ЧАСТЬ I

Лёгкое пробуждение

Пробуждение — дело нелёгкое. Но без лёгкости оно вообще невозможно.

Я пришёл к этому пониманию не сразу, а поначалу относился к личному развитию и духовному росту как к серьёзному предприятию, требующему тяжёлой самоотречённой работы и настойчивости. И моё упрямство хорошо мне служило, но лишь до поры до времени. Я всё ещё полагаю, что духовность — дело серьёзное, но мне становится всё более ясно, что лёгкость духа приходит быстрее, если подходить к этому делу с лёгкостью.

Более 2500 лет назад молодой человек лет тридцати по имени Сиддхартха Гаутама из клана Шакьев описал вершину духовной зрелости с помощью термина «пробуждение»: «будх» означает «пробуждение», а «дха» — «тот, кто». Таким образом, «Будда» — это «тот, кто пробудился». Но он уделял куда больше внимания пути достижения этого состояния, чем тому, как его назвать.

На вершину горы ведут множество тропинок. И легче всего найти те, по которым прошло больше людей, на которых оставлены опознавательные знаки, даже если это просто реклама.

Но по мере подъёма тропинки становятся всё неприметней. Некоторые не ведут дальше определённой точки или какого-то красивого вида. Если мы придерживаемся их, то можем даже не догадываться, что можно подняться ещё выше. Другие дорожки идут лишь по лесу языка и кончаются за его пределами — там, где больше нет слов и чётких знаков, а только намёки на правильное направление.

Не важно, где начинается тропа — вершина только одна. В лесу слов мы можем найти много названий для неё: пробуждение, просветление, божественное, реализация, ниббана, природа Будды, сознание Христа и так далее. Но на вершине имена теряют смыслы и не имеет значения, каким путём мы на неё попали. Перспектива, небо и пространство, открывающиеся здесь, вне слов.

Эта книга посвящена пути, описанному Сиддхартхой Гаутамой. И она является моим отчётом о путешествии по нему, поскольку единственный известный мне способ рассказать об этом — сделать это через собственный опыт. Если быть более точным, это повествование о том, куда нам следует смотреть внутри себя, чтобы увидеть знаки, показывающие нам направление в той или иной точке тропы на той или иной высоте.

Тысячи людей прошли по этому пути до самой вершины. Но при этом сотни тысяч описали его. И тысячи тысяч оставили указания по поводу того, куда нужно идти.

Сегодня буддизм — это сложный лабиринт переплетённых дорог, наполненный книгами, практиками и наставлениями учителей. Некоторые из дорог петляют по дикой местности. Другие доходят до плато и там останавливаются. Но есть и те, которые ведут на самую вершину.

Многоцветное разнообразие учений буддизма отражает силу и глубину прозрения Сиддхартхи Гаутамы. И всё же разобраться, что здесь действительно полезно, бывает весьма трудно.

В буддистской традиции имеется обширный корпус текстов, в котором нелегко ориентироваться. Он включает десятки тысяч бесед, или сутт, приписываемых Будде, а также целые библиотеки интерпретаций этих бесед — или, как их ещё называют, комментариев.

Однажды буддийский монах по имени Бханте Вималарамси столкнулся с тем, что его прогресс в практике остановился. Он следовал указаниям своих учителей и инструкциям, данным в известных комментариях, но больше не видел в своём сознании никаких сдвигов. Наконец он отложил всё, что постиг из комментариев, и принялся за самые ранние сутты, чтобы узнать, что же в действительности сам Будда говорил о медитации. Он изучал и сравнивал разные переводы с целью понять, что эти слова означали на языке Будды.

Многие практики, приписываемые Будде, отсутствуют в суттах. В то же время существует несколько простых практик, о которых он говорил часто и которые зачастую совершенно упускаются из вида в последующих комментариях.

Пропустив сутты через своего рода сито, Бханте обнаружил содержащуюся в них практику — простую, утончённую, гибкую и невероятно эффективную. Она оказала глубокое воздействие на него самого и на его учеников.

Одной из удивительных особенностей этой практики является акцент на расслабление и лёгкость, с которой достигается пробуждение. По крайней мере, это было открытием для меня в своё время. Другой важный аспект — то, что здесь безмятежность (пассадхи) и понимание (випассана) считаются не отдельными факторами, а лишь разными способами описания единого состояния. В ранних суттах безмятежность и понимание культивируются одновременно. Безмятежность углубляет понимание, а понимание создаёт условия, необходимые для развития безмятежности.

Пять лет назад я начал учиться у Бханте Вималарамси. Под его руководством моя практика поднялась до таких высот, о которых я раньше даже не мечтал. К моменту начала обучения я находился в тупике и не верил, что дальнейший подъём не только возможен, но и относительно доступен.

Когда Бханте не занят обучением, он посвящает себя созданию понятных для современного человека переводов сутт. Многие существующие переводы несут в себе слишком заметное влияние комментариев, или же это интерпретации учёных, не имевших глубокого опыта в практике медитации.

Надеюсь, когда-нибудь Бханте напишет обзор практики Будды в том виде, как он её открыл, но сейчас его внимание сосредоточено на более фундаментальном предмете — на самих базовых текстах.

И вот, с его одобрения и под его периодическими редакторскими взглядами через плечо, я представляю этот обзор.

* * *

Много раз в своём путешествии я выходил на какой-нибудь прекрасный горный луг, который настолько меня пленял, что я был бы рад задержаться на долгое время. Но Бханте говорил: «Почему бы тебе не взглянуть, что находится вон за теми деревьями?» И когда я заглядывал туда, то обнаруживал тропинку, ведущую ещё выше, к ещё более живописному виду. Возможно, я бы и сам со временем нашёл эту тропинку. Но может быть, и нет.

Когда я однажды спросил Бханте, где он научился всем этим тонкостям, он улыбнулся и ответил: «Меня научил Будда». За этими словами стоят часы и часы изучения текстов и опробация их в течение часов и часов медитации.

Это тот самый «взгляд с земли» и практическое руководство, которые я нашёл для себя чрезвычайно полезными. Поэтому, когда мы перейдём к описанию пути, я постараюсь вести изложение с тех же позиций, насколько это возможно. Другими словами, мы будем рассматривать джханы и путь с точки зрения медитативной практики и опыта.

Одна из тем, красной нитью проходящая через эту книгу, заключается в том, что непринуждённость и лёгкое отношение к себе помогает нашему уму-сердцу становиться ясным, как альпийский луг. Лёгкость, ясность, безмятежность и понимание глубоко взаимосвязаны. Лёгкость не делает пробуждение лёгким — нам по-прежнему нужно карабкаться в гору шаг за шагом. Но через лёгкость и непринуждённость этот подъём оказывается настолько быстрым, что нам даже трудно себе это представить.

Карта, составленная Буддой

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.

Метки:    

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *