Маджхима Никая 114
Сетитаббасевитабба Сутта
Что надлежит культивировать и что не надлежит

1. Так я услышал. Однажды Возвышенный пребывал близ Саваттхи, в саду Анатхапиндики, что в Джетаване. Там он обратился к монахам так: «Монахи!»

«Да, Учитель!» – ответили они. Возвышенный сказал следующее:

2. «Монахи, я расскажу вам о том, что надлежит культивировать и что не надлежит культивировать. Слушайте внимательно то, что я буду говорить».

«Да, Учитель», – ответили монахи. Возвышенный сказал следующее:

ПЕРВОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

3. «Монахи, я говорю вам, что есть два вида телесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит. Телесное поведение относится либо к одному, либо к другому.

Есть два вида словесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Словесное поведение относится либо к одному, либо к другому.

Есть два вида умственного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Умственное поведение относится либо к одному, либо к другому.

Есть два вида склонности ума: ту, которую надлежит культивировать, и ту, которую не надлежит культивировать. Склонность ума относится либо к одному, либо к другому.

Есть два вида обретения восприятия: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение восприятия относится либо к одному, либо к другому.

Есть два вида обретения воззрения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение воззрения относится либо к одному, либо к другому.

Есть два вида обретения бытования: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение бытования относится либо к одному, либо к другому».

ПЕРВОЕ РАЗЪЯСНЕНИЕ

4. Когда Возвышенный сказал так, Почтенный Сарипутта обратился к нему: «Почтенный, вот как я понимаю подробное значение твоих утверждений, которые ты высказал кратко, не дав детального разъяснения:

5. “Монахи, я говорю вам, что есть два вида телесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Телесное поведение относится либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать то телесное поведение, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то телесное поведение, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид телесного поведения, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек убивает живых существ. Он кровожадный головорез, предаётся насилию и побоям, беспощаден к живым существам. Он берёт то, что не было дано. Он ворует ценности и имущество других в деревне или же в лесу. Он ведёт себя неподобающе в отношении чувственных удовольствий. Он имеет половые связи с женщинами, которые находятся под защитой матери, отца, матери и отца, брата, сестры или родственников; которые находятся под защитой закона; которые имеют супруга или с теми, кто помолвлен. Такое телесное поведение, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид телесного поведения, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот человек, отринув убийство живых существ, воздерживается от убийства живых существ. Он пребывает в милосердии ко всем живым существам, без дубины, без оружия, мягкий, милосердный. Отринув присвоение того, что не дано, он воздерживается от присвоения того, что [ему] не было дано. Он не ворует ценности и имущество других в деревне или же в лесу. Отринув неподобающее поведение в отношении чувственных удовольствий, он воздерживается от неподобающего поведения в чувственных удовольствиях. Он не имеет половых связей с женщинами, которые находятся под защитой матери, отца, матери и отца, брата, сестры или родственников; которые находятся под защитой закона; которые имеют супруга или с теми, кто помолвлен. Такое телесное поведение, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Монахи, я говорю вам, что есть два вида телесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Телесное поведение относится либо к одному, либо к другому”.

6. “Монахи, я говорю вам, что есть два вида словесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Словесное поведение относится либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать то словесное поведение, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то словесное поведение, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид словесного поведения, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных?

Вот некий человек говорит неправду. Если его вызывают в суд, на собрание, в присутствие родственников, в его гильдию, в присутствие царской семьи и спрашивают как свидетеля: “Итак, почтенный, расскажи, что ты знаешь”, – он, не зная, говорит: “Я знаю”, или, зная, он говорит: “Я не знаю”; не видя, он говорит: “Я вижу”, или же, видя, он говорит: “Я не вижу”. Он сознательно говорит неправду ради собственной выгоды, ради выгоды другого или же ради какого-нибудь мирского пустяка.

