Маджхима Никая 77
Большая лекция для Сакулы Удайина

Адаптированная версия сутты МН 77

Однажды, когда Учитель на время сезона дождей остановился близ города Раджагаха, неподалёку расположились несколько известных странников: Аннабхара, Варадхара, Сакула Удайин, и другие. Как-то раз Учитель, вместо того, чтобы отправиться в Раджагаху за подаянием, решил навестить Сакулу Удайина. Удайин сидел с группой других странников, и все они галдели и шумно судачили о разнообразной ерунде. Приближение Учителя Удайин заметил издали. Увидев его, он стал успокаивать собрание, говоря, что к ним приближается странник Готама, который любит тишину. Тогда собрание замолкло.

Когда Учитель подошёл к ним, Удайин пригласил его присесть к ним на заранее приготовленное сидение. Вот Учитель присел, а Удайин устроился на более низком сидении. Тогда Учитель спросил, о чём они так оживлённо беседовали, когда он их прервал. Удайин ответил, что это не важно. А вот на днях, сказал Удайин, среди странников была поднята интересная тема. Началось всё с того, что присутствующие порадовались тому, что в этот сезон дождей у Раджагахи собрались многие прославленные духовные учителя: Пурана Кассапа, Маккхали Госала, Аджита Кесакамбалин, Пакудха Каччаяна, Саньджая Белаттхипутта, Нигантха Натапутта и духовный странник Готама. И далее начали обсуждать, кто же из этих учителей действительно пользуется настоящим уважением и авторитетом у своих учеников.

И вот оказалось, что каждый из этих учителей сталкивается с вопиющим неуважением со стороны учеников. Когда кто-то из них преподаёт своё учение, его прерывают, с ним спорят, его учение и дисциплину трактуют по-своему и даже отвергают.

Так происходит со всеми учителями, но так не происходит с духовным странником Готамой. Когда господин Готама говорит, его ученики слушают молча, боясь пропустить хотя бы слово. И даже те из его учеников, которые оставляют монашество, винят в этом только себя, но не странника Готаму и не его Учение. Даже они восхваляют и Учителя, и Сангху. И даже вернувшись в мирскую жизнь, они продолжают соблюдать нравственные предписания.

Когда Удайин сказал это, Учитель спросил:

– Как ты думаешь, Удайин, почему мои ученики уважают меня и следуют моему Учению?

– Господин, – сказал Удайин, – мне кажется, что это благодаря тому, что ты обладаешь следующими пятью качествами: первое – ты соблюдаешь и проповедуешь умеренность в пище. Второе – ты проповедуешь скромность в одежде и сам её придерживаешься. Третье – ты нетребователен к пище, ешь то, что дают, и проповедуешь то же среди учеников. Четвёртое – ты нетребователен к жилищу, довольствуешься тем кровом, который есть, и проповедуешь то же среди учеников. И пятое – ты предпочитаешь и проповедуешь уединение.

На это Учитель ответил:

«Если бы ученики уважали меня и моё Учение благодаря этим качествам, то возникла бы проблема: у меня есть ученики, которые значительно более сдержанны в пище, значительно менее требовательны к одежде, пище, жилью, значительно больше времени проводят в полном уединении. Тогда эти ученики пользовались бы большим уважением, чем я. Однако, это не так.

Есть, Удайин, другие пять качеств, благодаря которым ученики уважают меня и моё Учение. И вот каковы эти качества.

I. БЕЗУПРЕЧНАЯ НРАВСТВЕННОСТЬ

Первое качество, благодаря которому ученики уважают меня и моё Учение, заключается в том, что никто из них не может увидеть ни малейшего изъяна в моей нравственности

II. ЗНАНИЕ И ВИДЕНИЕ

Второе качество: совершенные знание и видение. Мои ученики знают, что я действительно знаю и вижу то, о чём говорю и говорю то, что действительно знаю и вижу. То, чему я учу, основано сугубо на непосредственном знании, а потому убедительно.

III. НЕПРЕЗВОЙДЁННАЯ МУДРОСТЬ

Третье качество, благодаря которому ученики уважают меня и моё Учение: мудрость. Мои ученики знают, что не бывает такого, чтобы я не предвидел выводов, которые можно сделать из утверждения, и не смог бы аргументировано и неопровержимо ответить доказать несостоятельность возражений. Зная это, мои ученики не смеют перебивать меня или возражать мне. Я не жду наставлений от своих учеников, но наоборот, мои ученики ждут наставлений от меня.

