Маджхима Никая 144
Чханновада Сутта
Наставление Чханне

1. Так я услышал. Однажды Возвышенный пребывал близ Раджагахи, в Бамбуковой Роще, в Беличьем Святилище.

2. И в то время Почтенный Сарипутта, Почтенный Маха Чунда и Почтенный Чханна проживали на горе Утёс Ястребов.

3. В то время Почтенный Чханна был нездоров, поражён болезнью, серьёзно болен. И тогда вечером Почтенный Сарипутта вышел из медитации, отправился к Почтенному Маха Чунде и сказал ему: «Друг Чунда, пойдём к Почтенному Чханне и спросим о его болезни».

«Да, друг», – ответил Почтенный Маха Чунда.

4. И вот Почтенный Сарипутта и Почтенный Маха Чунда отправились к Почтенному Чханне и обменялись с ним вежливыми приветствиями. После обмена вежливыми приветствиями и любезностями они сели рядом и Почтенный Сарипутта сказал Почтенному Чханне: «Я надеюсь, ты поправляешься, друг Чханна, я надеюсь, тебе становится лучше. Я надеюсь, твои болезненные ощущения спадают, а не возрастают, и что можно увидеть их спад, а не увеличение».

5. [Почтенный Чханна ответил:]

«Друг Сарипутта, я не поправляюсь, мне не становится лучше. Сильные болезненные ощущения возрастают во мне, а не спадают, и можно увидеть их увеличение, а не спад. Подобно тому, как если бы сильный человек раскроил бы мою голову острым мечом, – вот какие жестокие ветры прорезают мою голову. Я не поправляюсь, мне не становится лучше. Подобно тому, как если бы сильный человек стянул бы прочным кожаным ободом мою голову, – вот какие жестокие боли у меня в голове. Я не поправляюсь, мне не становится лучше. Подобно тому, как если бы умелый мясник или его ученик вскрыл бы брюхо быка острым мясницким ножом, – вот какие жестокие ветры прорезают мой живот. Я не поправляюсь, мне не становится лучше. Как если бы два сильных человека схватили бы слабого за обе руки и поджаривали бы его над ямой с горячими углями – вот какое жестокое жжение в моём теле. Я не поправляюсь, мне не становится лучше. Сильные болезненные ощущения возрастают во мне, а не спадают, и можно увидеть их увеличение, а не спад. Я совершу самоубийство, друг Сарипутта, у меня нет желания жить».

6. [Почтенный Сарипутта сказал:]

«Пусть Почтенный Чханна не совершает самоубийства. Пусть Почтенный Чханна живёт. Если у Почтенного Чханны нет подходящей еды, я отправлюсь в поисках подходящей еды для него. Если у него нет подходящего лекарства, я отправлюсь в поисках подходящего лекарства для него. Если у него нет должного помощника, я буду помогать ему. Пусть Почтенный Чханна не совершает самоубийства. Пусть Почтенный Чханна живёт. Мы хотим, чтобы Почтенный Чханна жил».

7. [Почтенный Чханна сказал:]

«Друг Сарипутта, мне хватает подходящей еды и лекарств, и мне не нужен помощник. Кроме того, друг Сарипутта, долгое время я почитал Учителя с любовью, а не без любви. Ведь ученику подобает почитать Учителя с любовью, а не без любви. Запомни так, друг Сарипутта: “Монах Чханна совершает самоубийство без цепляний”».

8. [Тогда Почтенный Сарипутта сказал:]

«Мы бы хотели кое-о-чём расспросить Почтенного Чханну, если он соблаговолит ответить на наш вопрос».

[Почтенный Чханна ответил:]

«Спрашивай, друг Сарипутта. Я отвечу на твои вопросы, если смогу».

9. [Почтенный Сарипутта спросил:]

«Друг Чханна, считаешь ли ты глаз, зрительное сознание и явления, познаваемые зрительным сознанием, таковыми: “Это моё, я таков, это моё “я””?

Считаешь ли ты ухо, слуховое сознание и явления, познаваемые слуховым сознанием, таковыми: “Это моё, я таков, это моё “я””?

Считаешь ли ты нос, обонятельное сознание и явления, познаваемые обонятельным сознанием, таковыми: “Это моё, я таков, это моё “я””?

Считаешь ли ты язык, вкусовое сознание и явления, познаваемые вкусовым сознанием, таковыми: “Это моё, я таков, это моё “я””?

Считаешь ли ты тело, телесное сознание и явления, познаваемые телесным сознанием, таковыми: “Это моё, я таков, это моё “я””?

Считаешь ли ты ум, умственное сознание и явления, познаваемые умственным сознанием, таковыми: “Это моё, я таков, это моё “я””?»

[Почтенный Чханна ответил:]

«Друг Сарипутта, я считаю глаз, зрительное сознание и явления, познаваемые зрительным сознанием, таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я считаю ухо, слуховое сознание и явления, познаваемые слуховым сознанием, таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я считаю нос, обонятельное сознание и явления, познаваемые обонятельным сознанием, таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я считаю язык, вкусовое сознание и явления, познаваемые вкусовым сознанием, таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я считаю тело, телесное сознание и явления, познаваемые телесным сознанием, таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я считаю ум, умственное сознание и явления, познаваемые умственным сознанием, таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””».

10. [Почтенный Сарипутта спросил:]

«Друг Чханна, что ты увидел и напрямую узнал в глазе, в зрительном сознании, в явлениях, познаваемых зрительным сознанием, что ты считаешь их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””?

Что ты увидел и напрямую узнал в ухе, в слуховом сознании, в явлениях, познаваемых слуховым сознанием, что ты считаешь их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””?

Что ты увидел и напрямую узнал в носе, в обонятельном сознании, в явлениях, познаваемых обонятельным сознанием, что ты считаешь их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””?

Что ты увидел и напрямую узнал в языке, во вкусовом сознании, в явлениях, познаваемых вкусовым сознанием, что ты считаешь их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””?

Что ты увидел и напрямую узнал в теле, в телесном сознании, в явлениях, познаваемых телесным сознанием, что ты считаешь их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””?

Что ты увидел и напрямую узнал в уме, в умственном сознании, в явлениях, познаваемых умственным сознанием, что ты считаешь их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””?»

[Почтенный Чханна ответил:]

«Друг Сарипутта, я увидел прекращение, напрямую познал прекращение в глазе, в зрительном сознании, в явлениях, познаваемых зрительным сознанием, и именно поэтому я считаю их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я увидел прекращение, напрямую познал прекращение в ухе, в слуховом сознании, в явлениях, познаваемых слуховым сознанием, и именно поэтому я считаю их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я увидел прекращение, напрямую познал прекращение в носе, в обонятельном сознании, в явлениях, познаваемых обонятельным сознанием, и именно поэтому я считаю их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я увидел прекращение, напрямую познал прекращение в языке, во вкусовом сознании, в явлениях, познаваемых вкусовым сознанием, и именно поэтому я считаю их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я увидел прекращение, напрямую познал прекращение в теле, в телесном сознании, в явлениях, познаваемых телесным сознанием, и именно поэтому я считаю их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””.

Я увидел прекращение, напрямую познал прекращение в уме, в умственном сознании, в явлениях, познаваемых умственным сознанием, и именно поэтому я считаю их таковыми: “Это не моё, это не “я”, в этом нет “я””».

11. После этих слов Почтенный Маха Чунда обратился к Почтенному Чханне: «В таком случае, друг Чханна, тебе следует непрерывно уделять внимание следующему учению Возвышенного: “В том, кто зависим, есть колебание. В том, кто не зависим, нет колебаний. Когда нет колебаний, есть безмятежность. Когда есть безмятежность, то нет пристрастия. Когда нет пристрастия, то нет прихода и ухода. Когда нет прихода и ухода, то нет умирания и перерождения. Когда нет умирания и перерождения, тогда нет ни этого мира, ни иного, ни перехода между ними. Это и есть окончание страдания”».

12. Затем, когда Почтенный Сарипутта и Почтенный Маха Чунда дали Почтенному Чханне это наставление, они встали со своих сидений и ушли. И вскоре после того, как они ушли, Почтенный Чханна совершил самоубийство.

13. Тогда Почтенный Сарипутта подошёл к Возвышенному, поклонился ему, сел рядом и сказал: «Учитель, Почтенный Чханна совершил самоубийство. Какова его участь, каков его будущий удел?»

«Сарипутта, не объявил ли монах Чханна тебе о своей безупречности?»

«Учитель, у Вадджей есть деревня под названием Пуббаджира. Там у Почтенного Чханны было много дружеских семей, близких семей, семей небезупречных».

«В самом деле, Сарипутта, есть там такие семьи, которые были друзьями монаху Чханне, семьи, которые были ему близки, семьи небезупречные. Но это не значит, что он сам при этом небезупречен. Сарипутта, я называю небезупречным того, кто, оставив это тело, цепляется к новому телу. Такого не произошло в случае с монахом Чханной. Монах Чханна совершил самоубийство без цепляний».

Так сказал Возвышенный. Почтенный Сарипутта был доволен и восхитился словами Возвышенного.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.