Маджхима Никая 93
К Ассалаяне

Адаптированная версия сутты МН 93

Многим браминам не нравилась позиция Учителя относительно того, что освобождения могут достичь люди любой касты. И вот некие брамины решили с ним в этом поспорить. Они пришли к Ассалаяне, юному и очень образованному брамину, с просьбой, чтобы он поучаствовал в дебатах с Буддой на эту тему. Ассалаяна сначала возразил им, говоря, что Будда изрекает истинное Учение, а потому спорить с ним невозможно. Но те брамины настаивали, и, поскольку они были старше, Ассалаяна не мог отказаться.

И вот Ассалаяна вместе с большой группой браминов пришёл к Учителю и, обменявшись с ним вежливыми приветствиями, сел на уважительном расстоянии. Потом Ассалаяна сказал:

– Господин Готама, брамины говорят, что именно они – высшая каста, а те, кто принадлежит другим кастам – ниже. Они говорят, что именно брамины – сыновья Брахмы, рождённые от его уст, его истинные наследники. Что ты на это скажешь, господин Готама?

Учитель ответил:

– Ассалаяна, брамины рождаются из утробы, как и все люди. У браминских женщин точно так же, как и у всех остальных, идут месячные, они точно так же становятся беременными, рожают, кормят дитя молоком.

– И тем не менее, господин Готама, брамины всё же считают, что именно они являются высшей кастой.

– Скажи, Ассалаяна, слышал ли ты, что в Йоне и Камбодже есть только две касты – господа и рабы, причём господин может стать рабом, а раб – господином?

– Да, господин Готама, я слышал об этом.

– В таком случае, если здесь брамины есть, а там их нет, на каком основании брамины утверждают свою избранность?

– Тем не менее, они это утверждают, господин Готама.

– Скажи, Ассалаяна, если бы брамин совершал преступления – убийства, грабежи, воровство, прелюбодеяния, говорил бы слова лживые, злонамеренные, грубые, пустые, был бы алчным и недоброжелательным, придерживался бы негармоничных воззрений – попал ли бы он в ад после смерти, как и люди всех остальных каст, если бы они вели себя подобным образом?

– Да, брамин бы попал в ад, точно так же, как и люди других каст в такой ситуации, – ответил Ассалаяна.

– Ассалаяна, если человек наоборот воздерживается от убийства, грабежа, воровства, прелюбодеяния, негармоничной речи, алчности, недоброжелательности и негармоничных воззрений – в этом случае он после смерти попадает в небесный мир, независимо от того, к какой касте он принадлежит?

– Безусловно, господин Готама.

– Скажи, Ассалаяна, любой ли человек, независимо от кастовой принадлежности, может развить ум доброжелательный, свободный от враждебности и недоброжелательности?

– Безусловно, господин Готама.

– Только ли брамин может поддерживать тело в чистоте?

– Нет, господин Готама, это может делать любой человек.

– Скажи, Ассалаяна, огонь, зажжённый от сандалового дерева и от деревянной собачьей миски будет греть и светить одинаково?

– Да, господин Готама, одинаково.

– Ассалаяна, представь, что молодой человек из касты воинов сожительствовал бы с браминской девушкой и от их сожительства родился бы сын. Скажи, сына, рождённого от молодого человека из воинов и браминской девушки, нужно было бы называть воином по отцу или же брамином по матери?

– Его можно было бы называть и так и так, господин Готама.

– Ассалаяна, представь, что молодой брамин сожительствовал бы с девушкой из касты воинов и от их сожительства родился бы сын. Скажи, сына, рождённого от молодого брамина и девушки из касты воинов, нужно было бы называть брамином по отцу или же воином по матери?»

– Его можно было бы называть и так и так, господин Готама.

– Теперь, Ассалаяна, представь, что кобылу спарили бы с ослом и в результате родился бы жеребёнок. Скажи, жеребёнка нужно было бы называть лошадью по матери или же ослом по отцу?

– Этот жеребёнок – мул, господин Готама, и он не принадлежит ни к одному из видов. В этом случае есть разница, а в предыдущих примерах её не было.

– Ассалаяна, представь двух молодых браминов, братьев-близнецов. Один был бы старательным и сообразительным, а другой не был бы ни старательным, ни сообразительным. Кого из них брамины угощали бы первым на пиршествах и церемониях?

– Брамины вначале угощали бы старательного и сообразительного, господин Готама. Дар, данный тому, кто старателен и сообразителен, принесёт больший плод.

– Теперь, Ассалаяна, представь, что из этих двух молодых браминов-братьев тот, который старательный и сообразительный, обладал бы при этом безнравственным, дурным характером, а другой, пусть и не был бы старательным и сообразительным, но при этом был бы добродетельным и добрым. Кого из них брамины бы угощали первым?

– В этом случае вначале угощали бы брата с хорошим характером, – ответил Ассалаяна.

– Так что же на самом деле имеет значение, Ассалаяна? Рождение, старательность в обучении или всё-таки добродетель?

Ассалаяна не знал, что ответить и был очень расстроен. Видя это, Учитель сказал:

– Когда-то, Ассалаяна, жили-были семь величайших браминских мудрецов. Однажды они, беседуя, пришли к заключению, что именно брамины – высшая каста. Мудрец Девала Тёмный, узнав об этом, пришёл во двор их дома и стал ходить там вперёд и назад перед мудрецами, говоря: «Где же эти браминские мудрецы? Не вижу никого». Браминские мудрецы разозлились и, желая его проучить, наслали на него испепеляющее проклятие. Но Девала Тёмный становился лишь всё более красивым. В конце концов Девала Тёмный сказал: «Оставьте свою злобу, почтенные. Слышали ли вы о Девале Тёмном?» «Конечно, слышали», – отвечали мудрецы. «Так вот, я и есть Девала Тёмный». Тогда мудрецы поклонились ему. Тогда Девала Тёмный спросил:

«Почтенные, я слышал, что вы тут решили, будто именно брамины – высшая каста?»

«Это так, уважаемый», – отвечали мудрецы.

«А скажите мне, вы уверены в том, что ваша мать или ваш отец, а также ваши предки до седьмого колена общались только с браминами*?»

«Нет, уважаемый».

«Теперь скажите мне, почтенные, вы уверены в том, что каждый готовый к зачатию человек ещё до зачатия принадлежит к какой-либо из каст?»

«Нет, не уверены, уважаемый».

«Если всё обстоит так, тогда кто вы, почтенные?»

«Получается, что это неизвестно, уважаемый», – ответили мудрецы.

Так что, Ассалаяна, даже семи величайшим браминским мудрецам не удалось доказать тезис о превосходстве браминской касты. Поэтому не надо быть к себе слишком требовательным, ведь ты сам лишь опираешься на доктрины этих семи мудрецов.

Эта беседа произвела на Ассалаяну такое глубокое впечатление, что он объявил себя мирским последователем Учителя с этого дня и на всю жизнь.

——————————————-

* Брамин может оказаться необратимо осквернённым и потеряет свой статус, если пообщается с небрамином достаточно близко.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.