Маджхима Никая 44
Малое собрание вопросов и ответов

Адаптированная версия сутты МН 44

Однажды мирянин Висакха отправился к своей бывшей жене, монахине Дхаммадине, которая достигла полного и окончательного освобождения, и считалась равной Сарипутте в способности излагать Дхамму, и задал ей ряд вопросов. Ниже приведены эти вопросы и ответы Дхаммадины.

ЛИЧНОСТНОСТЬ

В.: «Госпожа, что Учитель называет личностностью?»

Д.: «Друг Висакха, Учитель называет личностностью пять совокупностей, искажённых цеплянием: форму, чувство, распознавание, активность и сознание».

В.: «В чём источник личностности?»

Д.: «Источник личностности ― это страстное желание, которое ведёт к возобновлению вовлечённости, сопровождаемой наслаждением и влечением, находящее наслаждение в том и этом; иными словами, страстное желание по отношению к чувственным удовольствиям, страстное желание жить, страстное желание избавиться от жизни».

В.: «В чём заключается прекращение личностности?»

Д.: «Прекращение личностности это полное угасание и прекращение, оставление, отбрасывание, отпускание и отвержение этого самого страстного желания».

В.: «В чём заключается путь к прекращению личностности?»

Д.: «Путь к прекращению личности один, это Восьмеричный Путь Благородных, а именно: гармоничные воззрения, гармоничное намерение, гармоничное общение, гармоничные действия, гармоничный образ жизни, гармоничное усилие, гармоничная осознанность, гармоничная собранность ума».

В.: «Цепляние ― это то же самое, что и пять совокупностей, искажённых цеплянием, или же это разные явления?»

Д.: «Цепляние не является ни тем же самым, что и пять совокупностей, искажённых цеплянием, ни чем-то отдельным от них. Цепляние ― это желание и влечение по отношению к пяти совокупностям, искажённым цеплянием».

ЛИЧНОСТНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ

В.: «Как возникают личностные воззрения?»

Д.: «Обычный человек, не имеющий отношения к Учению Благородных, рассматривает форму, чувство, распознавание, активность и сознание как “я”, или как принадлежащие “я”, или как находящиеся внутри “я”, или как то, в чём “я” находится. Вот как возникают личностные воззрения».

В.: «При каких условиях личностные воззрения не возникают?»

Д.: «Благородный ученик НЕ рассматривает форму, чувство, распознавание, активность и сознание как “я”, или как принадлежащие “я”, или как находящиеся внутри “я”, или как то, в чём “я” находится. Вот при каких условиях личностные воззрения не возникают».

ВОСЬМЕРИЧНЫЙ ПУТЬ БЛАГОРОДНЫХ

В.: «Что такое Восьмеричный Путь Благородных?»

Д.: «Восьмеричный Путь Благородных это гармоничные воззрения, гармоничное намерение, гармоничное общение, гармоничные действия, гармоничный образ жизни, гармоничное усилие, гармоничная осознанность, гармоничная собранность ума».

В.: «Является ли Восьмеричный Путь Благородных зависящим от причин и условий, или же он необусловленный?»

Д.: «Восьмеричный Путь Благородных зависит от причин и условий».

В.: «Три группы включены в Восьмеричный Путь Благородных или же Восьмеричный Путь Благородных включён в три группы?»

Д.: «Восьмеричный Путь Благородных включён в три группы. Гармоничное общение, гармоничное действие, гармоничный образ жизни включены в группу нравственности. Гармоничное усилие, гармоничная осознанность, гармоничная собранность ума включены в группу собирания ума. Гармоничные воззрения и гармоничное намерение включены в группу мудрости».

СОБРАННОСТЬ УМА

В.: «Что такое собранность ума? Что является основой собранности ума? Каков инструмент для достижения собранности ума? Каково развитие собранности ума?»

Д.: «Собранность ума это однозадачность ума. Основа собранности ума это четыре приложения осознанности. Инструмент для достижения собранности ума это четыре вида гармоничного усилия. Развитие собранности ума это повторение, развитие и взращивание вышеупомянутых элементов».

АКТИВНОСТЬ

В.: «Какие есть виды активности?»

Д.: «Есть три вида активности: телесная, словесная и умственная активность».

В.: «Что собой представляет каждая из этих трёх видов активности [в медитации]?»

Д.: «Вдохи и выдохи — это телесная активность. Думание об объекте и вглядывание в него (витакка и вичара соответственно – прим. перев.) — это словесная активность. Распознавание и чувственная оценка (сання и ведана) — это умственная активность».

В.: «Почему именно так?»

Д.: «Вдохи и выдохи телесны, они сформированы телом, и потому относятся к телесной активности. Думание об объекте и мысленное вглядывание в него сформированы из речи, и потому относятся к словесной активности. Распознавание и чувство это умственные явления, они сформированы умом и потому относятся к умственной активности».

ДОСТИЖЕНИЕ ПРЕКРАЩЕНИЯ

В.: «Как происходит прекращение распознавания-чувства?»

Д.: «Когда практикующий достигает прекращения распознавания-чувства, в нём не появляется мыслей, подобных таким: “Сейчас я достигну прекращения распознавания-чувства”, или “Я достигаю прекращения распознавания-чувства”, или “Я достиг прекращения распознавания-чувства”. Вместо этого то, как прежде был развит его ум, приводит его в это состояние».

В.: «Когда практикующий достигает прекращения распознавания-чувства, что прекращается вначале: телесная активность, словесная активность или умственная активность?»

Д.: «Когда практикующий достигает прекращения распознавания-чувства, то вначале прекращаются словесная активность, затем телесная активность, затем умственная активность».

В.: «Как происходит выход из состояния прекращения распознавания-чувства?»

Д.: «Когда практикующий выходит из состояния прекращения распознавания-чувства, в нём не появляется мыслей, подобных таким: “Сейчас я выйду из состояния прекращения распознавания-чувства”, или “Я выхожу из состояния прекращения распознавания-чувства”, или “Я вышел из состояния прекращения распознавания-чувства”. Практикующий выходит из прекращения за счёт заблаговременного установления намерения».

В.: «Когда практикующий выходит из состояния прекращения распознавания-чувства, что возникает в нём вначале: телесная активность, словесная активность или умственная активность?»

Д.: «Когда практикующий выходит из состояния прекращения распознавания-чувства, умственная активность возникает вначале, затем – телесная активность, затем – словесная активность».

В.: «Когда практикующий вышел из состояния прекращения распознавания-чувства, сколько видов контакта затрагивает его?»

Д.: «Когда практикующий вышел из состояния прекращения распознавания-чувства, три вида контакта затрагивают его: контакт с пустотностью, контакт с безобъектностью, контакт с бесстрастием».

В.: «Когда практикующий вышел из состояния прекращения распознавания-чувства, к чему его ум тянется, склоняется, устремляется?»

Д.: «Когда практикующий вышел из состояния прекращения распознавания-чувства, его ум тянется, склоняется, устремляется к отделённости от обусловленного».

ЧУВСТВЕННАЯ ОЦЕНКА

В.: «Какие есть виды чувств?»

Д.: «Есть три вида чувств: приятное чувство, болезненное чувство, нейтральное чувство».

В.: «Что собой представляет каждое из них?»

Д.: «Всё, что переживается физически или умственно как приятное и доставляющее удовольствие, является приятным чувством. Всё, что переживается физически или умственно как болезненное и мучительное, является болезненным чувством. Всё, что переживается физически или умственно ни как доставляющее удовольствие, ни как мучительное, является нейтральным чувством».

В.: «Что такое приятное и что такое болезненное в отношении приятного, болезненного и нейтрального чувств?»

Д.: «Приятное чувство приятно, когда продолжается, и болезненно, когда кончается. Болезненное чувство болезненно, когда продолжается, и приятно, когда кончается. Нейтральное чувство приятно, когда оно со знанием, и болезненно, когда оно без знания».

СКРЫТЫЕ СКЛОННОСТИ

В.: «Какая скрытая склонность лежит в основе каждого из трёх видов чувств?»

Д.: «Приятное чувство чревато влечением. Болезненное чувство чревато отторжением. Нейтральное чувство чревато неведением».

В.: «Каждое ли чувство чревато влечением, отторжением или неведением?»

Д.: «Не каждое чувство чревато влечением, отторжением или неведением».

В.: «Что нужно отбросить в отношении каждого вида чувств?»

Д.: «Скрытую склонность к влечению нужно отбросить в отношении приятного чувства. Скрытую склонность к отторжению нужно отбросить в отношении болезненного чувства. Скрытую склонность к неведению нужно отбросить в отношении нейтрального чувства».

В.: «Все ли чувства содержат скрытую склонность к влечению, отторжению или неведению, которую необходимо отбросить?»

Д.: «Нет, не все.

Вот, будучи в достаточной степени отстранённым от чувственных удовольствий, отстранённым от нездоровых состояний ума, практикующий входит в первую джхану и пребывает в ней, что сопровождается думанием об объекте медитации и удержанием внимания на нём, а также радостью и довольством, которые возникли из-за этой отстранённости. Благодаря этому он отбрасывает влечение и скрытая склонность к влечению не лежит в основе этого приятного чувства.

Вот практикующий думает: “Когда же я войду и буду пребывать в сфере, в которую сейчас входят и в которой пребывают Благородные?” В каждом, кто производит желание к высшим состояниям, возникает печаль, условием возникновения которой является это желание. Благодаря этому он отбрасывает отторжение, и скрытая склонность к отторжению не лежит в основе этого болезненного чувства.

Вот, с оставлением удовольствия и боли и с предыдущим исчезновением радости и печали, практикующий входит в четвёртую джхану и пребывает в ней, вне удовольствия и боли, в чистоте осознанности, достигнутой посредством спокойствия. Благодаря этому он отбрасывает неведение и скрытая склонность к неведению не лежит в основе этого нейтрального чувства».

ЧТО ПРИХОДИТ, КОГДА КОНЧАЕТСЯ

В.: «Что приходит, когда кончается приятное чувство?»

Д.: «Болезненное чувство».

В.: «А что приходит, когда кончается болезненное чувство?»

Д.: «Приятное чувство».

В.: «А что приходит, когда кончается нейтральное чувство?»

Д.: «Неведение».

В.: «А что приходит, когда кончается неведение?»

Д.: «Истинное знание».

В.: «А что приходит, когда кончается истинное знание?»

Д.: «Освобождение».

В.: «А что приходит, когда кончается освобождение?»

Д.: «Ниббана».

В.: «А что приходит, когда кончается Ниббана?»

Д.: «Друг Висакха, ты зашёл в своих вопросах слишком далеко. Невозможно выйти за этот предел, потому что святая жизнь упирается в Ниббану, завершается в Ниббане, имеет Ниббану своим окончанием. Если хочешь, друг Висакха, можешь пойти к Учителю и спросить его».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Тогда мирянин Висакха почтительно поклонился Дхаммадине и отправился к Учителю. Висакха изложил Учителю всю их беседу с Дхаммадинной. Выслушав его, Учитель сказал:

«Дхаммадинна мудра, Висакха. Если бы ты задал мне те же вопросы, я бы ответил точно так же, как она».

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.