Маджхима Никая 89
Восхваления Дхаммы

Адаптированная версия сутты МН 89

Однажды царя Пасенади Косальского посетило желание нанести визит Учителю. Осведомившись у своего советника, где сейчас находится Будда, он отправился туда. Достигнув этого места – парка в окрестностях города Медалумпа в стране Сакьев, он увидел монахов, которые прохаживались вперёд и назад, медитируя. Он спросил у них, как найти Учителя, и те показали ему хижину, где тот находился в тот момент. Передав свой меч и тюрбан советнику, который его сопровождал, царь Пасенади тихо подошёл к хижине, взошёл на крыльцо, покашлял и постучал. Учитель открыл дверь. Войдя в хижину, царь Пасенади упал в ноги Учителю, припав к его стопам.

– Чем вызвано такое почтение этому телу? – спросил Учитель.

Тогда царь Пасенади сказал:

– То, что я вижу, Учитель, заставляет меня сделать вывод, что ты – полностью просветлённый, твоё Учение – изложено в совершенстве, а твои ученики практикуют славный путь.

Я видел разного рода подвижников, которые вели святую жизнь в течение какого-то времени, а потом возвращались в мир, к чувственным удовольствиям и комфорту. Но твои ученики смолоду посвящают себя практике твоего Учения, до самого конца жизни.

Далее, Учитель, все ссорятся со всеми. Цари с царями, знать со знатью, брамины с браминами, миряне с мирянами, матери с сыновьями, братья с братьями и так далее. Но здесь я вижу монахов, которые живут вместе в согласии, в гармонии, не ссорятся, смотрят друг на друга дружескими взорами. Я не видел такого нигде более.

Далее, Учитель, я видел разного рода аскетов, на которых не взглянешь без содрогания – истощённых, болезненных, с выпирающими венами. У меня при виде их всегда возникает мысль, что для этих людей их путь не в радость, что они, должно быть, совершили какое-то преступление и теперь наказывают себя. Но здесь я вижу монахов, которые улыбаются, ведут себя приветливо, радостно, и выглядят они довольными, свежими, бодрыми, безмятежными, не вовлечёнными в дела этого мира. И я понимаю, что они действительно движутся от высшего состояния к ещё более высшему.

Далее, Учитель. Хоть я и могу казнить кого угодно у себя в царстве, но когда идёт совещание, приближённые перебивают меня и иногда ведут себя непочтительно. Но здесь, когда монахи собираются, чтобы внимать Учению, не слышно даже покашливания, всё это собрание – несколько сотен монахов – сидит перед тобой совершенно безмолвно и неподвижно. Даже если кто-то из них попытается прочистить себе горло, его тут же одёрнут соседи. Не применяя силу, ты установил среди учеников удивительную дисциплину.

Далее, Учитель, я вижу учёных людей из аристократов, браминов, мирян, духовных странников. Они приходят к тебе с намерением победить тебя в дебатах, они готовятся к этим дебатам заранее. Ты не готовишься, но неизменно получается так, что эти люди становятся в итоге твоими учениками.

Далее. У меня есть два ревизора – Исидатта и Пурана – которым я плачу зарплату. Они живут за мой счёт, но к тебе, Учитель, они проявляют большее почтение, чем ко мне. Они проявляют к тебе огромное благоговение!

Вот чем вызвано моё почтение к тебе, Учитель. А сейчас позволь откланяться, мне нужно ехать.

– Конечно, великий царь, ты можешь ехать куда сочтёшь нужным.

После этого царь Пасенади, ещё раз выразив своё почтение, удалился. Тогда Учитель обратился к присутствовавшим монахам:

– Царь Пасенади произнёс восхваления Дхамме, и такие восхваления – важная часть пути, монахи.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.