Он говорит злонамеренно. То, что он слышал здесь, он рассказывает там, чтобы посеять рознь между этими людьми и теми. То, что он слышал там, он рассказывает здесь, чтобы посеять рознь между тамошними людьми и здешними. Так он вызывает разногласия среди тех, кто живёт в согласии, создаёт расколы, наслаждается раздорами, радуется раздорам, восторгается раздорами, говорит слова, что создают раздоры.

Он говорит грубо. Он произносит слова грубые, жёсткие, ранящие других, оскорбительные для других, загрязнённые гневом, не ведущие к собранности ума.

Он болтун. Он говорит в неподходящий момент, говорит ошибочно, говорит бесполезное, говорит противоположное Дхамме и Дисциплине. В неподходящий момент он говорит слова, которые ничего не стоят, неразумны, излишни, не несут пользы.

Такое словесное поведение, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид словесного поведения, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных?

Вот некий человек, отринув лживую речь, воздерживается от лживой речи. Если его вызывают в суд, на собрание, в присутствие родственников, в его гильдию, в присутствие царской семьи и спрашивают его как свидетеля: “Итак, почтенный, расскажи, что ты знаешь”, – он, не зная, говорит: “Я не знаю”, или, зная, он говорит: “Я знаю”; не видя, он говорит: “Я не вижу”, или же, видя, он говорит: “Я вижу”. Он не говорит сознательно неправды ради собственной выгоды, ради выгоды другого или же ради какого-нибудь мирского пустяка.

Отринув злонамеренную речь, он воздерживается от злонамеренной речи. То, что он слышал здесь, он не рассказывает там, чтобы не посеять рознь между этими людьми и теми. То, что он слышал там, он не рассказывает здесь, чтобы не посеять рознь между тамошними людьми и здешними. Так он примиряет тех, кто поругался, он любит согласие, радуется согласию, наслаждается согласием, говорит слова, которые способствуют согласию.

Отринув грубую речь, он воздерживается от грубой речи. Он говорит слова мягкие, приятные уху, любящие, проникающие в сердце, вежливые, привлекательные и нравящиеся большинству людей.

Отринув болтовню, он воздерживается от болтовни. Он говорит в нужный момент, говорит действительное, полезное, говорит о Дхамме, о Дисциплине. В должный момент он говорит слова ценные, разумные, лаконичные, полезные.

Такое словесное поведение, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Монахи, я говорю вам, что есть два вида словесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Словесное поведение относится либо к одному, либо к другому”.

7. “Монахи, я говорю вам, что есть два вида умственного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Умственное поведение относится либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать то умственное поведение, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то умственное поведение, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид умственного поведения, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек алчен. Он жаждет ценностей и имущества других: “О, если бы только то, что принадлежит другим, было бы моим!” Или у него недоброжелательный ум и злобные устремления: “Пусть эти существа будут умерщвлены, убиты, умрут, будут уничтожены и истреблены!” Такое умственное поведение, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид умственного поведения, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот некий человек не алчен. Он не жаждет ценностей и имущества других: “О, если бы только то, что принадлежит другим, было бы моим!” Его ум свободен от недоброжелательности, и его устремления лишены злобы: “Пусть эти существа живут счастливо, будут свободны от вражды, угнетения, тревоги!” Такое умственное поведение, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Монахи, я говорю вам, что есть два вида умственного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Умственное поведение относится либо к одному, либо к другому”.

8. “Монахи, я говорю вам, что есть два вида склонности ума: ту, которую надлежит культивировать, и ту, которую не надлежит культивировать. Склонность ума относится либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать ту склонность ума, которая, будучи культивируема, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать ту склонность ума, которая, будучи культивируема, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид склонности ума, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек алчен и пребывает с умом, полным алчности. Он недоброжелателен и пребывает с умом, полным недоброжелательности. Он жесток и пребывает с умом, полным жестокости. Такая склонность ума, будучи культивируема, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид склонности ума, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот некий человек не алчен и пребывает с умом, отделённым от алчности. Он не имеет недоброжелательности и пребывает с умом, отделённым от недоброжелательности. Он не жесток и пребывает с умом, отделённым от жестокости. Такая склонность ума, будучи культивируема, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Монахи, я говорю вам, что есть два вида склонности ума: ту, которую надлежит культивировать, и ту, которую не надлежит культивировать. Склонность ума относится либо к одному, либо к другому”.

