Необходимо понимать, что с точки зрения учения Будды самоубийство – это почти всегда результат страстного желания, результат “я хочу…” или “я не хочу…”. А значит, последствия этого шага почти наверняка будут весьма нежелательными, например рождение “в состоянии лишений, в несчастливом уделе, в погибели, даже в аду”, не говоря о том, что такой шаг почти всегда несёт страдание близким.

В связи с этим интересна недавно получившая широкую известность из-за судебных разбирательств по делу о пропаганде суицида 144-я сутта из Маджхима Никаи – Чханновада Сутта.

Монах Чханна, достигший довольно высокого уровня в практике, тяжело болен, его состояние ухудшается, и видно, что болезнь эта закончится смертью. Почтенные Сарипутта и Маха Чунда навещают его, и Чханна сообщает им, что намерен покончить с собой, потому что не имеет желания жить.

Разумеется, Сарипутта и Чунда пытаются отговорить его.

Далее Чханна говорит, что умирает без цепляний или, согласно другим переводам, “в чистоте, непорицаемым”. Естественно, Сарипутта и Чунда имеют все основания сомневаться в этом утверждении.

Дело в том, что, если человек утверждает, что не имеет цепляний, это равносильно тому, чтобы заявить о том, что он – арахант. А если человек арахант, то в данной ситуации для него, казалось бы, не должно возникнуть причин, чтобы кончать с собой: несмотря на физическую боль, арахант не будет испытывать страданий. Для него уже нет разницы между этим миром, иным миром, здоровьем или болезнью, болью или её отсутствием. Таким образом, он скорее может не воспротивиться смерти, чем попытаться приблизить её. А если Чханна ошибается и всё же имеет привязанности, то его в результате самоубийства ждут нежелательные последствия.

Сначала Сарипутта задаёт Чханне вопросы, призванные выяснить, действительно ли Чханна достиг арахантства. Затем Маха Чунда даёт Чханне наставления по практике, очевидно, продолжая сомневаться в том, что Чханна достиг этой стадии просветления.

Когда они покидают Чханну, тот всё же совершает самоубийство. Тогда Сарипутта отправляется к Возвышенному, чтобы узнать, что же в итоге стало с Чханной. Сарипутта предположил, что следующее рождение этого потока сознания произойдёт в одной из деревень, в которой у Чханны с некоторыми семьями были близкие отношения и где, возможно, сохранились цепляния.

Однако Будда заверил его, что Чханна не родился вновь в каком бы то ни было теле, а значит, он действительно совершил самоубийство без цепляний. Подчеркнём, что Будда именно так и говорит: “Монах Чханна использовал нож (эвфемизм для суицида) безупречно (в чистоте, без цепляний)”.

Сутта, таким образом, даёт пример того, что в некоторых случаях арахант по какой-то причине может совершить самоубийство, оставаясь при этом арахантом. И это, пожалуй, единственный случай, когда человек не получает в результате суицида негативных последствий.

Надо сказать, что традиционные комментарии утверждают, что Чханна всё же не был арахантом в момент самоубийства, но стал им в процессе умирания. Однако, во-первых, такое утверждение противоречит словам Будды, который прямо сказал, что Чханна совершил самоубийство, будучи свободным от цепляний, а не освободился от цепляний в результате самоубийства. А во-вторых, такое толкование основывается на непроверяемых рассуждениях, по сути – домыслах о том, что именно испытывал Чханна во время самоубийства.

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.