IV. ЧЕТЫРЕ БЛАГОРОДНЫЕ ИСТИНЫ

Далее, Удайин, когда мои ученики повстречали в своей жизни страдание, они приходят ко мне и спрашивают меня об природе страдания, о его источнике, о том, как его прекратить, и о том, каков путь к прекращению страдания. И я рассказываю им об этих Благородных Истинах так, что они оказываются полностью удовлетворены моим ответом. Это четвёртое качество, благодаря которому ученики уважают меня и моё Учение.

V. МЕТОДЫ РАЗВИТИЯ

Пятое качество, Удайин, состоит в том, что я обучаю своих учеников методам развития.

  1. Четыре приложения осознанности

Я обучаю методу развития четырёх приложений осознанности. Согласно ему, практикующий, усердно, бдительно, осознанно, устранив влечение к миру и сожаление о нём, наблюдает тело как тело, чувство как чувство, ум как ум и явления ума как явления ума.

  1. Четыре Вида Гармоничного Старания

Или же, Удайин, я обучаю четырём видам гармоничного старания. Ученик культивирует усердие, усилие, старание, направляет свой ум на то, чтобы:

  • Те неблаготворные состояния, что ещё не возникли, не возникали;
  • Те неблаготворные состояния, что уже возникли, прекратились;
  • Те благотворные состояния, что ещё не возникли, возникли;
  • Те благотворные состояния, что уже возникли, не прекращались, усиливались, разрастались, развивались.
  1. Четыре Опоры Сверхъестественных Сил

Или же, Удайин, я обучаю методу развития четырёх опор сверхъестественных сил, которые состоят в развитии собранности ума благодаря устремлённости и (1) рвению, (2) усердию, (3) чистоте ума и (4) исследованию.

  1. Пять Способностей

Или же, Удайин, я обучаю методу развития пяти способностей, которые ведут к покою и пробуждённости: это способность к (1) вере, к (2) усердию, к (3) осознанности, к (4) собранности ума, к (5) мудрости.

  1. Пять Сил

Или же, Удайин, я обучаю методу развития развития пяти сил, которые ведут к покою и пробуждённости: это сила (1) веры, (2) усердия, (3) осознанности, (4) собранности ума, (5) мудрости.

  1. Семь Факторов Просветления

Или же, Удайин, я обучаю методу развития семи факторов просветления, которые поддерживаются отстранением от чувственных желаний, бесстрастием, прекращением нездоровых состояний. Они созревают в оставлении нездоровых состояний. Эти факторы таковы: (1) осознанность, (2) исследование явлений, (3) энергия, (4) радость, (5) безмятежность, (6) собранность ума, (7) спокойствие.

  1. Благородный Восьмеричный Путь

Или же, Удайин, я обучаю метод развития Благородного Восьмеричного Пути, который заключается в развитии:

  • гармоничного воззрения,
  • гармоничного намерения,
  • гармоничного общения,
  • гармоничного действия,
  • гармоничного образа жизни,
  • гармоничного усилия,
  • гармоничной осознанности,
  • гармоничной собранности ума.
  1. Восемь Освобождений

Или же, Удайин, я обучаю методу развития восьми освобождений:

(1) ученик, обладая материальной формой, видит формы.

(2) ученик, не воспринимая формы внутренне, видит формы внешне.

(3) ученик настроен только на “красивое”.

(4) ученик, полностью миновав распознавания форм, с угасанием восприятий, вызываемых органами чувств, перестав воспринимать множественность, осознавая безграничное пространство, входит в сферу безграничного пространства и пребывает в ней.

(5) ученик, полностью миновав сферу безграничного пространства, осознавая безграничное сознание, входит в сферу безграничного сознания и пребывает в ней.

(6) ученик, полностью миновав сферу безграничного сознания, осознавая отсутствие всего, входит в сферу отсутствия всего и пребывает в ней.

(7) ученик, полностью миновав сферу отсутствия всего, входит в сферу ни-восприятия-ни-невосприятия и пребывает в ней.

(8) ученик, полностью миновав сферу ни-восприятия-ни-невосприятия, входит в прекращение распознавания-чувства и пребывает в нём.

  1. Восемь Сфер Превосхождения

Или же, Удайин, я обучаю методу развития восьми сфер превосхождения. Когда он превосходит кажду из них, он это понимает. Восемь сфер превосхождения таковы:

(1) Ученик, воспринимая форму внутренне, видит формы внешне ― ограниченные, красивые или уродливые.

(2) Ученик, воспринимая форму внутренне, видит формы внешне ― безмерные, красивые или уродливые.

(3) Ученик, не воспринимая форму внутренне, видит формы внешне ― ограниченные, красивые или уродливые.