9. “Монахи, я говорю вам, что есть два вида обретения восприятия: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение восприятия относится либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать то восприятие, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то восприятие, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид восприятия, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек алчен и пребывает с восприятием, полным алчности. Он недоброжелателен и пребывает с восприятием, полным недоброжелательности. Он жесток и пребывает с восприятием, полным жестокости. Такое восприятие, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид восприятия, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот некий человек не алчен и пребывает с восприятием, отделённым от алчности. Он не имеет недоброжелательности и пребывает с восприятием, отделённым от недоброжелательности. Он не жесток и пребывает с восприятием, отделённым от жестокости. Такое восприятие, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Монахи, я говорю вам, что есть два вида обретения восприятия: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение восприятия относится либо к одному, либо к другому”.

10. “Монахи, я говорю вам, что есть два вида обретения воззрения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение воззрения относится либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать то воззрение, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то воззрение, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид воззрения, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек придерживается подобных воззрений: “Нет ничего, что дано; нет ничего, что предложено; нет ничего, что пожертвовано. Нет плода или результата хороших или плохих поступков. Нет этого мира, нет иного мира; нет отца, нет матери, нет спонтанно рождающихся существ. Нет в мире хороших и благодетельных духовных странников и браминов, которые сами реализовали посредством прямого знания и свидетельствуют этот мир и мир иной”. Такое воззрение, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид воззрения, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот некий человек придерживается подобных воззрений: “Есть то, что дано; есть то, что предложено; есть то, что пожертвовано. Есть плод или результат хороших или плохих поступков. Есть этот мир, есть иной мир; есть отец, есть мать, есть спонтанно рождающиеся существа. Есть в мире хорошие и благодетельные духовные странники и брамины, которые сами реализовали посредством прямого знания и свидетельствуют этот мир и мир иной”. Такое воззрение, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Монахи, я говорю вам, что есть два вида обретения воззрения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение воззрения относится либо к одному, либо к другому”.

11. “Монахи, я говорю вам, что есть два вида обретения бытования: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение бытования относится либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать то бытование, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то бытование, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид бытования, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Когда человек порождает бытование, которое подвержено помрачению, неблаготворные состояния усиливаются, а благотворные состояния ослабевают в нём, не позволяя ему положить конец вовлечённости [в какое бы то ни было существование]. Такое бытование, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид бытования, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Когда человек порождает бытование, не подверженное помрачению, неблаготворные состояния ослабевают, а благотворные состояния усиливаются в нём, позволяя ему положить конец вовлечённости [в какое бы то ни было существование]. Такое бытование, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Монахи, я говорю вам, что есть два вида обретения бытования: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение бытования относится либо к одному, либо к другому”.

12. Почтенный, вот как я понимаю подробное значение твоих утверждений, которые ты высказал кратко, не дав детального разъяснения».

ПЕРВОЕ ОДОБРЕНИЕ И ПОВТОРЕНИЕ

13. «Хорошо, хорошо, Сарипутта! Хорошо, что ты именно так понимаешь в подробностях значение моих утверждений, которые я высказал вкратце, не дав детального разъяснения.

