Маджхима Никая 130
Дэвадута Сутта
Небесные посланники

1. Так я услышал. Однажды Возвышенный пребывал близ Саваттхи, в саду Анатхапиндики, что в Джетаване. Там Возвышенный обратился к монахам так: «Монахи!»

«Да, Учитель!» – ответили они. Возвышенный сказал следующее:

2. «Монахи, представьте два дома с дверьми и что человек с хорошим зрением, стоящий между ними, видел бы, как люди входят и выходят, переходят туда и обратно. Точно так же божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как существа умирают и перерождаются – низшие и великие, красивые и уродливые, счастливые и несчастные.

Я понимаю, как существа переходят [в иной мир] в соответствии со своими деяниями: “Эти достойные существа, чьё телесное, словесное и умственное поведение было достойным, кто не оскорблял Благородных, придерживался гармоничных воззрений и действовал под влиянием гармоничных воззрений, с распадом тела, после смерти, переродились в счастливом уделе, даже в небесном мире”. Или же [так]: “Эти достойные существа, чьё телесное, словесное и умственное поведение было достойным, кто не оскорблял Благородных, придерживался гармоничных воззрений и действовал под влиянием гармоничных воззрений, с распадом тела, после смерти, переродились среди человеческих существ. Но эти достойные существа, чьё телесное, словесное и умственное поведение было недостойным, кто оскорблял Благородных, придерживался негармоничных воззрений и действовал под влиянием негармоничных воззрений, с распадом тела, после смерти, переродились в мире духов”. Или же [так]: “Эти достойные существа, чьё телесное, словесное и умственное поведение было недостойным, кто оскорблял Благородных, придерживался негармоничных воззрений и действовал под влиянием негармоничных воззрений, переродились в мире животных”. Или же [так]: “Эти достойные существа, чьё телесное, словесное и умственное поведение было недостойным, кто оскорблял Благородных, придерживался негармоничных воззрений и действовал под влиянием негармоничных воззрений, переродились в состоянии лишений, в неблагом уделе, в погибели, даже в аду”.

3. Стражи ада хватают такое существо за руки и приводят к [владыке преисподней] царю Яме, говоря: “Ваше Величество, этот человек плохо обращался со своей матерью, плохо обращался со своим отцом, плохо обращался с духовными странниками, плохо обращался с браминами. У него нет уважения к старейшинам его рода. Пусть царь наложит на него наказание”.

4. И тогда царь Яма спрашивает, допрашивает, переспрашивает его о первом небесном посланнике: “Почтенный, разве ты не видел первого небесного посланника, который появлялся [перед тобой, пока ты жил] в мире [людей]?” Он отвечает: “Не видел, уважаемый”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, неужели ты ни разу не видел в мире лежащего на спине младенца, запачканного своими же фекалиями и мочой?” Тот отвечает: “Видел, уважаемый”.

Тогда царь Яма говорит ему: “Почтенный, неужели тебе, умному и зрелому человеку, никогда не приходила эта мысль: “Я тоже подвержен рождению, я не избегу рождения. Вне сомнений, лучше было бы, если бы я совершал доброе физически, словесно и умственно”?” Он отвечает: “Я не мог, уважаемый. Я был беспечным”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, из-за беспечности ты не сумел совершать доброе физически, словесно и умственно. Вне сомнений, с тобой поступят в соответствии с твоей беспечностью. Но этот твой плохой поступок не был сделан твоей матерью, твоим отцом, или же твоим братом или твоей сестрой, или же твоими друзьями и товарищами, или же твоими родственниками и роднёй, или же духовными странниками и браминами, или же божествами. Этот плохой поступок был сделан тобой, и ты сам будешь переживать его результат”.

5. И затем, после того как царь Яма спросил, допросил, переспросил его о первом небесном посланнике, царь Яма спрашивает, допрашивает, переспрашивает его о втором небесном посланнике: “Почтенный, разве ты не видел второго небесного посланника, который появлялся [перед тобой, пока ты жил] в мире [людей]?” Он отвечает: “Не видел, уважаемый”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, неужели ты ни разу не видел в мире мужчину или женщину восьмидесяти, девяноста, ста лет – скрючившихся как подкова, согнутых вдвое, опирающихся на палку, шатающихся, хилых, утративших молодость, с разбитыми зубами, с седыми и скудными волосами, плешивых, морщинистых, с покрытыми пятнами частями тела?” Он говорит: “Видел, уважаемый”.

Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, неужели тебе, умному и зрелому человеку, никогда не приходила эта мысль: “Я тоже подвержен старению, я не избегу старения. Вне сомнений, лучше было бы, если бы я совершал доброе физически, словесно и умственно”?” Он отвечает: “Я не мог, уважаемый. Я был беспечным”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, из-за беспечности ты не сумел совершать доброе физически, словесно и умственно. Вне сомнений, с тобой поступят в соответствии с твоей беспечностью. Но этот твой плохой поступок не был сделан твоей матерью, твоим отцом, или же твоим братом или твоей сестрой, или же твоими друзьями и товарищами, или же твоими родственниками и роднёй, или же духовными странниками и браминами, или же божествами. Этот плохой поступок был сделан тобой, и ты сам будешь переживать его результат”.

6. И затем, после того как царь Яма спросил, допросил, переспросил его о втором небесном посланнике, царь Яма спрашивает, допрашивает, переспрашивает его о третьем небесном посланнике: “Почтенный, разве ты не видел третьего небесного посланника, который появлялся [перед тобой, пока ты жил] в мире [людей]?” Он отвечает: “Не видел, уважаемый”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, неужели ты ни разу не видел в мире мужчину или женщину, поражённых болезнью, нездоровых, серьёзно больных – лежащих запачканными в собственных фекалиях и моче, которых поднимают одни, а кладут другие?” Он говорит: “Видел, уважаемый”.

Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, неужели тебе, умному и зрелому человеку, никогда не приходила эта мысль: “Я тоже подвержен болезням, я не избегу болезней. Вне сомнений, лучше было бы, если бы я совершал доброе физически, словесно и умственно”?” Он отвечает: “Я не мог, уважаемый. Я был беспечным”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, из-за беспечности ты не сумел совершать доброе физически, словесно и умственно. Вне сомнений, с тобой поступят в соответствии с твоей беспечностью. Но этот твой плохой поступок не был сделан твоей матерью, твоим отцом, или же твоим братом или твоей сестрой, или же твоими друзьями и товарищами, или же твоими родственниками и роднёй, или же духовными странниками и браминами, или же божествами. Этот плохой поступок был сделан тобой, и ты сам будешь переживать его результат”.

7. И затем, после того как царь Яма спросил, допросил, переспросил его о третьем небесном посланнике, царь Яма спрашивает, допрашивает, переспрашивает его о четвёртом небесном посланнике: “Почтенный, разве ты не видел четвёртого небесного посланника, который появлялся [перед тобой, пока ты жил] в мире [людей]?” Он отвечает: “Не видел, уважаемый”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, неужели ты ни разу не видел в мире, как ловят преступника, вора и как цари подвергают его многочисленным видам пыток? Они приказывают хлестать его кнутами, бить бамбуком, бить дубинами; отрезать ему руки, отрезать ему ноги, отрезать ему руки и ноги; отрезать ему уши, отрезать ему нос, отрезать ему уши и нос. Они приказывают подвергнуть его [пытке под названием] “котёл с кашей”, “бритьё отполированной раковины”, “рот Раху”, “огненный венок”, “пылающая длань”, “лезвия травы”, “одежда из коры”, “антилопа”, “мясные крюки”, “монеты”, “маринование в щёлоке”, “крутящийся штырь”, “свёрнутый тюфяк”. Они приказывают облить его кипящим маслом, приказывают отдать на растерзание собакам, приказывают насадить его заживо на кол, приказывают отрубить ему голову мечом”. Он говорит: “Видел, уважаемый”.

Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, неужели тебе, умному и зрелому человеку, никогда не приходила эта мысль: “Того, кто совершает плохие поступки, уже здесь и сейчас[, в этой жизни,] подвергают таким различным пыткам, так что уж говорить о том, что будет потом? Вне сомнений, лучше было бы, если бы я совершал доброе физически, словесно и умственно”?” Он отвечает: “Я не мог, уважаемый. Я был беспечным”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, из-за беспечности ты не сумел совершать доброе физически, словесно и умственно. Вне сомнений, с тобой поступят в соответствии с твоей беспечностью. Но этот твой плохой поступок не был сделан твоей матерью, твоим отцом, или же твоим братом или твоей сестрой, или же твоими друзьями и товарищами, или же твоими родственниками и роднёй, или же духовными странниками и браминами, или же божествами. Этот плохой поступок был сделан тобой, и ты сам будешь переживать его результат”.

