Маджхима Никая 82
Раттхапала

Адаптированная версия сутты МН 82

Однажды, когда Учитель странствовал по стране Куру и остановился близ города Тхуллакоттхита, его посетила местная знать. Среди них был Раттхапала, молодой человек из семьи, которая была самой влиятельной в Тхуллакоттхите.

Учитель провёл беседу с посетителями, и потом, когда все разошлись, к нему подошёл Раттхапала и попросил принять его в монахи.

– Есть ли у тебя разрешение от родителей, Раттхапала? – спросил Учитель.

– Нет, господин Готама, у меня нет такого разрешения, – ответил Раттхапала.

– К сожалению, Татхагаты не дают посвящения тому, у кого нет разрешения от родителей.

Тогда Раттхапала поднялся со своего сидения, поклонился Учителю, и удалился. Придя домой, он немедленно испросил у своих родителей разрешения покинуть мирскую жизнь. Родители стали его отговаривать:

– Раттхапала, ты наш единственный сын и мы тебя очень любим. Ты вырос в комфорте и суровая монашеская жизнь не для тебя. Даже если бы ты умер, мы бы не так горевали, как если бы ты стал монахом.

Раттхапала настаивал, но родители не уступали. После нескольких попыток переубедить их, Раттхапала лёг на пол на том самом месте, где стоял, и заявил, что либо умрёт прямо здесь, либо получит разрешение оставить мирскую жизнь.

Родители начали его уговаривать забыть эту вздорную идею, и предаться веселью и развлечениям, как обычно. Кроме того, говорили они, мирская жизнь не помешает ему совершать и добрые дела. Но Раттхапала не отвечал.

Тогда родители отправились к друзьям Раттхапалы, и попросили их поговорить с ним, и повлиять на него, чтобы он оставил свою затею. Но и друзья в этом не преуспели. После своих попыток, они сказали родителям, что, может быть, лучше было бы отпустить Раттхапалу. А там, глядишь, он сам вернётся, помучавшись в бездомной жизни. И тогда родители всё же согласились дать согласие Раттхапале, при условии, что, став монахом, он навестит их.

Раттхапала поднялся с пола и, как только набрался сил, отправился к Учителю и принял от него монашеские обеты.

Вскоре после этого Учитель отправился странствовать дальше, и Раттхапала сопровождал его. Через некоторое время Раттхапала, практикуя усердно, достиг полного освобождения. После этого он попросил у Учителя разрешения навестить родителей. Учитель, видя, что Раттхапала стал арахантом, разрешил Раттхапале поступать как он посчитает нужным.

Прибыв к Тхулакоттхите, Раттхапала остановился в парке неподалёку от города, и на следующее утро отправился в город за подаяниями. Так, постепенно, переходя от дома к дому и прося подаяния, он добрался и до своего родного дома. Его отец увидел его, но не узнал. Он велел прогнать Раттхапалу, со словами, что эти бритоголовые монахи увели из дома их сына, а теперь вот ещё побираются в их городе.

И тогда одна рабыня, принадлежавшая его родственнику, отправившись выбрасывать остатки каши, наткнулась на Раттхапалу. Тот сказал ей: «Сестра, не выбрасывай эту кашу, а лучше отдай мне». Когда эта рабына перекладывала кашу в его чашу для подаяний, она присмотрелась к нему внимательнее, и вдруг узнала в нём Раттхапалу. Со всех ног она бросилась к его матери и сказала, что видела её сына, господина Раттхапалу.

– Не может быть! – воскликнула мать Раттхапалы, – Если всё так и есть, то ты больше не рабыня!

И вот, Раттхапала ел старую кашу, сидя возле стены одного из домов, когда к нему подошёл отец и сказал:

– Сынок, это и в самом деле ты! Пойдём домой, выбрось эти объедки.

Раттхапала ответил:

– Я покинул мирскую жизнь, мирянин, и теперь у меня нет дома. Когда я пришёл в твой дом, то ни получил ни подаяний, ни даже вежливого отказа, а вместо этого на меня посыпались лишь оскорбления.

Отец продолжал звать его домой, за стол. На это Раттхапала сказал, что на сегодня он уже сыт. Тогда отец пригласил его на обед на завтра. Раттхапала согласился. И вот назавтра он пришёл в родной дом. Отец раскрыл перед ним сундуки с золотыми монетами и слитками, сказав:

– Раттхапала, это лишь малая часть того богатства, которое ты унаследовал. Ты можешь наслаждаться им, и при этом совершать добрые дела. Дорогой, оставь своё монашество, и возвращайся к мирской жизни!

На это Раттхапала ответил:

– Все эти богатства ты можешь выбросить в реку, потому что они ведут лишь к печали и горю.

И тогда бывшие жёны Раттхапалы, роскошно и привлекательно одетые, обняли его, говоря:

– О, дорогой наш муж, ради каких таких небесных нимф ты нас оставил? Неужели они прекраснее нас?

– Сёстры, я стал монахом не ради нимф, – отвечал Раттхапала.

– О нет, наш муж назвал нас сёстрами! – воскликнули его бывшие жёны в ужасе.

Тогда Раттхапала обратился к своему отцу:

– Мирянин, ты пригласил меня сюда на обед. Если ты не дашь пищи, я лучше пойду.

И тогда его отец собственноручно подал ему разнообразной вкусной пищи. Поев, Раттхапала встал и сказал:

– Это женское тело – лишь наряженная кукла, наполненное болезнями и беспокойством. Это скелет, обтянутый кожей и украшенный одеждой и драгоценностями. Ногти и губы покрашены, а лицо присыпано пудрой, но всё это лишь уловки. Волосы искусно уложены, глаза подведены тушью, но лишь глупец попадётся на этот крючок. Это грязное тело раскрашено словно расписной ночной горшок. Оно – наживка, но олень уходит от охотника.