14. “Монахи, я говорю вам, что есть два вида телесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Телесное поведение относится либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать то телесное поведение, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то телесное поведение, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид телесного поведения, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек убивает живых существ. Он кровожадный головорез, предаётся насилию и побоям, беспощаден к живым существам. Он берёт то, что не было дано. Он ворует ценности и имущество других в деревне или же в лесу. Он ведёт себя неподобающе в отношении чувственных удовольствий. Он имеет половые связи с женщинами, которые находятся под защитой матери, отца, матери и отца, брата, сестры или родственников; которые находятся под защитой закона; которые имеют супруга или с теми, кто помолвлен. Такое телесное поведение, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид телесного поведения, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот человек, отринув убийство живых существ, воздерживается от убийства живых существ. Он пребывает в милосердии ко всем живым существам, без дубины, без оружия, мягкий, милосердный. Отринув присвоение того, что не дано, он воздерживается от присвоения того, что [ему] не было дано. Он не ворует ценности и имущество других в деревне или же в лесу. Отринув неподобающее поведение в отношении чувственных удовольствий, он воздерживается от неподобающего поведения в чувственных удовольствиях. Он не имеет половых связей с женщинами, которые находятся под защитой матери, отца, матери и отца, брата, сестры или родственников; которые находятся под защитой закона; которые имеют супруга или с теми, кто помолвлен. Такое телесное поведение, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Монахи, я говорю вам, что есть два вида телесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Телесное поведение относится либо к одному, либо к другому”.

15. “Есть два вида словесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Словесное поведение относится либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать то словесное поведение, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то словесное поведение, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид словесного поведения, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных?

Вот некий человек говорит неправду. Если его вызывают в суд, на собрание, в присутствие родственников, в его гильдию, в присутствие царской семьи и спрашивают как свидетеля: “Итак, почтенный, расскажи, что ты знаешь”, – он, не зная, говорит: “Я знаю”, или, зная, он говорит: “Я не знаю”; не видя, он говорит: “Я вижу”, или же, видя, он говорит: “Я не вижу”. Он сознательно говорит неправду ради собственной выгоды, ради выгоды другого или же ради какого-нибудь мирского пустяка.

Он говорит злонамеренно. То, что он слышал здесь, он рассказывает там, чтобы посеять рознь между этими людьми и теми. То, что он слышал там, он рассказывает здесь, чтобы посеять рознь между тамошними людьми и здешними. Так он вызывает разногласия среди тех, кто живёт в согласии, создаёт расколы, наслаждается раздорами, радуется раздорам, восторгается раздорами, говорит слова, что создают раздоры.

Он говорит грубо. Он произносит слова грубые, жёсткие, ранящие других, оскорбительные для других, загрязнённые гневом, не ведущие к собранности ума.

Он болтун. Он говорит в неподходящий момент, говорит ошибочно, говорит бесполезное, говорит противоположное Дхамме и Дисциплине. В неподходящий момент он говорит слова, которые ничего не стоят, неразумны, излишни, не несут пользы.

Такое словесное поведение, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид словесного поведения, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных?

Вот некий человек, отринув лживую речь, воздерживается от лживой речи. Если его вызывают в суд, на собрание, в присутствие родственников, в его гильдию, в присутствие царской семьи и спрашивают его как свидетеля: “Итак, почтенный, расскажи, что ты знаешь”, – он, не зная, говорит: “Я не знаю”, или, зная, он говорит: “Я знаю”; не видя, он говорит: “Я не вижу”, или же, видя, он говорит: “Я вижу”. Он не говорит сознательно неправды ради собственной выгоды, ради выгоды другого или же ради какого-нибудь мирского пустяка.

Отринув злонамеренную речь, он воздерживается от злонамеренной речи. То, что он слышал здесь, он не рассказывает там, чтобы не посеять рознь между этими людьми и теми. То, что он слышал там, он не рассказывал здесь, чтобы не посеять рознь между тамошними людьми и здешними. Так он примиряет тех, кто поругался, он любит согласие, радуется согласию, наслаждается согласием, говорит слова, которые способствуют согласию.

Отринув грубую речь, он воздерживается от грубой речи. Он говорит слова мягкие, приятные уху, любящие, проникающие в сердце, вежливые, привлекательные и нравящиеся большинству людей.

Отринув болтовню, он воздерживается от болтовни. Он говорит в нужный момент, говорит действительное, полезное, говорит о Дхамме, о Дисциплине. В должный момент он говорит слова ценные, разумные, лаконичные, полезные.