8. И затем, после того как царь Яма спросил, допросил, переспросил его о четвёртом небесном посланнике, царь Яма спрашивает, допрашивает, переспрашивает его о пятом небесном посланнике: “Почтенный, разве ты не видел пятого небесного посланника, который появлялся [перед тобой, пока ты жил] в мире [людей]?” Он отвечает: “Не видел, уважаемый”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, неужели ты ни разу не видел в мире мужчину или женщину, мёртвых один день, мёртвых два дня, мёртвых три дня, – вспухших, мертвенно-бледных, истекающих нечистотами?” Он говорит: “Видел, уважаемый”.

Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, неужели тебе, умному и зрелому человеку, никогда не приходила эта мысль: “Я тоже подвержен смерти, я не избегу смерти. Вне сомнений, лучше было бы, если бы я совершал доброе физически, словесно и умственно”?” Он отвечает: “Я не мог, уважаемый. Я был беспечным”. Тогда царь Яма говорит: “Почтенный, из-за беспечности ты не сумел совершать доброе физически, словесно и умственно. Вне сомнений, с тобой поступят в соответствии с твоей беспечностью. Но этот твой плохой поступок не был сделан твоей матерью, твоим отцом, или же твоим братом или твоей сестрой, или же твоими друзьями и товарищами, или же твоими родственниками и роднёй, или же духовными странниками и браминами, или же божествами. Этот плохой поступок был сделан тобой, и ты сам будешь переживать его результат”.

9. И затем, после того как царь Яма спросил, допросил, переспросил его о пятом небесном посланнике, царь Яма замолкает.

10. И стражи ада подвергают его пятеричному пронзанию. Они пронзают раскалённым докрасна железным прутом одну его руку, они пронзают раскалённым докрасна железным прутом другую его руку, они пронзают раскалённым докрасна железным прутом одну его ногу, они пронзают раскалённым докрасна железным прутом другую его ногу, они пронзают раскалённым докрасна железным прутом его живот. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

11. Затем стражи ада бросают его на землю и срезают кожу топорами. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

12. Затем стражи ада переворачивают его вверх тормашками и срезают кожу тесаками. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

13. Затем стражи ада привязывают его к колеснице, которая горит, пылает, полыхает, и возят его вперёд и назад по земле. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

14. Затем стражи ада заставляют его взбираться на огромную груду углей, которые горят, пылают, полыхают. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

15. Затем стражи ада берут его за ноги и головой окунают в раскалённый железный котёл, который горит, пылает, полыхает. Пока он варится там в бурлящей пене, он иногда всплывает, иногда тонет, иногда перемещается [по поверхности]. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

16. Затем стражи ада бросают его в Великий Ад. И вот что касается Великого Ада, монахи:

Четыре в нём угла.
Четыре двери в нём
По каждой из сторон.
Все стены из железа,
Железный потолок.
И пол железный в нём,
Что длится сотню лиг,
Пылает, накалён
До яркой красноты.

17. Пламя, извергающееся из восточной стены Великого Ада, ударяется о его западную стену. Пламя, извергающееся из его западной стены, ударяется о его восточную стену. Пламя, извергающееся из его северной стены, ударяется о его южную стену. Пламя, извергающееся из его южной стены, ударяется о его северную стену. Пламя, извергающееся из нижней части, ударяется о верхнюю часть. Пламя, извергающееся из верхней части, ударяется о нижнюю часть. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

18. В какой-то момент, монахи, по истечении долгого периода случается так, что открывается восточная дверь Великого Ада. Он бежит к ней быстрыми шагами. По мере того как он делает так, его внешняя кожа горит, его внутренняя кожа горит, его плоть горит, его сухожилия горят, его кости начинают дымиться. И так происходит каждый раз, как он поднимает ногу. Когда он, наконец, достигает двери, та захлопывается. И всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

В какой-то момент, монахи, по истечении долгого периода случается так, что открывается западная дверь Великого Ада. Он бежит к ней быстрыми шагами. По мере того как он делает так, его внешняя кожа горит, его внутренняя кожа горит, его плоть горит, его сухожилия горят, его кости начинают дымиться. И так происходит каждый раз, как он поднимает ногу. Когда он, наконец, достигает двери, та захлопывается. И всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

В какой-то момент, монахи, по истечении долгого периода случается так, что открывается северная дверь Великого Ада. Он бежит к ней быстрыми шагами. По мере того как он делает так, его внешняя кожа горит, его внутренняя кожа горит, его плоть горит, его сухожилия горят, его кости начинают дымиться. И так происходит каждый раз, как он поднимает ногу. Когда он, наконец, достигает двери, та захлопывается. И всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