(4) Ученик, не воспринимая форму внутренне, видит формы внешне ― безмерные, красивые или уродливые.

(5) Ученик, не воспринимая форму внутренне, видит формы внешне ― голубые, голубого цвета, с голубой наружностью, с голубым свечением.

(6) Ученик, не воспринимая форму внутренне, видит формы внешне ― жёлтые, жёлтого цвета, с жёлтой наружностью, с жёлтым свечением.

(7) Ученик, не воспринимая форму внутренне, видит формы внешне ― красные, красного цвета, с красной наружностью, с красным свечением.

(8) Ученик, не воспринимая форму внутренне, видит формы внешне ― белые, белого цвета, с белой наружностью, с белым свечением.

  1. Десять Касин

Или же, Удайин, я обучаю методу развития десяти сфер касин. Каждую из касин он созерцает вверху, внизу, во все стороны, недвойственную, безмерную. Десять касин таковы: это касина (1) земли, (2) воды, (3) огня, (4) воздуха, (5) касина голубого, (6) жёлтого, (7) красного, (8) белого, (9) касина пространства и (10) касина сознания.

  1. Четыре Джханы

Или же, Удайин, я обучаю методу развития четырёх джхан.

(1) В достаточной степени освободился от мыслей о чувственных удовольствиях и прочих нездоровых состояний, ученик входит в первую джхану и пребывает в ней. Она сопровождается внутренней речью, связанной с объектом медитации, а также – радостью и ощущением физического довольства, которые образуются из-за свободы от помрачённых состояний.

Он позволяет радости и удовольствию, что возникли из-за этой отстранённости, пропитать, накрыть, наполнить, пронизать это тело так, что во всём его теле нет ни единой части, которая не была бы пропитана радостью и удовольствием, что возникли из-за этой отстранённости. Это подобно тому, как вода постепенно пропитывает ком мыльного порошка насквозь, не вытекая при этом за его пределы.

(2) Далее, его внутренняя речь затихает, и он входит во вторую джхану и находится в ней, ощущая уверенность и единение ума, во внутреннем безмолвии, чувствуя радость и довольство, рождённые свободой от помрачений.

Он позволяет радости и удовольствию, что возникли посредством собранности ума, пропитать, накрыть, наполнить, пронизать это тело так, что во всём его теле нет ни единой части, которая не была бы пропитана радостью и удовольствием, что возникли посредством собранности ума. Это подобно тому, как озеро, чьи воды били бы ключами на дне, не имея притока извне ни в виде ручьёв, ни в виде дождя, постепенно бы наполнялось прохладной водой и она бы пропитывала, накрывала, наполняла, пронизывала озеро так, что во всём озере не осталось бы ни одной части, которая бы не была полна прохладной водой.

(3) Далее, радость стихает, остаётся лишь спокойствие и довольство, осознанность и внимательность, и таким образом он входит в третью джхану и находится в ней. Третью джхану называют “приятной обителью”.

Он позволяет удовольствию, свободному от радости, пропитать, накрыть, наполнить, пронизать это тело так, что во всём его теле нет ни единой части, которая не была бы пропитана удовольствием, свободным от радости. Это подобно тому, как в озере с голубыми, или с красными, или с белыми лотосами некоторые лотосы, которые родились и выросли в воде, расцветают, будучи погружёнными в воду, так и не взойдя над поверхностью воды, а прохладные воды промачивают, пропитывают, заполняют, распространяются от их кончиков до их корней.

(4) После этого уходит даже ощущение физического довольства. Исчезают все положительные и отрицательные эмоции, приятные и болезненные телесные ощущения, остаётся лишь глубокое спокойствие и чистейшая осознанность. Так благородный ученик входит в четвёртую джхану и находится в ней.

Он сидит, пропитывая это тело чистым ярким умом, так что во всём его теле нет ни единой части, которая не была бы пропитана чистым и ярким умом. Это подобно тому, как некий человек сидит, укрытый с ног до головы белой тканью так, что нет ни одной части его тела, не укрытой этой белой тканью.

  1. Знание, полученное прозрением

Или же, Удайин, я обучаю методу достижения такого понимания: “Это моё тело, состоящее из формы, состоящее из четырёх великих элементов, порождённое отцом и матерью, выстроенное из варёного риса и каши, ― подвержено непостоянству, износу, стиранию, распаду и разложению. А это моё сознание поддерживается им и связано с ним”.