Такое словесное поведение, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида словесного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Словесное поведение относится либо к одному, либо к другому”.

16. “Есть два вида умственного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Умственное поведение относится либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать то умственное поведение, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то умственное поведение, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид умственного поведения, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек алчен. Он жаждет ценностей и имущества других: “О, если бы только то, что принадлежит другим, было бы моим!” Или у него недоброжелательный ум и злобные устремления: “Пусть эти существа будут умерщвлены, убиты, умрут, будут уничтожены и истреблены!” Такое умственное поведение, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид умственного поведения, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот некий человек не алчен. Он не жаждет ценностей и имущества других: “О, если бы только то, что принадлежит другим, было бы моим!” Его ум свободен от недоброжелательности, и его устремления лишены злобы: “Пусть эти существа живут счастливо, будут свободны от вражды, угнетения, тревоги!” Такое умственное поведение, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида умственного поведения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Умственное поведение относится либо к одному, либо к другому”.

17. “Есть два вида склонности ума: ту, которую надлежит культивировать, и ту, которую не надлежит культивировать. Склонность ума относится либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать ту склонность ума, которая, будучи культивируема, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать ту склонность ума, которая, будучи культивируема, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид склонности ума, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек алчен и пребывает с умом, полным алчности. Он недоброжелателен и пребывает с умом, полным недоброжелательности. Он жесток и пребывает с умом, полным жестокости. Такая склонность ума, будучи культивируема, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид склонности ума, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот некий человек не алчен и пребывает с умом, отделённым от алчности. Он не имеет недоброжелательности и пребывает с умом, отделённым от недоброжелательности. Он не жесток и пребывает с умом, отделённым от жестокости. Такая склонность ума, будучи культивируема, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида склонности ума: ту, которую надлежит культивировать, и ту, которую не надлежит культивировать. Склонность ума относится либо к одному, либо к другому”.

18. “Есть два вида обретения восприятия: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение восприятия относится либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать то восприятие, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то восприятие, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид восприятия, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек алчен и пребывает с восприятием, полным алчности. Он недоброжелателен и пребывает с восприятием, полным недоброжелательности. Он жесток и пребывает с восприятием, полным жестокости. Такое восприятие, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид восприятия, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот некий человек не алчен и пребывает с восприятием, отделённым от алчности. Он не имеет недоброжелательности и пребывает с восприятием, отделённым от недоброжелательности. Он не жесток и пребывает с восприятием, отделённым от жестокости. Такое восприятие, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида обретения восприятия: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение восприятия относится либо к одному, либо к другому”.

19. “Есть два вида обретения воззрения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение воззрения относится либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать то воззрение, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то воззрение, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид воззрения, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Вот некий человек придерживается подобных воззрений: “Нет ничего, что дано; нет ничего, что предложено; нет ничего, что пожертвовано. Нет плода или результата хороших или плохих поступков. Нет этого мира, нет иного мира; нет отца, нет матери, нет спонтанно рождающихся существ. Нет в мире хороших и благодетельных духовных странников и браминов, которые сами реализовали посредством прямого знания и свидетельствуют этот мир и мир иной”. Такое воззрение, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид воззрения, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Вот некий человек придерживается подобных воззрений: “Есть то, что дано; есть то, что предложено; есть то, что пожертвовано. Есть плод или результат хороших или плохих поступков. Есть этот мир, есть иной мир; есть отец, есть мать, есть спонтанно рождающиеся существа. Есть в мире хорошие и благодетельные духовные странники и брамины, которые сами реализовали посредством прямого знания и свидетельствуют этот мир и мир иной”. Такое воззрение, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида обретения воззрения: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение воззрения относится либо к одному, либо к другому”.

20. “Есть два вида обретения бытования: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение бытования относится либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать то бытование, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать то бытование, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

И каков вид бытования, культивирование которого приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных? Когда человек порождает бытование, которое подвержено помрачению, неблаготворные состояния усиливаются, а благотворные состояния ослабевают в нём, не позволяя ему положить конец вовлечённости [в какое бы то ни было существование]. Такое бытование, будучи культивируемо, приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных.