В какой-то момент, монахи, по истечении долгого периода случается так, что открывается южная дверь Великого Ада. Он бежит к ней быстрыми шагами. По мере того как он делает так, его внешняя кожа горит, его внутренняя кожа горит, его плоть горит, его сухожилия горят, его кости начинают дымиться. И так происходит каждый раз, как он поднимает ногу. Когда он, наконец, достигает двери, та захлопывается. И всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

19. В какой-то момент, монахи, по истечении долгого периода случается так, что открывается восточная дверь Великого Ада. Он бежит к ней быстрыми шагами. По мере того как он делает так, его внешняя кожа горит, его внутренняя кожа горит, его плоть горит, его сухожилия горят, его кости начинают дымиться. И так происходит каждый раз, как он поднимает ногу. Он выходит через эту дверь.

20. И сразу за Великим Адом идёт бескрайний Ад Фекалий. Он туда падает. В этом Аду Фекалий существа с игловидными ртами пробуриваются через его внешнюю кожу, пробуриваются через его внутреннюю кожу, пробуриваются через его плоть, пробуриваются через его сухожилия, пробуриваются через его кости и пожирают его костный мозг. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

21. И сразу за Адом Фекалий идёт бескрайний Ад Горящих Углей. Он туда падает. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

22. И сразу за Адом Горящих Углей идёт бескрайний Лес Деревьев Симбали – высотой в лигу, ощетинившийся шипами шириной в шестнадцать пальцев – горящий, пылающий, полыхающий. Его заставляют взбираться на эти деревья и спускаться с них. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

23. И сразу за Лесом Деревьев Симбали идёт бескрайний Лес Остриелистных Деревьев. Он туда входит. Листья, колыхаемые ветром, режут его руки, режут его ноги, режут его руки и ноги. Они режут его уши, режут его нос, режут его уши и нос. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

24. И сразу за Лесом Остриелистных Деревьев идёт великая река с едкими водами. Он туда падает. Там его швыряет по течению, против течения, по течению и против течения. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

25. Затем стражи ада вытаскивают его крюком, ставят на землю и спрашивают его: “Почтенный, чего хочешь?” Он говорит: “Я голоден, уважаемые”. И тогда стражи ада раскрывают ему рот раскалёнными железными щипцами – горящими, пылающими, полыхающими – и кладут [ему в рот] раскалённый медный шар – горящий, пылающий, полыхающий, – который сжигает его губы, рот, язык, глотку и желудок и выпадает снизу вместе с кишками. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

26. Затем стражи ада спрашивают его: “Почтенный, чего хочешь?” Он говорит: “Я хочу пить, уважаемые”. И тогда стражи ада раскрывают ему рот раскалёнными железными щипцами – горящими, пылающими, полыхающими – и вливают [ему в рот] расплавленную медь – горящую, пылающую, полыхающую, – которая сжигает его губы, рот, язык, глотку и желудок и выливается снизу вместе с кишками. Всё это время он испытывает болезненные, сокрушающие, пронзающие ощущения. Но он не находит смерти до тех пор, пока его злые деяния не исчерпают свой результат.

27. Затем стражи ада вновь бросают его в Великий Ад.

28. И происходит так, что царь Яма думает: “Те [люди] в мире, которые совершают дурные поступки, воистину подвергаются всем этим многочисленным видам пыток. О, вот бы я обрёл человеческое состояние, и Татхагата, совершенный и полностью просветлённый, появился бы в мире, и я мог бы прислуживать этому Возвышенному, и этот Возвышенный мог бы обучить меня Дхамме, так чтобы я смог бы понять Дхамму Возвышенного!”

29. Монахи, я говорю вам об этом не как о чём-то, что я услышал от другого духовного странника или брамина. Я говорю вам об этом, потому что я в действительности познал, увидел, открыл это сам».

30. Так сказал Возвышенный. И после того как Высочайший сказал это, [он] далее добавил:

«Предупрежденьям вопреки,
Остались многие беспечны.
И вот открыта ада дверь
И сожаленья бесконечны.

Но есть другие, и они
Восприняли предупрежденье
Посла Небес вполне всерьёз,
Вступив на путь освобожденья.

Цепляние страшно для них
Как путь к чреде смертей-рождений.
Благая Дхамма их ведёт
Туда, где нет перерождений.

Оставив ненависть и страх,
Они покинули страданье.
Блаженство их уже сейчас
И достижение Ниббаны».

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.