекрасны, в самом деле прекрасны, ведь они не бьют меня комьями земли.” Вот так я буду думать, Возвышенный. Так я буду думать, Высочайший».

«Но, Пунна, если люди в Сунапаранте будут бить тебя комьями земли, что ты будешь думать в этом случае?»

«Учитель, если люди в Сунапаранте будут бить меня комьями земли, то я буду думать так: “Эти люди Сунапаранты прекрасны, в самом деле прекрасны, ведь они не бьют меня палками.” Вот так я буду думать, Возвышенный. Так я буду думать, Высочайший».

«Но, Пунна, если люди в Сунапаранте будут бить тебя палками, что ты будешь думать в этом случае?»

«Учитель, если люди в Сунапаранте будут бить меня палками, то я буду думать так: “Эти люди Сунапаранты прекрасны, в самом деле прекрасны, ведь они не нападают на меня с ножами.” Вот так я буду думать, Возвышенный. Так я буду думать, Высочайший».

«Но, Пунна, если люди в Сунапаранте будут нападать на тебя с ножами, что ты будешь думать в этом случае?»

«Учитель, если люди в Сунапаранте будут нападать на меня с ножами, то я буду думать так: “Эти люди Сунапаранты прекрасны, в самом деле прекрасны, ведь они оставили меня в живых.” Вот так я буду думать, Возвышенный. Так я буду думать, Высочайший».

«Но, Пунна, если люди в Сунапаранте будут убивать тебя, что ты будешь думать в этом случае?»

«Учитель, если люди в Сунапаранте будут убивать меня, то я буду думать так: “У Возвышенного были ученики, которые, ощутив неприязнь, пренебрежение и отвращение к этому самому телу, нашли [для себя] убийцу. А я заполучил такого убийцу и без подобных поисков.” Вот так я буду думать, Возвышенный. Так я буду думать, Высочайший».

6. «Хорошо, хорошо, Пунна! Обладая таким самоконтролем и умиротворённостью, ты сможешь проживать в стране Сунапаранте. Теперь, Пунна, ты можешь идти, когда сочтёшь нужным».

7. И тогда, восхитившись и возрадовавшись словам Возвышенного, Почтенный Пунна поднялся со своего сиденья, поклонился Возвышенному и ушёл, обойдя его с правой стороны. Затем он привёл в порядок своё жилище, взял чашу и верхнее одеяние и отправился в страну Сунапаранту. Совершив несколько пеших переходов, со временем он прибыл в страну Сунапаранту, где и стал проживать. И затем, в течение того сезона дождей, Почтенный Пунна утвердил в практике множество мирян и мирянок, а сам в тот же самый сезон дождей реализовал три истинных знания. И позже Почтенный Пунна достиг окончательной Ниббаны.

8. И тогда группа монахов подошла к Возвышенному и, поклонившись ему, они сели рядом и сказали: «Учитель, благородный человек Пунна, которому Возвышенный дал краткий совет, скончался. Какова его участь? Каков его будущий удел?»

[Возвышенный ответил:]

«Монахи, благородный человек Пунна был мудр. Он практиковал в соответствии с Дхаммой и не беспокоил меня её [превратным] истолкованием. Благородный человек Пунна достиг окончательной Ниббаны».

Так сказал Возвышенный. Монахи были довольны и восхитились словами Возвышенного.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.