И каков вид бытования, культивирование которого приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных? Когда человек порождает бытование, не подверженное помрачению, неблаготворные состояния ослабевают, а благотворные состояния усиливаются в нём, позволяя ему положить конец вовлечённости [в какое бы то ни было существование]. Такое бытование, будучи культивируемо, приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида обретения бытования: то, которое надлежит культивировать, и то, которое не надлежит культивировать. Обретение бытования относится либо к одному, либо к другому”.

21. Сарипутта, подробное значение моих утверждений, которые я высказал кратко, должно пониматься именно так.

ВТОРОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

22. Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида форм, познаваемых глазом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Формы, познаваемые глазом, относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида звуков, познаваемых ухом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Звуки, познаваемые ухом, относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида запахов, познаваемых носом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Запахи, познаваемые носом, относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида вкусов, познаваемых языком: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Вкусы, познаваемые языком, относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида телесных ощущений, познаваемых телом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Телесные ощущения, познаваемые телом, относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида умственных объектов, познаваемых умом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Умственные объекты, познаваемые умом, относятся либо к одному, либо к другому».

ВТОРОЕ РАЗЪЯСНЕНИЕ

23. Когда Возвышенный сказал так, Почтенный Сарипутта обратился к нему: «Почтенный, вот как я понимаю подробное значение твоих утверждений, которые ты высказал кратко, не дав детального разъяснения:

24. “Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида форм, познаваемых глазом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Формы, познаваемые глазом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те формы, познаваемые глазом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те формы, познаваемые глазом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида форм, познаваемых глазом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Формы, познаваемые глазом, относятся либо к одному, либо к другому”.

25. “Есть два вида звуков, познаваемых ухом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Звуки, познаваемые ухом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те звуки, познаваемые ухом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те звуки, познаваемые ухом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида звуков, познаваемых ухом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Звуки, познаваемые ухом, относятся либо к одному, либо к другому”.

26. “Есть два вида запахов, познаваемых носом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Запахи, познаваемые носом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те запахи, познаваемые носом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те запахи, познаваемые носом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида запахов, познаваемых носом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Запахи, познаваемые носом, относятся либо к одному, либо к другому”.

27. “Есть два вида вкусов, познаваемых языком: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Вкусы, познаваемые языком, относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те вкусы, познаваемые языком, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те вкусы, познаваемые языком, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида вкусов, познаваемых языком: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Вкусы, познаваемые языком, относятся либо к одному, либо к другому”.

28. “Есть два вида телесных ощущений, познаваемых телом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Телесные ощущения, познаваемые телом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те телесные ощущения, познаваемые телом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те телесные ощущения, познаваемые телом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида телесных ощущений, познаваемых телом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Телесные ощущения, познаваемые телом, относятся либо к одному, либо к другому”.

29. “Есть два вида умственных объектов, познаваемых умом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Умственные объекты, познаваемые умом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те умственные объекты, познаваемые умом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те умственные объекты, познаваемые умом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида умственных объектов, познаваемых умом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Умственные объекты, познаваемые умом, относятся либо к одному, либо к другому”.

30. Почтенный, вот как я понимаю подробное значение твоих утверждений, которые ты высказал кратко, не дав детального разъяснения».

ВТОРОЕ ОДОБРЕНИЕ И ПОВТОРЕНИЕ

31. «Хорошо, хорошо, Сарипутта! Хорошо, что ты именно так понимаешь в подробностях значение моих утверждений, которые я высказал вкратце, не дав детального разъяснения.

32. “Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида форм, познаваемых глазом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Формы, познаваемые глазом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те формы, познаваемые глазом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те формы, познаваемые глазом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида форм, познаваемых глазом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Формы, познаваемые глазом, относятся либо к одному, либо к другому”.