Представь себе берилл чистейшей воды, с восемью гранями, тщательно обработанный. И в него продета голубая, жёлтая, красная, белая или коричневая нить. Тогда человек с нормальным зрением, взяв его в руку, мог бы рассмотреть его и увидеть, что это берилл, и что в него продета нить такого-то цвета. Точно так же и практикующий рассматривает это тело и это сознание вышеописанным образом.

  1. Созданное Умом Тело

Или же, Удайин, я обучаю методу сотворения из этого тела другого тела, имеющего форму, созданного умом, со всеми полноценными частями тела. Это подобно тому, как если бы человек вытащил тростник из его оболочки и подумал: “Вот эта оболочка, а вот этот тростник. Оболочка ― это одно, а тростник ― другое. Именно из этой оболочки был вытащен этот тростник”. Или это подобно тому, как если бы человек вытащил меч из ножен и подумал: “Вот этот меч, а вот эти ножны. Меч ― это одно, а ножны ― другое. Именно из этих ножен был вытащен этот меч”. Или это подобно тому, как если бы человек вытащил змею из её сброшенной кожи и подумал: “Вот эта змея, а вот эта сброшенная кожа. Змея ― одно, а сброшенная кожа ― другое. Именно из этой сброшенной кожи была вытащена змея”.

  1. Сверхъестественные силы

Или же, Удайин, я обучаю методу овладения различными видами сверхъестественных сил.

Будучи одним, практикующий становится многими. Будучи многим, он становится одним. Он появляется и исчезают. Он беспрепятственно проходит сквозь стены, бастионы, горы, как если бы шёл сквозь пустое пространство. Он ныряет и выныривает из земли, как если бы она была водой. Он ходит по воде и не тонет, как если бы вода была сушей. Сидя со скрещенными ногами, он летит по воздуху, как крылатая птица. Своей рукой он касается солнца и луны, настолько он становится силён и могущественен. Он так преобразует тело, что возносится даже до мира Брахмы.

Это подобно тому, как умелый гончар мог бы создать и сформировать из хорошо приготовленной глины горшок любой формы, какой бы он ни пожелал; или подобно тому как умелый работник со слоновой костью мог бы создать и сформировать любое творение, какое бы он ни пожелал; или подобно тому как умелый золотых дел мастер мог бы создать и сформировать любое золотое изделие, какое бы он ни пожелал.

  1. Божественный слух

Или же, Удайин, я обучаю методу, посредством которого с помощью элемента божественного слуха, очищенного и превосходящего человеческое, практикующий слышит оба вида звуков: божественные и человеческие, далёкие и близкие, подобно тому, как сильный горнист мог бы без труда сделать так, чтобы его услышали во всех четырёх сторонах света.

  1. Знание умов других

Или же, Удайин, я обучаю методу, ведущему к пониманию умов других существ, других личностей, посредством охватывания их собственным умом. Практикующий понимает: это – страстный ум, а это – ум без страсти; это – ум злобный, а это – ум без злобы; это – ум с заблуждением, а это – ум без заблуждения; это – суженный ум, а это – расширенный ум; это – увеличенный ум, а это – неувеличенный ум; это – сильный ум, а это – непревзойдённый в силе ум; это – собранный ум, а это – несобранный ум; это – освобождённый ум, а это – неосвобождённый ум.

Это подобно тому, как тому, как молодая, прекрасная девушка, изучая своё лицо в ясном зеркале, чётко видит, если на нём есть малейшее пятно, или если на нём нет никаких пятен.

  1. Память о прошлых жизнях

Или же, Удайин, я обучаю методу, ведущему к вспоминанию их многочисленных прошлых жизней, во всех их подробностях и деталях, подобно тому, как человек, отправившись из своей деревни в другую, может легко вспомнить, что ещё недавно он был в своей деревне, и что он разговаривал там с таким-то человеком, и что там всё выглядит так-то и так-то.

  1. Божественное зрение

Или же, Удайин, я обучаю методу, посредством которого практикующий видит за счёт божественного зрения, очищенного и превосходящего человеческий, смерть и перерождение существ, низших и высших, красивых и уродливых, счастливых и несчастных в соответствии с их каммой, во всех подробностях и деталях, подобно тому, как человек, стоя между двумя домами, мог бы видеть входящих и выходящих из этих домов людей, как они ходят туда и сюда.

  1. Уничтожение помрачений

Или же, Удайин, я обучаю методу, посредством которого человек, за счёт уничтожения помрачений, здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, в освобождение мудростью и пребывает в нём, подобно тому, как человек, стоя на берегу чистого горного озера, мог бы ясно видеть на дне ракушки, гравий и стаи рыб.

Таковы, Удайин, пять качеств, из-за которых мои ученики уважают меня и моё Учение».

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.