Маджхима Никая 124
О Бакуле

Адаптированная версия сутты МН 124

Однажды, примерно через сто лет после ухода Учителя, к монаху по имени Бакула пришёл его знакомый, мирянин Ачела Кассапа.

– Сколько ты уже монашествуешь, друг Бакула?

– Восемьдесят лет, друг.

– За это время сколько раз у тебя был секс?

– Я не припомню, чтобы за это время во мне возникла хотя бы какое-то восприятие, связанное с чувственным желанием.

И далее разговор продолжился в том же духе. Ниже приведены лишь ответы Баккулы:

– Я не припомню, чтобы за это время во мне возникла хотя бы какое-то восприятие, связанное с недоброжелательностью, жестокостью.

– Я не припомню, чтобы за это время во мне возникла хотя бы мысль, связанная с чувственным желанием, недоброжелательностью, жестокостью.

– Я не припомню, чтобы за это время я когда-либо принял или носил одежду от мирянина, или чтобы я кроил, шил, красил одеяние для себя или для других монахов.

– Я не припомню, чтобы за это время я когда-либо принял приглашение на обед или хотел бы, чтобы меня пригласили на обед

– Я не припомню, чтобы за это время я когда-либо сидел или ел под крышей.

– Я не припомню, чтобы за это время мой взгляд когда-либо зацепился за женские черты и формы.

– Я не припомню, чтобы за это время я когда-либо преподавал Учение женщине даже в виде четверостишия.

– Я не припомню, чтобы за это время я когда-либо приближался к жилищам монахинь или преподавал Учение монахиням или послушницам.

– Я не припомню, чтобы за это время я когда-либо давал кому-либо посвящение в монахи, ни начальное, ни высшее.

–  Я не припомню, чтобы за это время я принимал кого-либо в ученики или имел помощника.

– Я не припомню, чтобы за это время я когда-либо мылся в бане или с просто с мылом.

– Я не припомню, чтобы за это время я когда-либо делал массаж кому-либо из монахов.

– Я не припомню, чтобы за это время когда-либо болезнь задерживалась во мне дольше чем на пару часов.

– Я не припомню, чтобы за это время я принимал лекарство больше чем с рисовое зёрнышко.

– Я не припомню, чтобы за это время я хоть раз использовал подушку для медитации или постель.

– Я не припомню, чтобы за это время я хоть раз остался на сезон дождей в какой-либо деревне.

– Первые семь дней после того, как я стал монахом, я питался в долг, а на восьмой день я обрёл окончательное освобождение.

После этого Ачела Кассапа выразил желание стать монахом. Вскоре после того, как он стал монахом, усердно практикуя, он обрёл полное и окончательное освобождение, став арахантом.

Через некоторое время однажды утром Бакула начал ходить от кельи к келье и созывать монахов, говоря, что пришло ему, Бакуле, время обрести окончательную ниббану. Когда монахи собрались, Бакула, погрузившись в медитацию, осуществил окончательный переход в ниббану.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.