После этого Раттхапала покинул дом, и отправился в Парк Мичигары, который принадлежал царю Кауравье. Кауравья знавал Раттхапалу до того, как тот стал монахом, и всегда относился к нему с симпатией. Узнав, что Раттхапала находится в парке, он отправился навестить его. Подойдя к Раттхапале, он поприветствовал его, и предложил ему шикарную попону со спины царского слона в качестве подстилки.

– В этом нет необходимости, великий царь, – ответил Раттхапала, – У меня уже есть покрывало.

Царь Кауравья сел рядом и сказал:

– Господин Раттхапала, я могу себе представить четыре причины, из-за которых люди могут сбрить волосы и бороду, надеть жёлтые одежды, и оставить мирскую жизнь. Это – старость, болезнь, разорение и потеря родных. Но ни один из этих случаев к тебе не подходит. Так почему же ты оставил мирскую жизнь?

ЧЕТЫРЕ ПОСТУЛАТА УЧЕНИЯ

Раттхапала сказал:

– Великий царь, есть четыре постулата, которым учит Будда, мой Учитель. Узнав и увидев их, я оставил мирскую жизнь. Вот эти четыре постулата:

(1) Всё исчезнет.

(2) Убежища нет.

(3) Нам ничто не принадлежит.

(4) Желаниям нет конца.

– Как следует понимать эти постулаты, господин Раттхапала? – спросил царь Кауравья.

– Великий царь, когда ты был молод, ты, должно быть, был ловок и силён? – спросил Раттхапала.

– О да, господин Раттхапала, – ответил царь Кауравья, – я не припомню никого, кто был бы более ловок и силён, когда мне было двадцать.

– А сейчас, ты так же ловок и силён?

– Сейчас мне скоро будет восемьдесят. Иногда сейчас я хочу поставить свою ногу на какое-то место, а вместо этого ставлю в другое место. Дни мои подходят к концу.

– Вот об этом первый постулат – (1) Всё исчезнет. Нет ничего надёжного.

– Замечательно, господин Раттхапала. А что насчёт второго постулата? У меня при дворе – целая армия с боевыми слонами, кавалерией, колесницами и прекрасно обученными воинами. Они смогут защитить меня от любой опасности.

– Скажи, великий царь, есть ли у тебя какие-либо хронические заболевания?

– Да, есть одно. Иногда кажется, что ещё чуть-чуть, и я скончаюсь.

– Можешь ли ты приказать своей армии или кому бы то ни было ещё, чтобы они защитили тебя от этой опасности?

– Увы, господин Раттхапала, это невозможно, – ответил царь Кауравья.

– Именно это и имел в виду Учитель, говоря – (2) Убежища нет, нет защиты.

– Очень хорошо! – воскликнул царь Кауравья, – Всё именно так и есть! Но как насчёт третьего постулата? В моей казне горы золота – так как же это так что мне ничего не принадлежит?

– Великий царь, сейчас ты наслаждаешься богатством, но сможешь ли ты сделать так, чтобы оно осталось с тобой и в следующей жизни?

– Нет, это богатство неизбежно останется здесь, и им завладеют другие люди. А я проследую дальше в соответствии со своими поступками, – отвечал царь Кауравья.

– Именно об этом и говорил Учитель в своём третьем постулате – (3) Нам ничего не принадлежит. Так или иначе придётся оставить всё и идти дальше.

– Да, с этим невозможно не согласиться, господин Раттхапала. А что Учитель имел в виду в четвёртом постулате?

– Великий царь, твоя страна сейчас могущественна и богата. Представь, что ты бы узнал, что к востоку от неё есть другая страна, тоже богатая, но слабее твоей. Ты бы завоевал её?

– Конечно, господин Раттхапала.

– А потом ты бы узнал о ещё одной такой стране. Ты и её бы завоевал?

– Да.

– Есть ли предел, после которого ты бы остановился в своих завоеваниях, если бы не встретил в этом ограничений? Насытился ли бы ты когда-нибудь, гонимый желанием поглощать новые и новые страны?

– Нет, такого предела нет, господин Раттхапала.

– Вот об этом и говорил Учитель в четвёртом постулате: (4) Желаниям нет конца. Существование ненасытно, порабощено страстным желанием.

Царь Кауравья был поражён.

– Всё так и есть, господин Раттхапала. Всё так и есть.

– Вот я и оставил мирскую жизнь, когда Учитель раскрыл мне эти четыре постулата, великий царь, – сказал Раттхапала.

После этого Раттхапала добавил:

– Богатых не существует. Как бы ни был богат человек, он всё же стремится стать ещё богаче. Властитель, если завоюет землю до океана, и тем не доволен, и вот уж смотрит и за океан. Но и простые люди – всю жизнь гонятся за удовольствиями, всю жизнь гонимы жаждой, пока не оставляют тело в мучениях и недовольстве. Как бы ни было много родни и друзей у человека, он предстанет перед лицом смерти в одиночестве. Как бы ни был он богат, он оставит богатство. Лишь его действия будут определять его дальнейшую судьбу. Вечную жизнь не оплатить монетой. Жизнь кончится рано или поздно. Мудрость превыше всякого богатства, ведь именно она ведёт к концу этой дурной бесконечности. Лишь всё оставив, мы обретаем всё.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.