Маджхима Никая 101
В Дэвадахе

Адаптированная версия сутты МН 101

Однажды Учитель находился близ города Девадаха. Там он обратился к монахам с такими словами:

«Монахи, некоторые странники и брамины учат, что все переживания в жизни человека – приятные, неприятные или нейтральные – обусловлены тем, что он сделал в прошлом. Поэтому через аскезу можно нейтрализовать результаты прошлых неблаготворных действий и таким образом избежать их болезненного проявления в будущем. Таким образом можно освободиться от страдания, говорят они. Таково учение нигантхов.

Однажды я беседовал с нигантхами. Они подтвердили, что их учение именно таково. Тогда я спросил, уверены ли они в том, что существовали в прошлом? Уверены ли они в том, какие конкретно деяния совершили в прошлом? Знают ли они, сколько именно страдания ими уже исчерпано, а сколько ещё осталось? Знают ли они, сколько именно страдания им вообще нужно исчерпать, чтобы достичь освобождения от страдания? Знают ли они, как отбросить неблаготворные умственные качества и развить благотворные прямо здесь и сейчас? На все эти вопросы нигантхи ответили отрицательно.

Тогда я сказал им, что поскольку они всего этого не знают, то тогда их доктрина не имеет под собой основания, ведь для того, чтобы излечить рану, нужно точно знать её глубину, причину появления и средства излечения, а также способ применения этих средств.

На это нигантхи ответили, что доверяют своему учителю, Нигантхе Натапутте, который учит именно так. На это я сказал, что человек может считать что-либо истинным (1) руководствуясь верой; (2) просто потому, что так проще; (3) поскольку для него это освящённая веками традиция; (4) потому что это – вывод, к которому он пришёл, поразмышляв над этим; (5) потому что это уже существующее воззрение, которое кажется ему истинным после тщательного обдумывания. Во всех этих случаях то, что человек принимает в результате, может оказаться ложным, а то, что отвергает – истинным. То есть то, почему мы принимаем тот или иной постулат, само по себе не является подтверждением истинности этого постулата.

Далее я спросил их:

– Друзья, когда вы истязаете себя в своей суровой аскезе, испытываете ли вы мучения?

– Конечно, – отвечали они.

– А когда не практикуете свою аскезу – испытываете ли вы мучения?

– Нет, – отвечали они.

Тогда я сказал:

– Итак, когда вы пытаетесь избавиться от страдания через аскезу, вы испытываете страдания. А когда не пытаетесь – не испытываете. Налицо противоречие. Ваш подход ещё можно было бы понять, если бы вы испытывали мучения и вне аскезы. Тогда аскеза могла бы быть чем-то вроде горького лекарства. Но в том виде, в каком она есть, ваша практика теряет смысл.

Далее я спросил их:

– Как по-вашему, можно ли как-либо изменить плоды действий, которые вы уже совершили?

– Нет, – отвечали они.

– И в этом случае ваша практика теряет смысл, – сказал тогда я.

Далее я сказал, что их учение оказывается уязвимым, с какой точки зрения ни посмотри:

(1) С точки зрения доктрины, гласящей, что существа переживают удовольствие и боль на основании содеянного в прошлом, очевидно, что нигантхи совершали в прошлом дурные поступки, поскольку сейчас они переживают такие жестокие страдания в своей аскезе.

(2) С точки зрения доктрины, гласящей, что удовольствие и боль даются Высочайшим Богом, очевидно, что нигантхи Богом сердится на них, поскольку сейчас они переживают такие жестокие страдания в своей аскезе.

(3) С точки зрения доктрины, гласящей, что существа переживают удовольствие и боль на основании простого везения, очевидно, что нигантхам сильно не везёт, поскольку сейчас они переживают такие жестокие страдания в своей аскезе.

(4) С точки зрения доктрины, гласящей, что существа переживают удовольствие и боль из-за той или иной наследственности, то в таком случае очевидно, что у нигантхов плохая наследственность, поскольку сейчас они переживают такие жестокие страдания в своей аскезе.

(5) С точки зрения доктрины, гласящей, что существа переживают удовольствие и боль на основании усилий, прилагаемых здесь и сейчас, очевидно, что усилия нигантхов плохи, поскольку сейчас они переживают такие жестокие страдания в своей аскезе.

Таким образом, с какой стороны ни посмотри, нигантхи заслуживают порицания, а их усилия безблагодатны.

А какое же усилие благодатно?

Вот человек видит, что у него имеет место страдание. Он не тяготит себя болью, а равно и не отвергает удовольствие, если оно не противоречит Учению. Но при этом он не ослепляется этим удовольствием. Он наблюдает и понимает, что определённый вид усилий способствует тому, что данное страдание сходит на нет. Он понимает, что если смотрит на источник этого страдания со спокойствием, с принятием, он сходит на нет. Тогда он начинает целенаправленно совершать это усилие и развивать это спокойствие и принятие. Когда он так делает, все конкретные источники страдания сходят на нет, и таким образом страдание в нём иссякает.

Это можно проиллюстрировать с помощью следующего примера: представьте, что некий мужчина сильно влюблён в женщину. И вот он видит, что эта женщина разговаривает с другим мужчиной, шутит и смеётся. И тогда в нём возникает страдание.

А теперь представьте, что этот мужчина видит, что источник этого страдания – его страсть к этой женщине. Далее он понимает, что можно отбросить эту страсть, и делает это. И тогда страдание перестаёт в нём возникать.

Вот что собой представляет благодатное усилие.

Кроме того, бывает и так, что человек замечает, что если он потакает удовольствиям, нездоровые состояния усиливаются в нём, а гармоничные состояния сходят на нет. Также он понимает, что если он совершает усилие против потакания удовольствиям, то, хотя оно и болезненно, но оно приводит к усилению гармоничных состояний, а нездоровые состояния сходят на нет. И тогда, спустя какое-то время нужда в болезненных усилиях отпадает, подобно тому, как когда заготовка древка стрелы выпрямлена, больше нет нужды её нагревать на огне.

Это тоже пример благодатного усилия.

Кроме того, благодатное усилие можно описать и как следование Учению, провозглашённому Татхагатой*. Это Учение таково, что, с какой точки зрения ни посмотри, оно остаётся неуязвимым:

(1) С точки зрения доктрины, гласящей, что существа переживают удовольствие и боль на основании содеянного в прошлом, очевидно, что ученики Татхагаты совершали в прошлом хорошие поступки, поскольку сейчас они испытывают такие чистые приятные переживания.

(2) С точки зрения доктрины, гласящей, что удовольствие и боль даются Высочайшим Богом, очевидно, что ученики Татхагаты созданы Бог добр к ним, поскольку сейчас они испытывают такие чистые приятные переживания.

(3) С точки зрения доктрины, гласящей, что существа переживают удовольствие и боль на основании простого везения, очевидно, что ученикам Татхагаты сильно везёт, поскольку сейчас они испытывают такие чистые приятные переживания.

(4) С точки зрения доктрины, гласящей, что существа переживают удовольствие и боль из-за той или иной наследственности, то в таком случае очевидно, что у учеников Татхагаты хорошая наследственность, поскольку сейчас они испытывают такие чистые приятные переживания.

(5) С точки зрения доктрины, гласящей, что существа переживают удовольствие и боль на основании усилий, прилагаемых здесь и сейчас, очевидно, что усилия учеников Татхагаты эффективны, поскольку сейчас они испытывают такие чистые приятные переживания.

Таким образом, с какой стороны ни посмотри, ученики Татхагаты заслуживают одобрения, а их усилия благодатны».

————————–

* В оригинале здесь приводится стандартное описание пути человека от встречи с Татхагатой до освобождения.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.