33. “Есть два вида звуков, познаваемых ухом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Звуки, познаваемые ухом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те звуки, познаваемые ухом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те звуки, познаваемые ухом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида звуков, познаваемых ухом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Звуки, познаваемые ухом, относятся либо к одному, либо к другому”.

34. “Есть два вида запахов, познаваемых носом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Запахи, познаваемые носом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те запахи, познаваемые носом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те запахи, познаваемые носом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида запахов, познаваемых носом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Запахи, познаваемые носом, относятся либо к одному, либо к другому”.

35. “Есть два вида вкусов, познаваемых языком: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Вкусы, познаваемые языком, относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те вкусы, познаваемые языком, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те вкусы, познаваемые языком, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида вкусов, познаваемых языком: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Вкусы, познаваемые языком, относятся либо к одному, либо к другому”.

36. “Есть два вида телесных ощущений, познаваемых телом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Телесные ощущения, познаваемые телом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те телесные ощущения, познаваемые телом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те телесные ощущения, познаваемые телом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида телесных ощущений, познаваемых телом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Телесные ощущения, познаваемые телом, относятся либо к одному, либо к другому”.

37. “Есть два вида умственных объектов, познаваемых умом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Умственные объекты, познаваемые умом, относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те умственные объекты, познаваемые умом, культивирование которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те умственные объекты, познаваемые умом, культивирование которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида умственных объектов, познаваемых умом: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Умственные объекты, познаваемые умом, относятся либо к одному, либо к другому”.

38. Сарипутта, подробное значение моих утверждений, которые я высказал кратко, должно пониматься именно так.

ТРЕТЬЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

39. Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида одеяний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Одеяния относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида еды, даваемой в качестве подаяния: та, которую надлежит культивировать, и та, которую не надлежит культивировать. Еда относится либо к одному, либо к другому.

Есть два вида местопребываний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местопребывания относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида деревень: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Деревни относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида поселений: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Поселения относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида городов: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Города относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида местностей: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местности относятся либо к одному, либо к другому.

Есть два вида людей: те, которых надлежит культивировать, и те, которых не надлежит культивировать. Люди относятся либо к одному, либо к другому».

ТРЕТЬЕ РАЗЪЯСНЕНИЕ

40. Когда Возвышенный сказал так, Почтенный Сарипутта обратился к нему: «Почтенный, вот как я понимаю подробное значение твоих утверждений, которые ты высказал кратко, не дав детального разъяснения:

41. “Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида два вида одеяний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Одеяния относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те одежды, [ношение] которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те одежды, [ношение] которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида два вида одеяний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Одеяния относятся либо к одному, либо к другому”.

42. “Есть два вида еды, даваемой в качестве подаяния: та, которую надлежит культивировать, и та, которую не надлежит культивировать. Еда относится либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать ту еду, которая приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать ту еду, которая приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида еды, даваемой в качестве подаяния: та, которую надлежит культивировать, и та, которую не надлежит культивировать. Еда относится либо к одному, либо к другому”.

43. “Есть два вида местопребываний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местопребывания относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те местопребывания, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те местопребывания, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида местопребываний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местопребывания относятся либо к одному, либо к другому”.

44. “Есть два вида деревень: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Деревни относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те деревни, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те деревни, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида деревень: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Деревни относятся либо к одному, либо к другому”.

45. “Есть два вида поселений: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Поселения относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те поселения, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те поселения, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида поселений: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Поселения относятся либо к одному, либо к другому”.

46. “Есть два вида городов: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Города относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те города, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те города, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида городов: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Города относятся либо к одному, либо к другому”.

47. “Есть два вида местностей: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местности относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать те местности, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те местности, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида местностей: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местности относятся либо к одному, либо к другому”.

48. “Есть два вида людей: те, которых надлежит культивировать, и те, которых не надлежит культивировать. Люди относятся либо к одному, либо к другому”, – так ты сказал, Возвышенный. Что именно ты имел в виду[, как я это понимаю]?

