Вопрос: про Дэвов и Нагов – могущественных существ, которые упоминаются в суттах и в тексте разделения заслуг. Это невидимые нам существа, обитающие где-то на Земле или во Вселенной, и есть ли они на самом деле или это просто представления тех времён?

Ответ.

Прежде всего: Дэвы и Наги – это не фантазии и не сказки. Тогда что? Будем исходить из опыта, от феноменологии. На определённом этапе практики нам становятся доступны весьма необычные режимы восприятия. До того мы имели дело лишь с двумя основными видами восприятия – бодрствование в физическом мире и сновидение (сон без сновидений характеризуется отсутствием рефлексируемого восприятия). Теперь же появляется целый ряд новых состояний.

Иные состояния

Например, мы можем сохранять бодрствование во время сновидения. Или видеть наяву элементы сновидения (псевдогаллюцинации). Или в медитативном состоянии наблюдать разного рода необычные феномены – источники света и т.д. И наконец, мы можем видеть то, что называют иными мирами и, соответственно, населяющих их существ.

Представим себе, что мы воспринимаем некое явление, которое обладает всеми характеристиками самостоятельного существа, кроме одного: у него нет физического тела, следовательно, и обитает оно не в нашем физическом мире. Согласно материалистической парадигме, мы должны были бы отрицать реальность этого существа.

Подход Будды

Однако подход Будды и его учеников был иным. Он был феноменологическим. Они говорили: «Да, мы воспринимаем нечто, что имеет все характеристики самостоятельного существа, кроме физического тела. Это существо воспринимается при таких-то условиях». Идти дальше этой констатации у них не было никаких причин, и они не шли. Они воспринимали этих существ, описывали их и классифицировали, принимая факт наличия этого опыта как данность. Существ с набором свойств А назвали (впрочем, ещё до Будды) дэвами. Существ с набором свойств Б назвали нагами, В – асурами, Г – претами и так далее.

Хочу подчеркнуть, что эта позиция присутствует в речах Будды имплицитно. Он её не проговаривает явно, поскольку в те времена, судя по всему, в этом не было нужды: никто не задумывался (или мало кто) о понятиях, подобных «объективной реальности».

Как быть?

Мы тоже можем воспринимать подобных существ, и очень вероятно, что это произойдёт в ходе нашей практики. Как относиться к такому опыту? Ответ: лучше всего никак. Лучше всего просто применить 6Р. Посмотрели, рассказали учителю и пошли дальше, не задерживаясь. Без анализа, без выводов, с чистой констатацией. Могу лишь сказать, что по мере углубления в практику для нас становится всё более очевидным, что разделение на материальное и психологическое, объективное и субъективное сугубо искусственно и надуманно. Оно может быть иногда полезно чисто практически, но не более того.

Мы можем применить к подобному опыту сразу несколько интерпретаций. Можно всё интерпретировать в метафизическом смысле, можно в психологическом, можно, в конце концов, в нейрофизиологическом и так далее. Но каждая из этих интерпретаций будет лишь способом уложить этот опыт на некую полочку, заведомо искусственную. Возникает вопрос: зачем это делать? Насколько это занятие (интерпретирование) в данном случае полезно? И если полезно, то в чём? Может быть, более полезно (в плане непорождения отвлечений) применить феноменологический подход, практиковавшийся Буддой и его учениками, находясь в суперпозиции относительно различных интерпретаций?

Разделение заслуг с Дэвами и Нагами

Теперь вернёмся к формуле разделения заслуг. В ней упоминаются Дэвы и Наги:

Пусть существа, населяющие пространство и землю,
Могучие Дэвы и Наги,
Разделят эту нашу заслугу.
Пусть они долгое время защищают
Закон Будды.

Как нам понимать эти слова, если у нас нет опыта восприятия Дэвов и Нагов? Есть несколько вариантов, и можно выбрать тот, который для нас удобнее на данный момент.

Мы можем думать о них как о неких нечеловеческих разумных существах, обитающих недоступно нашему восприятию

  • на Земле,
  • на других планетах,
  • в «иных измерениях»,
  • в пространстве сознания.

Верить во всё это не обязательно – можно просто допускать, как бы добавляя про себя: «Если они есть, пусть разделят нашу заслугу…»

Кроме того, мы можем думать о них как о мощных аспектах собственной или коллективной психики – архетипах, поддерживающих нас и других буддистов на их пути. «Пространство» и «земля» в этом случае означают разные слои психики и, соответственно, представляют разные архетипические уровни.

Вопрос реальности

В связи с этой темой неизбежно возникает вопрос, насколько реально то или это явление.

Важно понимать, что сам этот вопрос возникает на почве материалистического учения об «объективной реальности»: реально лишь то, что измеримо физическими приборами. Однако так ли адекватно это учение? Можем ли мы измерить физическим прибором любовь или преданность? Ненависть? Да, возможно с помощью томографа или энцефалографа нам удастся измерить некие проявления этих чувств на уровне физического тела. Но ведь это не сами эти чувства, не так ли? Какой-либо прямой корреляции не будет. Так что же, любовь, преданность или ненависть нереальны?

Не будет ли более целесообразно считать, что реальны и кирпич, и сновидение, и любовь? Все эти явления реальны, но обладают разными свойствами. Или: реальность имеет различные стороны, или грани. Есть физическая сторона, есть психическая. И обе они реальны в одинаковой степени, но по-разному.

В свете этого подхода вопрос о реальности того или иного явления отпадает или сводится к феноменологии. Мы смотрим, что и как мы воспринимаем. Где – воспринимаемое, а где – его интерпретация. И отталкиваемся от этого.

В тонком состоянии сознания мы воспринимаем Дэва, и это – реальность. Интерпретация его как «реального существа» или «чего-то нереального» – это интерпретация. Она может быть такой, этакой или… никакой.

О Дэвах, Нагах и иных мирах

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *