Маджхима Никая 91
Брахмайю

Адаптированная версия сутты МН 91

В городе Митхила жил брамин Брахмайю, весьма учёный, сведущий в традиции Трёх Вед. Когда он узнал об Учителе, ему шёл уже сто двадцатый год. Брахмайю попросил своего ученика Уттару отправиться к Учителю чтобы проверить, действительно ли он – полностью пробуждённый, Татхагата. Для этого нужно было проверить, обладает ли он тридцатью двумя признаками Великого Человека. Такой человек может быть либо царём-миродержцем, либо всемирным учителем.

Уттара отправился к Учителю, и стал наблюдать за ним. Скоро он распознал тридцать признаков Великого Человека, но не мог видеть ещё двух. Он не видел, скрыт ли половой орган Учителя в оболочке, и обладает ли Учитель необычайно длинным языком. Уттара уже отчаялся было проверить эти два признака, как вдруг Учитель, силой своих сверхъестественных способностей, сделал так, что Уттара увидел его половой орган, а затем Учитель вытянул язык и поочерёдно дотронулся им до ушей, ноздрей, и лба*.

После этого Уттара неотступно следовал за Учителем в течение семи месяцев, наблюдая за его поведением. По окончании этого срока он вернулся к Брахмайю, и сообщил, что Учитель действительно является Татхагатой. Он обладает тридцатью двумя признаками Великого Человека, а именно:

  • Он ставит стопу на землю ровно.
  • На ступнях есть знаки колеса с тысячами спиц, с полным ободом и ступицей.
  • У него выступающие пятки.
  • У него длинные пальцы на руках и ногах.
  • У него мягкие и нежные руки и ноги.
  • У него на ладонях и ступнях перепонки.
  • Его ступни изогнуты.
  • Его ноги, как у антилопы.
  • Когда он стоит не сутулясь, ладони обеих его рук касаются его коленей.
  • Его половой орган укрыт в оболочке.
  • Он золотистого цвета, у кожи золотистый блеск.
  • Его кожа гладкая, и из-за гладкости кожи пыль и грязь не липнет к его телу.
  • Его волосы на теле растут по одному, из каждой поры тела растёт только один волосок.
  • Кончики волос на теле завиваются кверху; завитые кверху волосы на теле иссиня-чёрные, цвета мази для глаз, и они завиваются вправо.
  • Члены его тела ровные, как у Брахмы.
  • У него семь округлостей.
  • Его грудь, как у льва.
  • У него нет изгиба между лопатками.
  • Его пропорции, как у баньянового дерева: размах его рук равен высоте его тела, а высота его тела равна размаху его рук.
  • У него ровные шея и плечи.
  • У него абсолютный вкус.
  • Его челюсти, как у льва.
  • У него сорок зубов.
  • Его зубы ровные.
  • Между зубами у него нет пробелов.
  • Его зубы полностью белые.
  • У него большой язык.
  • У него божественный голос, как пение птицы Каравики.
  • У него глубоко-синие глаза.
  • Его ресницы, как у буйвола.
  • Между его бровями имеются белые и мягкие как хлопок волосы.
  • Его голова имеет выступ на макушке.

Когда он идёт, то делает первый шаг с правой ноги. Он ставит ступню ни слишком далеко, ни слишком близко. Он идёт ни слишком быстро, ни слишком медленно. Он идёт так, что колени не касаются друг друга. Он идёт так, что лодыжки не касаются друг друга. Он идёт так, что его бёдра ни поднимаются, ни опускаются, ни сходятся, ни расходятся. Когда он идёт, то только нижняя часть тела покачивается и не видно усилий в ходьбе. Когда он поворачивается, чтобы посмотреть, то делает это всем своим телом. Он не смотрит прямо вперёд, не смотрит прямо под ноги. Когда он идёт, он не оглядывается по сторонам. Он смотрит вперёд на землю на расстояние длины хомута плуга, а за пределами этого он обладает беспрепятственным знанием и видением.

Когда он входит в дверь, то не выпрямляется, не наклоняется, не сгибается и не выгибается вперёд или назад. Садясь, он поворачивается стоя ни слишком близко к сиденью, ни слишком далеко от него. Садясь, он не опирается рукой на сиденье. Он не плюхается на него всем своим телом.

Когда он сидит внутри помещения, он не потирает в нетерпении своими руками. Он не потирает в нетерпении своими ногами. Не сидит, сложа ногу на ногу. Не сидит, сложа лодыжку на лодыжку. Не сидит, подперев рукой подбородок. Когда он сидит внутри помещения, он не испуган, не дрожит и не трясётся, не нервничает. Он не покрывается гусиной кожей и он спокоен, словно находится в уединении.

Когда ему дают воду для чаши, он не поднимает чашу слишком высоко и не держит её слишком низко, не наклоняет её вперёд или назад. Он принимает не слишком мало, но и не слишком много воды для чаши. Он моет чашу, не создавая шума от расплёскивания. Он моет чашу, не вращая её. Он не ставит чашу на пол, чтобы помыть руки, но, когда он моет руки, он моет чашу, а когда моет чашу, моет руки. Он сливает воду из чаши ни слишком далеко от себя, ни слишком близко, не разбрызгивая её.

Когда ему дают рис, он не поднимает чашу слишком высоко и не держит её слишком низко, не наклоняет её вперёд или назад. Он принимает не слишком мало, но и не слишком много риса. Он добавляет соус в правильной пропорции. Он не добавляет в комочек больше соуса, чем уместно. Он переворачивает комочек два или три раза во рту, а затем проглатывает его ― ни одно зёрнышко риса не проходит внутрь не разжёванным, ни одного зёрнышка риса не остаётся во рту, когда он кладёт в рот следующий комочек.

