Маджхима Никая 119
Кайягатасати Сутта
Осознавание тела

1. Так я услышал. Однажды Возвышенный пребывал близ Саваттхи, в саду Анатхапиндики, что в Джетаване.

2. И в то время группа монахов сидела в зале для собраний, где они собрались вместе после принятия пищи, вернувшись из похода за подаяниями. И тогда следующая беседа случилась между ними: «Замечательно, друзья, чудесно, как Возвышенный, который знает и видит, совершенный и полностью просветлённый, рассказал о тех великих плодах и благах, которые мы обретаем через развитие и взращивание осознанности с опорой на тело».

Но эта их беседа была прервана, так как Возвышенный вечером вышел из медитации и отправился в зал для собраний, где сел на подготовленное сиденье и обратился к монахам: «Ради какой беседы вы сидите сейчас здесь, монахи? В чём состояла незавершённая вами беседа?»

[Монахи ответили:]

«Учитель, мы сидели в зале для собраний, где собрались вместе после принятия пищи, вернувшись из похода за подаяниями. И тогда следующая беседа случилась между нами: “Замечательно, друзья, чудесно, как Возвышенный, который знает и видит, совершенный и полностью просветлённый, рассказал о тех великих плодах и благах, которые мы обретаем через развитие и взращивание осознанности с опорой на тело”. Вот в чём состояла наша беседа, которая была прервана, когда Возвышенный прибыл».

3. [Возвышенный сказал:]

«И как, монахи, развивается и взращивается осознанность с опорой на тело, так что это приносит великие плоды и блага?

ОСОЗНАВАНИЕ ДЫХАНИЯ

4. Придя либо в чащу, либо к подножию дерева, либо в пустое жилище, сев со скрещенными ногами и выпрямив тело, он устанавливает осознанность перед собой. Он осознаёт вдохи, он осознаёт выдохи. Делая долгий вдох, он понимает: «Делаю долгий вдох»; или, делая долгий выдох, он понимает: «Делаю долгий выдох». Делая короткий вдох, он понимает: «Делаю короткий вдох»; или, делая короткий выдох, он понимает: «Делаю короткий выдох». Он тренируется так: «Воспринимая (paṭisaṃvedī) всё тело, буду вдыхать»; он тренируется так: «Воспринимая всё тело, буду выдыхать». Он тренируется так: «Успокаивая (passambhayaṃ)  телесную активность (kāya saṅkhāra) буду вдыхать»; он тренируется так: «Успокаивая телесную активность, буду выдыхать».

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

ЧЕТЫРЕ ПОЗЫ

5. Ещё, монахи, когда идёт, монах понимает: “Я иду”; когда стоит, он понимает: “Я стою”; когда сидит, он понимает: “Я сижу”; когда лежит, он понимает: “Я лежу”. Или он понимает соответствующим образом, какое бы положение ни приняло его тело.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

ПОЛНАЯ ВНИМАТЕЛЬНОСТЬ

6. Ещё, монахи, такой монах — это человек, который действует в полной внимательности, когда идёт вперёд и назад; который действует в полной внимательности, когда смотрит вперёд и по сторонам; который действует в полной внимательности, когда сгибает и разгибает свои конечности; который действует в полной внимательности, когда носит свои одежды и несёт свою внешнюю одежду и перевязь; который действует в полной внимательности, когда ест, пьёт, жуёт и пробует на вкус; который действует в полной внимательности, когда справляет большую и малую нужду; который действует в полной внимательности, когда идёт, стоит, сидит, спит, бодрствует, говорит и молчит.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

НЕЧИСТОТА — ЧАСТИ ТЕЛА

7. Ещё, монахи, этот монах просматривает это самое тело вверх от подошв ступней и вниз от верхних кончиков волос, в границах кожи, как полное множества видов нечистот, таким образом: “В этом теле есть волосы на голове, на теле, ногти, зубы, кожа, мясо, жилы, кости, костный мозг, почка, сердце, печень, плевра, селезёнка, лёгкие, кишечник, брыжейка, непереваренная пища в желудке, кал, желчь, слизь, гной, кровь, пот, сало, слёзы, жир, слюна, мокрота, синовия, моча”.

Как наблюдательный человек, взяв мешок с горловинами по обоим концам, наполненный зёрнами зимнего риса, необрушенного риса, фасоли, бобов, кунжута, шелушёного риса, может открыть его и просмотреть его содержимое так: “Это зимний рис, это необрушенный рис, это фасоль, это бобы, это кунжут, это шелушёный рис”, — точно так же, монахи, этот монах просматривает это самое тело вверх от подошв ступней и вниз от верхних кончиков волос, в границах кожи, как полное множества видов нечистот, таким образом: “В этом теле есть волосы на голове, на теле, ногти, зубы, кожа, мясо, жилы, кости, костный мозг, почка, сердце, печень, плевра, селезёнка, лёгкие, кишечник, брыжейка, непереваренная пища в желудке, кал, желчь, слизь, гной, кровь, пот, сало, слёзы, жир, слюна, мокрота, синовия, моча”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

ЭЛЕМЕНТЫ

8. Ещё, монахи, монах просматривает это самое тело, где бы оно ни находилось, в каком бы положении оно ни было, как состоящее из элементов, таким образом: “В этом теле присутствуют элемент земли, элемент воды, элемент огня, элемент ветра”.

Монахи, как если бы опытный мясник или его подмастерье, забив корову и разделав её по частям, сел бы на перекрёстке с этими частями, точно так же монах просматривает это самое тело, где бы оно ни находилось, в каком бы положении оно ни было, как состоящее из элементов, таким образом: “В этом теле присутствуют элемент земли, элемент воды, элемент огня, элемент ветра”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

ДЕВЯТЬ КЛАДБИЩЕНСКИХ СОЗЕРЦАНИЙ

9. Ещё, монахи, как будто бы монах видит труп, оставленный на кладбище, мёртвый в течение одного дня, двух дней, трёх дней, вздувшийся, сизый, разлагающийся, и он сравнивает его с этим самым телом так: “Это тело имеет ту же природу, и оно будет таким, оно не избежит этой доли”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

10. Ещё, монахи, как будто бы монах видит труп, оставленный на кладбище, пожираемый во?ронами, соколами, грифами, собаками, шакалами, разного рода червями, и он сравнивает его с этим самым телом так: “Это тело имеет ту же природу, и оно будет таким, оно не избежит этой доли”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

11. Ещё, монахи, как будто бы монах видит труп, оставленный на кладбище, представляющий собой скелет, окровавленный, с лохмотьями мяса, с сухожилиями и связками, и он сравнивает его с этим самым телом так: “Это тело имеет ту же природу, и оно будет таким, оно не избежит этой доли”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

12. Ещё, монахи, как будто бы монах видит труп, оставленный на кладбище, представляющий собой скелет, окровавленный, лишённый мяса, с сухожилиями и связками, и он сравнивает его с этим самым телом так: “Это тело имеет ту же природу, и оно будет таким, оно не избежит этой доли”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

13. Ещё, монахи, как будто бы монах видит труп, оставленный на кладбище, представляющий собой скелет, обескровленный, лишённый мяса, с сухожилиями и связками, и он сравнивает его с этим самым телом так: “Это тело имеет ту же природу, и оно будет таким, оно не избежит этой доли”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

14. Ещё, монахи, как будто бы монах видит труп, оставленный на кладбище, представляющий собой скелет без сухожилий и связок, в беспорядке разбросанные вокруг кость кисти, кость стопы, плюсну, берцовую кость, бедренную кость, тазовую кость, ребро, лопатку, позвоночник, ключицу, челюсть, зуб, череп, и он сравнивает его с этим самым телом так: “Это тело имеет ту же природу, и оно будет таким, оно не избежит этой доли”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

15. Ещё, монахи, как будто бы монах видит труп, оставленный на кладбище, представляющий собой белые кости, как раковина белоснежные, и он сравнивает его с этим самым телом так: “Это тело имеет ту же природу, и оно будет таким, оно не избежит этой доли”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

16. Ещё, монахи, как будто бы монах видит труп, оставленный на кладбище, представляющий собой груду костей годичной и более давности, и он сравнивает его с этим самым телом так: “Это те имеет ту же природу, и оно будет таким, оно не избежит этой доли”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

17. Ещё, монахи, как будто бы монах видит труп, оставленный на кладбище, представляющий собой сгнившие кости, превратившиеся в труху, и он сравнивает его с этим самым телом так: “Это тело имеет ту же природу, и оно будет таким, оно не избежит этой доли”.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

ДЖХАНЫ

18. Далее, монахи, отбросив эти пять помех, изъянов ума, которые замутняют мудрость, будучи отстранённым от чувственных удовольствий, отстранённым от неблагих состояний [ума], монах входит в первую джхану и пребывает в ней, которая сопровождается думанием об объекте медитации и удержанием [ума на нём], а также радостью и удовольствием, которые возникли из-за [этой] отстранённости.

Он делает радость и удовольствие, что возникли из-за [этой] отстранённости, пронизывающими это тело, пропитывающими его, заполняющими его, распространяющимися по этому телу так, что во всём его теле не остаётся ни единой части, которая не была бы пропитана радостью и удовольствием, что возникли из-за [этой] отстранённости.

Подобно тому как умелый банщик или ученик банщика насыпал бы банный порошок в железный таз и, постепенно опрыскивая его водой, замешивал бы его, пока влага не пропитала бы [этот] ком банного порошка, не промочила его внутри и снаружи, но всё же сам [этот] ком не сочился бы [от воды], – точно так же монах делает радость и удовольствие, что возникли из-за [этой] отстранённости, пронизывающими это тело, пропитывающими его, заполняющими его, распространяющимися по этому телу так, что во всём его теле не остаётся ни единой части, которая не была бы пропитана радостью и удовольствием, что возникли из-за [этой] отстранённости.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

19. Далее, монахи, с угасанием думания об объекте медитации и удержанием [ума на нём] монах входит во вторую джхану и пребывает в ней, в которой наличествуют внутренняя уверенность и единение ума, отсутствуют думание и удержание, но есть радость и удовольствие, которые возникли посредством собранности ума.

Он делает радость и удовольствие, что возникли из собранности ума, пронизывающими это тело, пропитывающими его, заполняющими его, распространяющимися по этому телу так, что во всём его теле не остаётся ни единой части, которая не была бы пропитана радостью и удовольствием, что возникли из собранности ума.

Подобно тому как озеро, чьи воды били бы ключами на дне, не имея притока извне ни в виде ручьёв, ни в виде дождя, постепенно бы наполнялось прохладной водой и она бы пропитывала, накрывала, наполняла, пронизывала озеро так, что во всём озере не осталось бы ни одной части, которая бы не была пронизана прохладной водой, – точно так же монах позволяет радости и удовольствию, что возникли из собранности ума, пропитать, накрыть, наполнить, пронизать это тело так, что во всём его теле нет ни единой части, которая не была бы пропитана радостью и удовольствием, что возникли из собранности ума.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

20. Далее, монахи, с угасанием также и радости монах пребывает в покое, осознанным, полностью бодрствующим, всё ещё ощущая удовольствие в теле. Он входит в третью джхану и пребывает в ней, о которой Благородные говорят так: “Он осознан, пребывает в покое, покоится в приятном пребывании”.

Он позволяет удовольствию, свободному от радости, пропитать, накрыть, наполнить, пронизать это тело так, что во всём его теле нет ни единой части, которая не была бы пропитана удовольствием, свободным от радости.

Подобно тому как в озере с голубыми, или с красными, или с белыми лотосами некоторые лотосы, которые родились и выросли в воде, расцветают, будучи погружёнными в воду, так и не взойдя над поверхностью воды, а прохладные воды промачивают, пропитывают, заполняют, распространяются от их кончиков до их корней, – точно так же монах позволяет удовольствию, свободному от радости, пропитать, накрыть, наполнить, пронизать это тело так, что во всём его теле нет ни единой части, которая не была бы пропитана удовольствием, свободным от радости.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

21. Далее, с оставлением удовольствия и боли и с предыдущим угасанием радости и сожаления монах входит в четвёртую джхану и пребывает в ней, которая ни-приятна-ни-болезненна, характерна чистейшей осознанностью, достигаемой благодаря спокойствию.

Он сидит, пропитывая это тело чистым, ярким умом, так что во всём его теле нет ни единой части, которая не была бы пропитана чистым и ярким умом.

Подобно сидящему человеку, укрытому с ног до головы белой тканью так, что не было бы ни одной части его тела, не укрытой белой тканью, – точно так же монах сидит, пропитывая это тело чистым, ярким умом, так что во всём его теле нет ни единой части, которая не была бы пропитана чистым, ярким умом.

По мере того как он пребывает так, будучи прилежным, старательным, решительным, его воспоминания и устремления, связанные с мирской жизнью, отбрасываются. С их отбрасыванием его ум становится внутренне утверждённым, успокоенным, приведённым к единству, собранным. Вот каким образом монах развивает осознавание с опорой на тело.

РАЗВИТИЕ ПОСРЕДСТВОМ ОСОЗНАВАНИЯ ТЕЛА

22. Монахи, тот, кто развил и взрастил осознавание с опорой на тело, вобрал в себя все те благие состояния, которые относятся к истинному знанию. Точно так же как тот, кто расширил свой ум до [размеров] великого океана, вобрал в него все те потоки, которые впадают в великий океан, – тот, кто развил и взрастил осознанавание тела, вобрал в себя все те благие состояния, которые относятся к истинному знанию.

23. Монахи, когда кто-либо не развил и не взрастил осознавания с опорой на тело, Мара находит возможность и опору в нём. Представьте, как если бы человек бросил тяжёлый каменный шар на кучу мокрой глины. Как вы думаете монахи, вошёл бы этот тяжёлый каменный шар в эту кучу мокрой глины?»

«Да, Учитель».

«Точно так же, монахи, когда кто-либо не развил и не взрастил осознавания с опорой на тело, Мара находит возможность и опору в нём.

24. Представьте совершенно сухой кусок древесины, и пришёл бы человек с верхней палкой для розжига, думая: “Я зажгу огонь, я произведу тепло”. Как вы думаете, монахи, смог бы человек зажечь огонь и произвести тепло трением верхней палки о совершенно сухой кусок древесины?»

«Да, Учитель».

«Точно так же, монахи, когда кто-либо не развил и не взрастил осознавания с опорой на тело, Мара находит в нём возможность и опору.

25. Представьте, как если бы выставили пустой кувшин для воды и пришёл бы человек с запасом воды. Как вы думаете, монахи, мог бы человек налить воду в кувшин?»

«Да, Учитель».

«Точно так же, монахи, когда кто-либо не развил и не взрастил осознавания с опорой на тело, Мара находит возможность и опору в нём.

26. Монахи, когда кто-либо развил и взрастил осознанность с опорой на тело, Мара не находит возможности и опоры в нём.

Представьте, как если бы человек бросил лёгкий комок ниток в деревянную доску, полностью состоящую из ядровой древесины. Как вы думаете, монахи, мог бы этот лёгкий комок ниток пройти сквозь эту деревянную доску, полностью состоящую из ядровой древесины?»

«Нет, Учитель».

«Точно так же, монахи, когда кто-либо развил и взрастил осознанность с опорой на тело, Мара не находит возможности и опоры в нём.

27. Представьте напитанный влагой кусок древесины, и пришёл бы человек с верхней палкой для розжига, думая: “Я зажгу огонь, я произведу тепло”. Как вы думаете, монахи, смог бы человек зажечь огонь и произвести тепло трением верхней палки о напитанный влагой кусок древесины?»

«Нет, Учитель».

«Точно так же, монахи, когда кто-либо развил и взрастил осознанность с опорой на тело, Мара не находит возможности и опоры в нём.

28. Представьте, как если бы выставили кувшин для воды, полный до самых краёв, так что вороны смогли бы отпить из него, и пришёл бы человек с запасом воды. Как вы думаете, монахи, мог бы человек налить воду в кувшин?»

«Нет, Учитель».

«Точно так же, монахи, когда кто-либо развил и взрастил осознанность с опорой на тело, Мара не находит возможности и опоры в нём.

29. Монахи, когда кто-либо развил и взрастил осознанность с опорой на тело, то, когда он склоняет свой ум к реализации любого состояния, которое может быть реализовано прямым знанием, он достигает возможности изучить эти состояния во всех деталях, ведь есть для этого подходящее основание. Представьте кувшин для воды, полный воды до самых краёв, так что вороны смогли бы отпить из него. Если бы сильный человек наклонил бы его в какую-либо сторону, пролилась бы вода?»

«Да, Учитель».

«Точно так же когда кто-либо развил и взрастил осознанность с опорой на тело, то, когда он склоняет свой ум к реализации любого состояния, которое может быть реализовано прямым знанием, он достигает возможности изучить эти состояния во всех деталях, ведь есть для этого подходящее основание.

30. Представьте квадратный пруд на ровной поверхности земли, окружённый дамбой, полный воды до самых краёв, так что вороны смогли бы отпить из него. Если бы сильный человек ослабил дамбу, пролилась бы вода?»

«Да, Учитель».

«Точно так же когда кто-либо развил и взрастил осознанность с опорой на тело, то, когда он склоняет свой ум к реализации любого состояния, которое может быть реализовано прямым знанием, он достигает возможности изучить эти состояния во всех деталях, ведь есть для этого подходящее основание.

31. Представьте колесницу на ровной поверхности земли на пересечении дорог, запряжённую чистокровными скакунами, ожидающую [погонщика] с лежащим в готовности острым прутом для подгонки, так чтобы умелый колесничий, тренер приручаемых лошадей, мог бы взобраться на неё, взять поводья в свою левую руку, а острый прут для подгонки в правую руку, выехать и вернуться назад по любой дороге, по которой бы он пожелал.

Точно так же, монахи, когда кто-либо развил и взрастил осознанность с опорой на тело, то, когда он склоняет свой ум к реализации любого состояния, которое может быть реализовано прямым знанием, он достигает возможности изучить эти состояния во всех деталях, ведь есть для этого подходящее основание.

ПРЕИМУЩЕСТВА ОСОЗНАВАНИЯ ТЕЛА

32. Монахи, когда осознанность с опорой на тело постоянно практиковалась, развивалась, взращивалась, использовалась в качестве средства продвижения, использовалась в качестве основания, была утверждена, укреплена, хорошо предпринята, то можно ожидать следующих десяти благ, а именно:

33. (i) [Практикующий] покоряет неудовлетворённость и наслаждение, и неудовлетворённость не покоряет его. Он одолевает неудовлетворённость каждый раз, как она возникает.

34. (ii) [Практикующий] покоряет страх и ужас, и страх и ужас не покоряют его. Он одолевает страх и ужас каждый раз, как они возникают.

35. (iii) [Практикующий] переносит холод, жару, голод и жажду, контакт с мухами, комарами, солнцем, ветром и ползучими тварями. Он переносит грубые и неприветливые слова и возникшие телесные переживания – болезненные, раздирающие, острые, пронзающие, неприятные, мучительные, угрожающие жизни.

36. (iv) [Практикующий] входит по желанию, без сложностей и проблем, в четыре джханы, которые составляют высший ум и обеспечивают приятное пребывание здесь и сейчас.

37. (v) [Практикующий] овладевает различными видами сверхъестественных сил.

38. (vi) [Практикующий] слышит за счёт элемента божественного уха.

39. (vii) [Практикующий] знает умы других.

40. (viii) [Практикующий] вспоминает многочисленные прошлые жизни.

41. (ix) [Практикующий] божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, видит смерть и перерождение существ.

42. (x) [Практикующий] за счёт уничтожения помрачений здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, освобождение мудростью и пребывает в них, зная эти состояния и проявляя их для себя самостоятельно посредством прямого знания.

43. Монахи, когда осознанность с опорой на тело постоянно практиковалась, развивалась, взращивалась, использовалась в качестве средства продвижения, использовалась в качестве основания, была утверждена, укреплена, хорошо предпринята, то можно ожидать этих десяти благ».

Так сказал Возвышенный. Монахи были довольны и восхитились словами Возвышенного.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.