Глава 17

Лакуны: Шестая Джхана

По карте я знал высоту озера Кейплз и решил прокалибровать здесь высотомер на своём маленьком GPS. Встав у края воды так, что она касалась пальцев ног, я ввёл в гаджет значение «7802 фута». Отсюда дорога шла вокруг озера на протяжении нескольких миль. Затем она взбиралась на 800 футов до озера Эмигрант, расположенного выше в горах Сьерра. Но первая часть пути приходилась на ровную местность, и это была лёгкая прогулка.

Поэтому я бросил GPS в карман, поправил рюкзак, наметил маршрут и впал в медитацию ходьбы.

Когда я вошёл в ритм шага, в моей голове стали проплывать обрывки мыслей: попытка определить, что это за птица пролетела, воспоминания о старых разговорах, люди, которых увижу завтра, сцены из телешоу, эпизоды из книги, которую я недавно прочёл, мысли о предстоящей проповеди. Ни одна из них не захватывала меня. И всё же я хотел, чтобы мой ум был безмятежен и чист. Мысленная болтовня раздражала.

Но она была объяснима. Один консультант как-то сказал, что церкви такого размера, как моя, невозможно контролировать. Это было даже удобно — можно было не чувствовать вину за то, что я редко оказывался во главе всего, что там происходит. И всё же я пытался. Пытался много долгих, хлопотных, лихорадочных дней.

Поэтому, когда выдавался день для пешей прогулки — день, свободный от обязанностей, — мой ум кишел мыслями. Это было естественно.

И хотя мне не нравилась эта мысленная кутерьма, я также и не сражался с ней. Я позволил своему уму бродить, где ему заблагорассудится. И при этом я не вовлекался в содержимое мыслей. Пока я шёл вдоль озера, я замечал энергию в своём уме — его настроение и текстуру — и игнорировал истории, концепции и образы. Я позволил думанию плавать на заднем плане. На переднем же я тихо излучал радость. Это было легко посреди чудесных гор.

Вскоре мысли затихли. Так затихает голос человека в телефоне, когда он выходит из зоны уверенного приёма. Внутренний монолог начал останавливаться и затем окончательно замолк. Спустя мгновение другая мысль возникла на заднем плане, прервалась, исчезла.

ImageВнутри меня сияла улыбка — настолько живая, что меня не волновало — возникают мысли или исчезают. Они были просто естественным выходом напряжения. Я чувствовал внутренний покой.

Сознание бесконечно

Тридцать спиц сходятся к втулке,

Середина которой пуста,

И благодаря этому и можно пользоваться колесом.

Когда формуют глину, изготавливая из неё сосуд,

То делают так, чтобы в середине было пусто,

И благодаря этому и можно пользоваться сосудом.

Когда строят жильё, проделывают окна и двери,

Оставляя середину пустой,

И благодаря этому и можно пользоваться жилищем.

И потому наполнение — это то, что приносит доход,

Опустошение — это то, что приносит пользу.

– Лао Цзы

Шестая джхана характеризуется разрывами, прорехами или лакунами в потоке сознания. Они возникают легче в сидячей медитации, нежели во время пешей прогулки в горах. Но когда мы установились в этой джхане, они могут проявиться в самых разных условиях.

В Главе 1 я описал ретрит в ранчо приятеля около Джексон Хоул, штат Вайоминг. Как-то утром я совершал ходячую медитацию на пути из моего домика в главный зал. Земля текла через поле моего зрения. Внезапно привычный поток распался на серию неподвижных изображений, подобно кадрам в кино. Обычно эти кадры проходят в восприятии так быстро, что сливаются вместе, создавая видимость непрерывного движения. Но мой ум был настолько расслаблен и чист, что видел каждый кадр отдельно. При этом они вспыхивали по очереди, один за раз.

Это явление может возникнуть в любой двери чувственного восприятия. И это может случиться в мысленном взоре, когда начинает казаться, что поток сознания становится неустойчивым, «моргает» и, наконец, прекращается, оставляя пустые прорехи. В пространстве между мыслями мы не отключаемся и не засыпаем. Ум не становится тусклым. Он остаётся чистым, присутствующим и восприимчивым.

Шестая джхана называется «местом бесконечного сознания». Звучит грандиозно. Но это просто такой период в практике, когда имеют место разрывы в опыте вместо непрерывного потока.

Схожая фраза, используемая в суттах: «осознавание, что сознание бесконечно». Сознание — то пространство, в котором возникают мысли и опыт, — и в самом деле обширно. Объекты ума, наполняющие это пространство, — лишь малая часть. Мы начинаем ощущать само пространство непосредственно. Оно неизмеримо больше, чем любая мысль или чувственное восприятие.

В шестой джхане мы начинаем осознавать содержание своего опыта и пустого пространства, в котором он возникает. Эта «пустота» тонкая. Но по мере того как ум-сердце становится тихим, мы становимся способны замечать, что она имеет свою собственную изменяющуюся текстуру и чувство.

Три Характеристики

В шестой джхане Три Характеристики становятся более очевидны. Напомню, это неудовлетворительность (дуккха), непостоянство (аничча) и не-личностность (анатта). Мы видим на микроскопическом уровне, как мысли и сенсорный контакт возникают, мигают и прерываются или сходят на нет. Наблюдение за тем, как они приходят и уходят, приводит к очевидному пониманию, что цепляние за них не даёт удовлетворения (дуккха), потому что ни одно из этих явлений не длится вечно (аничча). Они происходят сами собой. Нет никого, кто бы их создавал (анатта).

Космическая Одиссея

Субъективно опыт разрыва сознания может проявляться множеством разных способов. В ретрите близ Джексон Хоул я видел мерцание визуального поля во время ходьбы. Другим проявлением было восприятие мельтешения энергии и света, когда я сидел на своей дзафу.

Я получил первые инструкции по медитации от Бханте прямо перед тем, как отправиться в Джексон Хоул. Но его самого там не было. Я пытался вычислить, как практиковать без возможности свериться с учителем. Но я знал, что важно было расслабляться, вместо того чтобы бороться с мыслями или другими отвлечениями. Бороться с помехами не было нужды — требовалось просто смягчить напряжение, которое в них кроется. Когда я это делал, сжатие превращалось в маленькую вспышку радости. Вместо того чтобы испытывать неприязнь к помехам, я начал искать их, потому что знал, что когда отпущу данное отвлечение, то испытаю эту мягкую эйфорию.

По мере того как я становился всё более сведущим в отпускании мыслей, чувств и образов, я отпускал напряжение до того, как оно успевало полностью сформироваться. Замечал сжатия уже в самом начале их зарождения и расслаблял их. Я не отталкивал их прочь, поэтому небольшие завихрения остаточной энергии оставались. Я просто наблюдал.

Зачастую они были настолько яркими, что казались психоделическими. Они напоминали мне сцену в конце фильма «2001: Космическая Одиссея», где астронавт Дэвид Боуман находит загадочный монолит около Юпитера. Когда он приблизился, то осознал, что этот монолит не твёрдый. Это были звёздные врата, которые втянули его внутрь и выстрелили им сквозь вселенную со скоростью выше скорости света. В фильме то, что было дальше, наполнено созданными компьютерной анимацией нитями света и вращающимися формами.

Сидя на своей подушке, я будто бы летел сквозь такие вот цветные нити мыслей, чувств и образов, которые выглядели так, не будучи до конца оформленными. Мне было любопытно увидеть, куда они ведут. Но они просто продолжались и продолжались. Они не вели никуда; они просто шли и шли. И вот я осознал, что это может продолжаться бесконечно — им не было конца. Я расслабился ещё немного глубже, и они сошли в мягкое, тёплое ничто.

На тот момент я понятия не имел, что это было. Годы спустя, разговаривая со старшими учениками, я понял, что это было похоже на то, что они чувствовали в шестой джхане: «видение» бесконечных нитей сознания.

Покой

Другим признаком шестой джханы является углубляющийся внутренний покой: мягкое ничто. Расширенность, свойственная пятой джхане, содержит в себе тонкую напряжённость. По мере её расслабления расширение прекращается и мы входим в более глубокую тишину. Один ученик сказал, что это подобно тишине, которая появляется, когда отключается холодильник. До этого момента мы даже не осознаём, что на заднем плане есть этот шум. Но когда он прекращается, воцаряется более глубокое безмолвие, свободное от гудения.

Равностность, возрастающая в третьей джхане, ощущается как утка, отдыхающая на океанских волнах. К шестой джхане волны становятся намного меньше — лишь слабые колыхания, плещущие о корпус лодки, пока мы плывём, не поднимаясь вверх и не опускаясь вниз. И всё же по мере того как ум становится тише, он начинает замечать более тонкие явления и может даже не осознавать при этом, насколько они тонки.

Радость

В шестой джхане мы легко сидим без движения несколько часов и можем оставаться с объектом медитации твёрдо в течение сорока пяти минут или дольше в пике. Длительность сидения или время пребывания с объектом могут варьироваться от медитации к медитации. Но самые лучшие сидения длиннее, чем в более ранних джханах.

Излучаемое нами благополучие становится тоньше. В источниках говорится, что энергия, которую мы посылаем, смещается от сострадания (каруна) к радости (мудита). Радость таким образом становится объектом медитации. Обычно эти смещения очень тонки — скорее различные оттенки одного цвета, нежели разные цвета. И мы чувствуем такой внутренний мир, что нас уже не слишком беспокоит — является ли это излучаемое нами благополучие состраданием или радостью. Мы просто чувствуем свет в уме и теле.

Корова Пикассо

В мой первый ретрит с Бханте я начал всё с начала. За две недели я прошёл от первой джханы до седьмой. Но через шестую проскочил, не заметив этого. Я не пытался коллекционировать значки с достижениями по джханам или делать зарубки на своей дзафу. Но мне было любопытно, как идёт мой прогресс, и поэтому я пытался отследить каждую стадию. И вот я её потерял.

Когда я начал работать над данной книгой, я попросил Бханте описать для меня шестую джхану. «Я не помню, что я чувствовал, когда впервые вошёл в неё, — сказал я. — Помню пятую и седьму джханы. Но через шестую я прошёл так быстро, что не заметил».

Бханте сказал: «Я помню очень чётко, когда ты был в ней».

Хммм. Я поднял свои старые записи. Периодически я веду дневник уже много лет. На ретритах делаю короткие заметки о тех прозрениях и опыте, которые меня посещают. Я хотел посмотреть, есть ли там что-либо про шестую джхану.

И оно там было. Чёрным по белому в моих записях с того первого ретрита с Бханте. Я никак не идентифицировал этот опыт, но описал его в записи своей беседы с ним:

Даг: «У меня появились периоды глубокой мирности. Потом какой-нибудь беспокоящий фактор вытаскивает меня из этого состояния. Я пытаюсь увидеть эти факторы более ясно».

Бханте: «Ты очень любопытен».

Даг: «Да, я знаю. Во мне всегда было много пытливости».

Бханте: «И она может также указывать на наличие сомнений».

Даг, со смехом: «Сомнение всегда было моей любимой помехой. Оно часто меня посещает. Это забавно: я священнослужитель. Вроде бы по рангу мне полагается иметь сильную веру. Но вместо этого я весь в сомнениях. Но сомнения не такая уж плохая штука для священнослужителя, если он принадлежит к Унитарианской Универсалистской церкви».

Бханте: «Почему бы тебе не взять свою склонность к исследованию и не направить её на равностность вместо отвлечений? Посмотри, что ты увидишь в состоянии внутреннего покоя».

Даг: «Хм. Я никогда не думал об этом. Хорошая мысль. Я попробую».

Бханте: «Дай мне знать, что ты найдёшь в этих лакунах. Это всё очень тонкое, но ты сможешь увидеть, что там».

Перечитывая эти старые записи сейчас, мне совершенно ясно, что я описывал шестую джхану. Эти «периоды глубокой мирности» были тем, что Бханте называет «разрывы в сознании». И Бханте посоветовал мне исследовать эти разрывы — периоды глубокой равностности. Стандартный совет для шестой джханы.

Приведённый выше диалог высвечивает один важный момент, касающийся джхан в целом. Когда мы впервые изучаем их, оказывается совершенно не полезным беспокоиться о том, в какой джхане мы находимся. Полезным будет иметь знающего учителя, который может вносить в практику коррективы по мере необходимости, как это делал Бханте. Но где мы находимся — мы можем и не знать, пока не станем лучше знакомы с территорией.

Джханы бывает трудно распознать по нескольким причинам. Наиболее очевидная состоит в том, что качества, определяющие джхану, часто не уникальны для той или иной. В высших джханах нам легче сидеть долго, но длина медитации — это не маркер какой-то определённой джханы. Ум-сердце становится чище, легче и собраннее по мере созревания медитации, но и это не является чётким критерием для измерения джханового уровня.

Разрывы в сознании являются признаком шестой джханы. Но до неё сознание иногда более плотно, иногда более тонкое. В этих разрывах мы можем не увидеть ничего нового.

Ясность относительно Трёх Характеристик — это тоже качество шестой джханы. Но большинство из нас знают о Трёх Характеристиках, даже если мы не можем сложить их вместе в трио. Мы знаем о страдании, непостоянстве и не-личностности. По мере углубления практики это знание становится всё менее интеллектуальным и всё более непосредственным. Но это глубокое понимание не всегда возникает в виде вспышки.

И даже если всё складывается и фокусируется в виде момента «вот это да!», интенсивность этого переживания быстро падает. Яркие прозрения памятны. Но гораздо чаще наша ясность возрастает малыми порциями, а не крупными скачками.

Излучение тихой радости — лёгкость тела и ума — ещё один признак шестой джханы. Но это всё часть многих других состояний, которые мы встречаем как сидя на подушке, так и в повседневной жизни.

Другой проблемой в идентификации является то, что мы можем думать, что уже достигли той или иной джханы, а на самом деле этого ещё не произошло. Некоторые качества различных джхан обладают уникальной текстурой и ощущением. Но слова, используемые для их описания, могут означать разное для разных людей. Как заметил в своё время Пикассо, изображение коровы — это не корова. Картинки в нашей голове могут не соответствовать реальному опыту.

Даже если мы распознали джхану правильно, мы не будем пребывать в ней постоянно. На одно «действительно хорошее» сидение, когда всё проходит замечательно, приходится несколько других, когда всё идёт не так.

Вместо того чтобы ровно и непрерывно подниматься по элеватору джхан вверх, мы будем постоянно испытывать откаты и продвижения, вдохи и выдохи, прояснения и помутнения, и лишь общий тренд будет в целом направлен к высшим джханам. Любое конкретное сидение может быть приподнятым или нет.

Здесь я привожу эти описания джхан, лишь чтобы очертить общую территорию. Процесс созревания вашей практики будет уникальным, присущим только вам.

Настройка практики

Как и в пятой джхане, для шестой не требуется каких-либо изменений в практике. Шестая джхана сама собой возникает из предыдущей по мере того, как ум приходит к большей ясности и обширности.

Здесь мы естественным образом начинаем замечать качество ума как такового, включая то, насколько много или мало у него сейчас энергии. Если энергии слишком много, ум становится беспокойнее и болтливее. Нам нужно расслабиться. Если ум чересчур расслаблен, он становится вялым и сонливым. Следует повысить уровень энергии. Хорошая настройка этих энергий становится важной, особенно в седьмой джхане. Мы рассмотрим этот момент в следующей главе.

Одно изменение в практике, которое может оказаться полезным, когда мы пребываем в шестой джхане, — то, о котором говорил Бханте. Когда мы замечаем «дыры» в потоке опыта — моменты, когда ум исключительно тих, — мы можем сместить внимание на эти «дыры» как таковые, в эту тишину или пустоту. Смещение внимания в эти лакуны помогает продвинуться к седьмой джхане.

Слова Будды

Посмотрим на описание шестой джханы, данное Буддой. Стих 13-14 Анупада Сутты:

(13) Далее, монахи, с полным преодолением сферы безграничного пространства, [воспринимая]: «сознание безгранично», Сарипутта вошёл и пребывал в сфере безграничного сознания.

(14) И те состояния в сфере безграничного сознания — восприятие сферы безграничного сознания и единение ума; контакт, чувство, восприятие, намерение и ум; рвение, решимость, усердие, осознанность, невозмутимость и внимание — эти состояния были определены им одно за другим… …и с развитием этого [медитативного достижения] он подтвердил [для себя] то, что оно есть.

Заметим, что даже когда мы осознаём, что «сознание бесконечно», нет поглощения одним объектом. Тут по-прежнему отслеживается контакт, эмоциональный тон, восприятия, формации и остальное.

Карта, составленная Буддой

Подпишитесь на рассылку о будущих ретритах, новых переводах Сутт, вопросах по Дхамме и важных новостях.

Метки:    

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *