Маджхима Никая 54
К Поталии

Адаптированная версия сутты МН 54

Однажды, когда Учитель сидел под деревом, к нему подошёл мирянин Поталия, одетый респектабельно, с зонтом от солнца и в добротной обуви, и, обменявшись с Учителем вежливыми приветствиями, встал рядом. Учитель сказал:

– Здесь есть где сесть, мирянин, пожалуйста располагайся.

Поталии не понравилось, что Учитель назвал его мирянином, и он не стал садиться. Когда Учитель несколько раз повторил своё предложение, Поталия сказал:

– Господин Готама, называть меня мирянином – неуместно и неправильно.

– Но ты выглядишь как мирской человек, – заметил Учитель.

– И тем не менее, господин Готама, я оставил все свои мирские дела.

– Каким же образом, мирянин, ты оставил все свои дела?

– Всё своё состояние и имущество я передал своим детям. Я не вмешиваюсь в их жизнь, но довольствуюсь лишь едой и одеждой.

– В Учении Благородных не это называют оставлением дел, мирянин, – молвил Учитель.

– Что же тогда в Учении Благородных называют оставлением дел, господин Готама? – спросил Поталия.

Тогда Учитель сказал:

– В Учении Благородных человек оставляет мирские дела, если берёт на себя восемь предписаний, а именно:

  • Взращивая безвредность, он отказывается от убийства живых существ.
  • Взращивая нестяжательство, он отказывается от присвоения того, что не было дано.
  • Взращивая правдивость, он отказывается от лжи.
  • Взращивая добросердечную речь, он отказывается от злонамеренной речи.
  • Взращивая щедрость, он отказывается от жадности.
  • Взращивая мягкость в речи, он отказывается от грубых слов.
  • Взращивая мирный ум, он отказывается от гнева.
  • Взращивая смирение, он отказывается от надменности.

После этого Поталия попросил Учителя разъяснить сказанное более подробно, и Учитель продолжил:

– Ученик Благородных рассуждает так: “Я практикую путь, ведущий к освобождению от тех пут, которые заставляют нарушать эти предписания. Если я нарушу какое-либо из них, я буду винить себя. Мудрый, узнав о том, что я сделал так, не одобрил бы мой поступок. Более того, такие поступки приводят к тому, что после смерти я могу попасть в низшие миры. Но даже и само по себе нарушение этих предписаний является путами и помехой. Из-за нарушения их ум становится помрачённым, недовольным и взбудораженным, а если я соблюдаю их – ум успокаивается”.

После этого Поталия спросил:

– Каким же образом человек достигает совершенного отречения, следуя этим путём?

– Благородный ученик постоянно памятует, что чувственные удовольствия не дают насыщения, что они смертельно опасны, что они жгут подобно горячему углю, который мы держим в руке, что они подобны яме, наполненной пылающими дровами, что вся их привлекательность подобна сновидению или драгоценностям, которые мы, найдя, сразу теряем. Благородный ученик культивирует в себе ощущение, что он сидит на падающем дереве – настолько неотложна необходимость освобождения от пут чувственных удовольствий. Таким образом ум Благородного ученика обретает спокойствие собранности, в результате чего цепляние за что-либо в этом мире прекращается в нём без остатка.

Обретя такую совершенную собранность уму, Благородный ученик вспоминает множество своих прошлых жизней во всех подробностях. Затем он познаёт множество миров, населённых бесчисленными существами, видя, как эти существа следуют от жизни к жизни, из мира в мир, под властью своих собственных деяний. И далее Благородный ученик входит в незапятнанную освобождённость ума, в освобождённость, обретённую мудростью, и остаётся в ней.

Именно тогда, мирянин, человек достигает совершенного отречения от дел. И теперь сам скажи, мирянин, оставил ли ты мирские дела.

На это мирянин Поталия ответил:

– Воистину, господин, мне далеко до подобного освобождения от дел. Последователи других учений в сравнении с твоими монахами подобны простым деревенским коням в сравнении с чистокровными скакунами.

После этого Поталия объявил себя мирским последователем Учителя.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.