Маджхима Никая 86
Ангулимала

Адаптированная версия сутты МН 86

Было время, когда в царстве Пасенади Косальского свирепствовал убийца по прозвищу Ангулимала, что значит – «Гирлянда из пальцев». Ангулимала беспощадно разорял целые деревни, истребляя всех людей, кто попадался ему на глаза. Он обосновался у оживлённой лесной дороги, и убивал всех, кто по ней шёл, даже если это был большой вооружённый отряд. У каждого убитого он отрезал правый мизинец и вешал на гирлянду, которую всегда носил на себе.

Однажды Учитель, сходив в ближайший город – Саваттхи – за подаянием и приняв пищу, привёл в порядок жилище в Парке Анатхапиндики, где он пребывал тогда, и в одиночестве отправился к той дороге, на которой устроил своё логово Ангулимала. По пути все встречные предупреждали Учителя об опасности, но он молча продолжал идти.

Ангулимала увидел Учителя издалека. Разбойник вооружился и, пропустив Учителя, последовал за ним, чтобы напасть сзади. Учитель шёл медленно, но Ангулимала, как ни старался, не мог его догнать. Тогда он закричал: «А ну стой, странник!» Учитель, не оборачиваясь, проговорил:

– Я уже остановился, Ангулимала. Остановись и ты.

– Ты продолжаешь идти, а говоришь что остановился! – воскликнул Ангулимала, – Ты монах, а вам запрещено произносить ложь!

– Ангулимала, я остановился в насилии, – спокойно отвечал Учитель, – Пришло время остановиться и тебе.

Происходящее настолько поразило Ангулималу, что он отбросил оружие, встал на колени перед Учителем, и попросил принять его, Ангулималу, в ученики. Учитель согласился, и они вдвоём отправились обратно по направлению к Саваттхи, через некоторое время вернувшись в Парк Анатхапиндики.

*  *  *

Тем временем у дворца царя Пасенади собралась толпа местных жителей, шумно требуя, чтобы Пасенади усмирил убийцу Ангулималу. Царь Пасенади вооружился, собрал большой отряд конных воинов, и, прежде чем отправиться на поиски Ангулималы, заехал в Парк Анатхапиндики, повидать Учителя.

Поклонившись Учителю, Пасенади сел на почтительном расстоянии. Учитель спросил его, не напал ли на него враг, что он с дружиной собрался в поход. На это Пасенади Косальский ответил:

– Никакой враг на меня не напал, Господин. В моём царстве завёлся беспощадный убийца Ангулимала. Мои люди давно пытаются достать его, но безуспешно. Сейчас я еду лично, чтобы найти его.

Тогда Учитель спросил:

– А что бы ты сделал, великий царь, если бы ты увидел этого Ангулималу с обритой головой, в жёлтых одеждах, монахом? Как бы ты поступил, если бы узнал, что он отказался от убийств, от грабежа, от лжи, что он ест только один раз в день, соблюдает целибат, нравственные предписания, и добродетельное поведение?

Царь Пасенади покачал головой:

– Господин, если бы так случилось, я бы этому Ангулимале поклонился в ноги и вставал бы в его присутствии. Я бы ему предложил одежду, еду, кров, лекарства. Я бы охранял его и защищал. Но, Господин, всё это пустое. Такое чудовище никогда не одумается.

Между тем Ангулимала, с обритой головой и в жёлтых одеяниях, сидел неподалёку. Учитель указал на него и сказал царю Пасенади:

– Великий царь, видишь этого человека? Это Ангулимала.

От неожиданности царь Пасенади вскочил, схватившись за рукоять меча. Учитель успокаивающе сказал:

– Не нужно бояться, великий царь. Он безопасен.

Немного успокоившись, Пасенади подошёл к Ангулимале, и, вглядевшись ему в лицо, спросил:

– Ты действительно тот самый Ангулимала?

– Да, великий царь, – отвечал Ангулимала.

– Из какого рода твои отец и мать? – спросил Пасенади, желая удостовериться.

– Отец из Гаггов, мать из Мантани, – сказал Ангулимала.

Это соответствовало тому, что царь Пасенади знал об Ангулимале. Тогда он поклонился Ангулимале и сказал:

– О благородный господин Гагга Мантанипутта, будь же спокоен. Позволь мне снабжать тебя одеждой, едой, кровом и лекарствами.

К тому времени Ангулимала уже жил в лесу, питался только подаянием, которое собирал сам, носил одеяния, сшитые из лохмотьев. Он ответил царю:

– Мне всего хватает, великий царь. У меня есть одежда, пища и пристанище.

Тогда Пасенади Косальский вернулся к Учителю, поклонился ему, сел, и сказал:

– Это невероятно, Господин, как тебе удаётся урощать неукротимых, приносить спокойствие бешеным, вести к ниббане тех, кто далёк от неё. Я не мог усмирить его силой и оружием, ты же усмирил его, будучи один и без оружия.

После этого царь Пасенади Косальский отбыл обратно в свой дворец.

*  *  *

Спустя какое-то время однажды утром Ангулимала отправился в Саваттхи за подаянием. В одном из домов он увидел женщину, страдающую от болезненных родов. Эти страдания поразили его. Вернувшись, он рассказал об увиденном Учителю. Тот сказал:

– Вернись в Саваттхи и скажи этой женщине: «Сестра, с момента моего рождения я никого намеренно не лишил жизни. Силой этой истины пусть с тобой и твоим младенцем всё будет хорошо!»

– Господин, но не будет ли это ложью, ведь я совершил много убийств? – спросил Ангулимала.

– Что ж, Ангулимала, – сказал Учитель, – тогда скажи ей так: «Сестра, с момента моего благородного рождения я никого намеренно не лишил жизни. Силой этой истины пусть с тобой и твоим младенцем всё будет хорошо!»

Так Ангулимала и сделал. Роды у этой женщины завершились благополучно и для неё, и для младенца.

*  *  *

Через некоторое время Ангулимала достиг полного и окончательного освобождения, став арахантом. После этого, когда он отправился в город за подаянием, кто-то узнал его, и люди побили его. Когда он вернулся к Учителю, голова его была окровавлена, чаша для сбора подаяний разбита, а одежда порвана. Учитель сказал:

– Это та цена, которую ты заплатил за все свои прошлые проступки. Если бы ты не стал благородным учеником, ты мучился бы из-за них в аду неисчислимо долго.

И затем, пребывая в лесу, и переживая блаженство освобождения, Ангулимала произнёс:

«Тот, кто вступил на путь Дхаммы – это светоч миру.

Тем, кто меня считал своим врагом, я желаю услышать Дхамму, принять Учение, взращивать терпение, совершать добрые дела, оставить жестокие мысли. Мудрый человек усмиряет себя.

Ни кулак, ни палка, ни кнут не могли меня укротить, но вот я встретил Учителя и увидел в его глазах бесконечный покой, и этот покой мгновенно усмирил меня.

Мать дала мне имя Ахимсака – Мирный. Раньше я сеял вокруг зло и ужас, но сейчас это имя – Ахимсака – моё по праву. Великий Поток Дхаммы смыл с меня тьму злодейства, я нашёл спасение в Будде и стал воистину мирным.

Услышьте же, люди, моё послание: если даже мне, кто совершил столько ужасных дел, удалось спастись и достичь полного и окончательного освобождения, – вам не пристало предаваться беспечности. Не медлите ни мгновения, и с усердием предавайтесь практике Пути».

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.