Когда он принимает пищу, он ощущает вкус, но не испытывает влечения к вкусу. Его приём пищи восьмеричен: он принимает пищу не ради развлечения, не ради опьянения, не ради физической красоты и привлекательности, а просто для того, чтобы сохранить жизнь и поддержать это тело, для того чтобы устранить его недуги, ради поддержания святой жизни. Он рассматривает это так: “Так я устраню имеющееся чувство голода и не создам нового чувства переедания. Так я поддержу здоровье и не вызову порицаний, живя при этом без дискомфорта”.

Когда он поел и принял воду для чаши, он не поднимает чашу слишком высоко и не держит её слишком низко, не наклоняет её вперёд или назад. Он принимает не слишком мало, но и не слишком много воды для чаши. Он моет чашу, не создавая шума от расплёскивания. Он моет чашу, не вращая её. Он не ставит чашу на пол, чтобы помыть руки, но, когда он моет руки, он моет чашу, а когда моет чашу, моет руки. Он сливает воду из чаши ни слишком далеко от себя, ни слишком близко, не разбрызгивая её.

Когда он поел, он ставит чашу на пол ни слишком далеко, ни слишком близко. Он не заботится о чаше чрезмерно, но и не проявляет небрежности по отношению к ней.

Когда он поел, он некоторое время сидит молча, но не упускает времени, отведённого на произнесение благословений. Когда он поел и произносит благословения, он не критикует еду и не ожидает другой еды. Он наставляет, призывает, воодушевляет и радует слушающих беседой исключительно по Дхамме. После этого он встаёт со своего сиденья и уходит.

Он идёт ни слишком быстро, ни слишком медленно ― вовсе не так, как тот, кто хочет поскорее уйти.

Он носит одеяние на своём теле ни слишком высоко, ни слишком низко, ни слишком обтягивающе, ни слишком свободно и так, чтобы ветер не сдувал одеяние с тела. Пыль и грязь не пачкают его тела.

Когда он приходит в общину, он садится на подготовленное сиденье. Сев, он моет ноги, хотя не слишком заботится о том, чтобы сделать их идеально чистыми. Помыв ноги, он садится, скрестив их, держит спину прямо, устанавливает осознанность впереди. Он не сидит, заняв ум мыслями о причинении болезненности себе, или болезненности другим, или болезненности и себе и другим. Он сидит, настроив свой ум на собственное благополучие, на благополучие других, на благополучие собственное и других, даже на благополучие всего мира.

Когда он приходит в общину, он обучает слушателей Дхамме. Он ни слишком хвалит, ни слишком порицает слушающих. Он наставляет, призывает, воодушевляет и радует слушающих беседой исключительно по Дхамме. Речь, что льётся из его рта, имеет следующие восемь качеств: она отчётлива, понятна, мелодична, внятна, звонка, благозвучна, глубока, жива. Но хотя его голос различим в пределах слушающей аудитории, за этот предел его речь не выходит. Когда он закончил беседу, люди встают со своих сидений и уходят, смотрят только на него и не думают о чём-либо ином.

Уттара закончил свою речь так:

– Я видел, как господин Готама ходит. Я видел, как он стоит; как он входит в дверь; как он молча сидит в помещении; как он принимает в помещении пищу; как он молча сидит после принятия пищи; как он произносит благословения после принятия пищи; как он идёт в общину; как он сидит молча в общине; как он в общине обучает слушающих Дхамме. Господин, ты спрашивал, является ли господин Готама Татхагатой. Господин Готама является Татхагатой. Он таков и даже более, чем таков.

После этих слов Брахмайю поднялся со своего сидения, с благоговением поклонился в том направлении, где должен был быть Учитель, и вознёс ему хвалу, добавив:

– Остаётся лишь надеяться, что мне удастся встретиться с господином Готамой.

И вот через некоторое время Учитель прибыл в Митхилу, остановившись в Мангровой Роще Макхадэвы. Брахмайю узнал об этом и отправился к нему. Местные брамины уже сидели вокруг Учителя, но когда Брахмайю приблизился, они расступились перед ним. Подойдя к Учителю, он обменялся с ним вежливыми приветствиями, и сел рядом, после чего начал высматривать у Учителя признаки Великого Человека. Повторилась та же история, что и с Уттарой. Когда Брахмайю удостоверился в наличии у Учителя всех тридцати двух признаков, он с благоговением попросил его о наставлениях. Собрание браминов было поражено тому, что такой умудрённый старец как Брахмайю просит наставлений у господина Готамы.

Учитель преподал Брахмайю Дхамму – начиная с практики щедрости и нравственности, объяснил опасность и порочность чувственных удовольствий и благословение отречения. Далее, видя, что Брахмайю готов к этому, Учитель объяснил учение Будд – о страдании, причине страданий, прекращении страданий и пути, ведущем к прекращению страданий. В ходе этих объяснений Брахмайю постиг Дхамму, увидев, что возможно полное прекращение помрачённой активности.

После этого Брахмайю объявил себя мирским последователем Учителя, и пригласил его с монахами на обед завтра. В течение недели каждый день Брахмайю угощал Учителя и монахов обедами, после чего Учитель продолжил странствие.

Вскоре после его ухода Брахмайю скончался. Учитель сказал, что Брахмайю достиг степени анагами – разрушения пяти нижних оков бытия.

—————————-

* Согласно комментариям, Учитель сделал это потому, что увидел, что Брахмайю, пославший Уттару, может достичь степени невозвращения – анагами, и это зависит от того, будут ли развеяны сомнения Уттары.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.