Почтенный, не надлежит культивировать тех людей, [общение с] которыми приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать тех людей, [общение с] которыми приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что ты, Возвышенный, имел в виду, сказав: “Есть два вида людей: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Люди относятся либо к одному, либо к другому”.

49. Почтенный, вот как я понимаю подробное значение твоих утверждений, которые ты высказал кратко, не дав детального разъяснения».

ТРЕТЬЕ ОДОБРЕНИЕ И ПОВТОРЕНИЕ

50. «Хорошо, хорошо, Сарипутта! Хорошо, что ты именно так понимаешь в подробностях значение моих утверждений, которые я высказал вкратце, не дав детального разъяснения.

51. “Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида два вида одеяний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Одеяния относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те одежды, [ношение] которых приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те одежды, [ношение] которых приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Сарипутта, я говорю вам, что есть два вида два вида одеяний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Одеяния относятся либо к одному, либо к другому”.

52. “Есть два вида еды, даваемой в качестве подаяния: та, которую надлежит культивировать, и та, которую не надлежит культивировать. Еда относится либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать ту еду, которая приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать ту еду, которая приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида еды, даваемой в качестве подаяния: та, которую надлежит культивировать, и та, которую не надлежит культивировать. Еда относится либо к одному, либо к другому”.

53. “Есть два вида местопребываний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местопребывания относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те местопребывания, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те местопребывания, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида местопребываний: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местопребывания относятся либо к одному, либо к другому”.

54. “Есть два вида деревень: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Деревни относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те деревни, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те деревни, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида деревень: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Деревни относятся либо к одному, либо к другому”.

55. “Есть два вида поселений: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Поселения относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те поселения, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те поселения, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида поселений: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Поселения относятся либо к одному, либо к другому”.

56. “Есть два вида городов: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Города относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те города, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те города, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида городов: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Города относятся либо к одному, либо к другому”.

57. “Есть два вида местностей: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местности относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать те местности, которые приводят к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать те местности, которые приводят к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида местностей: те, которые надлежит культивировать, и те, которые не надлежит культивировать. Местности относятся либо к одному, либо к другому”.

58. “Есть два вида людей: те, которых надлежит культивировать, и те, которых не надлежит культивировать. Люди относятся либо к одному, либо к другому”, – так я сказал. Что именно я имел в виду?

Сарипутта, не надлежит культивировать тех людей, [общение с] которыми приводит к усилению неблаготворных состояний и к ослаблению состояний благотворных. Но надлежит культивировать тех людей, [общение с] которыми приводит к ослаблению неблаготворных состояний и к усилению состояний благотворных.

Вот что я имел в виду, Сарипутта, сказав: “Есть два вида людей: те, которых надлежит культивировать, и те, которых не надлежит культивировать. Люди относятся либо к одному, либо к другому”.

59. Сарипутта, подробное значение моих утверждений, которые я высказал кратко, должно пониматься именно так.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

60. Сарипутта, если бы все аристократы понимали бы так подробное значение моих утверждений, которые я высказал кратко, то это привело бы их к благополучию и счастью на долгое время.

Если бы все брамины понимали бы так подробное значение моих утверждений, которые я высказал кратко, то это привело бы их к благополучию и счастью на долгое время.

Если бы все мещане понимали бы так подробное значение моих утверждений, которые я высказал кратко, то это привело бы их к благополучию и счастью на долгое время.

Если бы все чернорабочие понимали бы так подробное значение моих утверждений, которые я высказал кратко, то это привело бы их к благополучию и счастью на долгое время.

Если бы мир с его богами, Марами, Брахмами, c его поколением духовных странников и браминов, правителей и народа понимал бы так подробное значение моих утверждений, которые я высказал кратко, то это привело бы его к благополучию и счастью на долгое время».

Так сказал Возвышенный. Почтенный Сарипутта был доволен и восхитился словами Возвышенного.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.