Маджхима Никая 128
Внутренние препятствия

Адаптированная версия сутты МН 128

Однажды Учитель находился близ Косамби. В то время между местными монахами разразилась ссора. Они ругались, не сдерживаясь в выражениях, стараясь ранить друг друга словами. Некий монах отправился к Учителю и рассказал ему обо всём, попросив его из милосердия посетить ссорящихся.

Учитель прибыл на место и велел им прекратить ссору. Но те не согласились, сказав ему, чтобы он занимался своей святой жизнью, а они берут всю ответственность на себя. Три раза он велел им прекратить, и три раза они отказывались подчиниться. После этого Учитель покинул их, и на следующее утро оставил Косамби, сказав:

«Если люди охвачены ссорой, они не могут признать свою неправоту. Именно так происходит разделение Сангхи. В ссоре все забывают о мудрости и разумной речи, стремясь ужалить друг друга побольнее. Если кто-то питает мысли о том, что его оскорбили, о том, что с ним обошлись несправедливо, его злость никогда не утихнет. Нужно оставить эти мысли, и тогда злоба пройдёт. Невозможно обрести мир, питая гнев. Мир можно обрести только через мирный ум. Таково моё Учение. Нужно учиться сдержанности, и только так можно избежать вражды. Даже грабители с большой дороги и те ладят друг с другом, а монахи не могут остановиться в сваре. Если вы повстречали надёжного спутника в пути – это большая удача. Если же такого спутника нет – то лучше идти по жизни в одиночестве, чем общаться с теми, с кем не стоит общаться».

Из Косамби Учитель отправился в деревню Балаконакара. В то время близ этой деревни проживал монах Бхагу. Бхагу увидел Учителя издалека и приготовил ему сиденье и воду для омовения ног. Поинтересовавшись, всё ли у Бхагу благополучно, Учитель некоторое время оставался у него, наставляя его.

Далее Учитель отправился в Восточный Бамбуковый Парк. В то время там проживали монахи Ануруддха, Нандия и Кимбила. Лесничий, охранявший этот парк, завидев Учителя, вышел к нему и сказал:

– Уважаемый, прошу вас, не ходите в этот парк. Там живут трое отшельников, взыскующих благо. Не стоит их беспокоить.

Но Ануруддха увидел, что лесничий разговаривает с Учителем, вышел к ним и сказал лесничему:

– Дорогой лесничий, не прогоняй этого странника. Это наш Благословенный Учитель.

Затем Ануруддха позвал двоих своих товарищей, и они втроём встретили Учителя. Устроившись в их жилище, Учитель спросил Ануруддху, всё ли у них в порядке. Тот подтвердил, что это так. Затем Учитель спросил, живут ли они мирно. Ануруддха подтвердил и это. Тогда Учитель попросил Ануруддху рассказать, каким именно образом они поддерживают мир в своей группе. Ануруддха ответил:

— Учитель, я всегда думаю, как мне повезло с товарищами по святой жизни. Я стараюсь выражать сердечное дружелюбие к ним в своих действиях, словах и мыслях, как прилюдно, так и наедине. Я стараюсь ставить нужды своих товарищей прежде своих личных нужд. Мы различны телесно, Учитель, но едины умом.

Нандия и Кимбила подтвердили слова Ануруддхи. Тогда Учитель спросил, удаётся ли им сохранять усердие и энтузиазм в пути. Ануруддха подтвердил, что это так. Учитель поинтересовался, каким именно образом они этого добились. Ануруддха ответил:

— Утром мы ходим за подаянием в деревню. Если кто-то возвращается первым, он готовит для всех воду для питья и умывания, и ставит на место ведро для отбросов. Тот, кто возвращается позже, может есть ту пищу, которая осталась от остальных. Остатки мы выбрасываем в специальное место. Последний закончивший трапезу убирает сиденья, воду, моет и убирает мусорное ведро, подметает место принятия пищи. Если кто-то замечает, что сосуды с водой опустели, он их наполняет. Если нести ему их слишком тяжело, он жестом подзывает кого-нибудь из нас, и мы вместе несём сосуд, не нарушая молчания. А каждые пять дней мы садимся вместе и всю ночь обсуждаем Дхамму. Всё это помогает нам сохранять усердие и энтузиазм в пути.

Нандия и Кимбила подтвердили слова Ануруддхи. Тогда Учитель спросил, удаётся ли им достигать возвышенных медитативных состояний? Ануруддха ответил, что хотя им и удаётся воспринимать в медитации сияние и объект медитации, но это ненадолго.

ПОМЕХИ СОБРАННОСТИ УМА

На это Учитель сказал:

«Вам следует найти причину этой неустойчивости, Ануруддха. До того, как я обрёл окончательное просветление, я тоже был в такой ситуации. Каждый раз, когда возникала неустойчивость восприятия сияния и объекта медитации, я задавался вопросом – что я делаю не так?

В итоге, я выявил одиннадцать возможных причин такой нестабильности, нарушающих собранность ума:

  • Сомнение;
  • Недостаток внимательности;
  • Лень и апатия;
  • Страх;
  • Эйфория;
  • Вялость;
  • Чрезмерное усилие;
  • Слишком слабое усилие;
  • Чрезмерное стремление;
  • Смена объектов медитации;
  • Чрезмерная привязанность к объекту медитации.

Итак, когда я увидел, что все эти факторы являются препятствиями в медитации, я устранил их.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ

Далее, Ануруддха, я столкнулся с тем, что я мог воспринимать сияние, но не видел объекта медитации; или я видел объект медитации, но не воспринимал сияние, и это, бывало, длилось до суток. Задавшись вопросом о причине этого, я понял, что если я не уделяю внимание объекту медитации, а уделяю его лишь сиянию, то я воспринимаю сияние, но не воспринимаю объект медитации. И наоборот – если я уделяю внимание объекту медитации, но не уделяю внимания сиянию – то я вижу объект, но не воспринимаю сияние.

Кроме того, я воспринимал ограниченное сияние и ограниченные объекты медитации, безграничное сияние и безграничные объекты медитации, и это, бывало, длилось до суток. Задавшись вопросом о причине этого, я понял, что при ограниченном видении я вижу ограниченное сияние и ограниченные объекты медитации, но когда собранность моего ума имеет качество безграничности, моё видение безгранично, и я воспринимаю безграничное сияние и безграничные объекты медитации.

Итак, Ануруддха, когда я устранил одиннадцать препятствий в медитации, я решил, что пришло время развивать троичную собранность ума. И так я развивал собранность ума с думанием и вглядыванием; без думания, но с вглядыванием; без думания и без вглядывания; с радостью; без радости; с довольством; со спокойствием. И когда я развил их, то понял, что моё освобождение необратимо и это – моё последнее рождение».

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.