Маджхима Никая 72
Ваччхаготте – аналогия с огнём

Адаптированная версия сутты МН 72

Однажды странник Ваччхаготта посетил Учителя. После обмена приветствиями, он спросил Учителя:

– Господин Готама, есть постулаты, которых придерживаются различные мудрецы. А именно: мир вечен или не вечен, мир конечен или бесконечен, душа и тело это одно и то же, или душа это одно, а тело это другое, Татхагата после смерти существует, не существует, и существует и не существует, ни существует ни не существует. Каких из вышеперечисленных воззрений придерживаешься ты?

Учитель ответил:

– Ваччха, я не придерживаюсь ни одного из этих воззрений.

– Но как такое возможно, господин Готама?

– Все эти постулаты, Ваччха, это никчёмные дебри, мусор, пустые умствования, оковы, сковывающие разум. Они порождают страдание, досаду, отчаяние, возбуждённость. Они не ведут к освобождению от очарованности, к бесстрастию, к прекращению, к покою, к прямому знанию, к просветлению, к ниббане.

– В таком случае, придерживаешься ли ты, господин Готама, каких-либо теоретических воззрений вообще?

– Ваччха, Татхагата покончил с теоретическими воззрениями. Татхагата увидел истинную природу, происхождение и исчезновение форм, чувств, распознавания, активности и восприятия. Поэтому, я говорю тебе, с уничтожением, с угасанием, с прекращением, с покиданием, с оставлением всех измышлений, всех домыслов, всех «я» и «моё», а также скрытой склонности к «яшности», Татхагата обрёл полное освобождение через полное нецепляние.

Тогда Ваччхаготта спросил:

– Господин Готама, когда ум монаха освобождён таким образом, то где он перерождается?

– Такая постановка вопроса неприменима, Ваччха.

– Значит, он не перерождается, господин Готама?

– Такая постановка вопроса неприменима, Ваччха.

– Тогда, может быть, он и перерождается и не перерождается, господин Готама?

– Такая постановка вопроса неприменима, Ваччха.

– Тогда он ни перерождается ни не перерождается, господин Готама?

– Такая постановка вопроса неприменима, Ваччха.

Исчерпав все варианты, Ваччхаготта снова воскликнул:

– Но как такое возможно, господин Готама?!

Учитель ответил:

– Твоё замешательство понятно, Ваччха. Учение глубоко, его трудно понять простым рассуждением. Оно переживается непосредственно. Ты придерживаешься других воззрений, и это мешает тебе понять меня. Позволь я задам встречный вопрос. Если бы перед тобой горел огонь, ты бы это знал?

– Конечно, господин Готама.

– Что бы ты ответил, если бы тебя спросили – «что является топливом для этого огня, на что он опирается?»

– Я бы ответил, что топливо у этого огня – трава и хворост, на них он опирается.

– Если бы этот огонь погас, ты бы знал об этом?

– Конечно, господин Готама.

– Если бы кто-то спросил тебя: «Когда этот огонь погас – в каком направлении он ушёл – на восток, на запад, на север или на юг?» – как бы ты ответил, Ваччха?

– Такая постановка вопроса неприменима, господин Готама. У огня кончилось топливо, вот он и погас.

– Точно так же, Ваччха, Татхагата отбросил форму, чувство, распознавание, активность и восприятие, посредством которых кто-либо мог бы описать Татхагату. Татхагата освобождён от каких бы то ни было обозначений. Он стал бесконечным океаном. Поэтому вопрос – перерождается ли он, в любых его вариациях, неприменим к Татхагате.

Эти слова произвели на Ваччхаготту такое впечатление, что он тут же объявил себя мирским последователем Учителя с этого дня и на всю жизнь.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.