Вопрос. Насколько психотерапия как современная научно-практическая дисциплина, согласуется с буддизмом или противоречит ему?

Ответ. Относительно совместимости современной психологии и психотерапии с буддистской доктриной и практикой, насколько я знаю, к настоящему времени уже проведено значительное количество исследований, и эта работа далеко не завершена. Я не могу говорить об этом сколько-нибудь определённо в силу своей некомпетентности. Могу лишь сказать о своих ощущениях, возникших при знакомстве с предметом.

При чтении сутт у меня сложилось впечатление, что Будда преподавал свой метод в основном очень цельным в психологическом смысле людям. Да, многие из них проявляют деструктивные реакции типа злости, обиды, вожделения, но удивительно мало того, что в юнгианстве зовут «тенью» — отрицаемой и подавляемой части психики. Они легко признают наличие в своей психике негативных аспектов, и прямо работают с ними, если считают нужным; у них в основном отсутствуют какие-то затяжные синдромы наподобие депрессии. В их поведении не видно проявлений детских травм, которые бы покалечили психику так, что человек в итоге оказался в ситуации, из которой и хотел бы выбраться, но не может.

В общем, это такое целостное, базово здоровое состояние психики, когда человек честен с собой, более или менее отчётливо понимает, чего хочет, способен ставить перед собой цели и идти к ним методично, социально адаптирован, не страдает фобиями и затяжными синдромами и т.д.

Итак, почти во всех случаях к Будде обращались вот такие люди, которые и так вполне адекватно воспринимали себя и мир, и руководили ими скорее не психологические, а экзистенциальные мотивы. Исключение составляют такие единичные случаи как тот, что описан в одной из сутт, когда к нему пришла за помощью женщина в отчаянии, обусловленном смертью её маленького ребёнка. В тот момент, насколько я могу судить, Будда действовал, с психотерапевтической точки зрения, виртуозно. С чем связано такое поголовное психологическое здоровье тогдашнего населения Древней Индии — отдельный вопрос*, но факт остаётся фактом: Будде очень редко приходилось выполнять роль собственно психотерапевта.

Соответственно, метод Будды, как он изложен в суттах, рассчитан, как мне кажется, на относительно целостного человека. Например, Восьмеричный Путь подразумевает, что я наблюдаю за своей психикой, за её реакциями, и применяю Гармоничное Усилие. Но что если у меня имеет место выраженная «тень»? Тогда моё восприятие будет просто игнорировать некоторые мои реакции, либо я буду видеть их искажённо, либо же во мне включится ещё какой-нибудь защитный механизм вроде рационализации или проекции.

Насколько я знаю, психотерапия к настоящему моменту накопила богатый опыт в приведении человека к тому самому базово здоровому состоянию.  И зачастую тем, кто приходит, скажем, в буддизм, требуется скорее такого рода помощь. Поэтому, на мой взгляд, в ближайшие десятилетия будет происходить взаимное обогащение психотерапевтической традиции и буддизма накопленным опытом. Это, собственно, уже происходит, но данный процесс лишь набирает силу.

Есть тут и другой аспект: для того, чтобы психотерапевт начал работать с клиентом, тот должен к нему обратиться за помощью, то есть, как минимум, осознать наличие проблемы. Но на это способны лишь немногие из тех, у кого такие проблемы действительно есть. Зато бывает так, что такой человек обращается к преподавателю буддистской медитации и Дхаммы (или к учителям каких-либо других традиций), и это оказывается частью психологической защиты: «у меня не психотерапевтические проблемы, а на самом деле я человек духовно ищущий». Заметная доля современной «духовки» состоит из таких искателей.

Когда человек с подобными проблемами попадает к преподавателю, это очень заметно. Есть ключевые маркеры, которые показывают, что человек на самом деле не готов к обучению, а пришёл ради каких-то других целей (о которых, как правило, и сам не имеет понятия).

Так или иначе, в наши дни буддистскому преподавателю зачастую приходится выполнять роль прежде всего психотерапевта.** Кстати, практика принятия/прощения, которую применяет Бханте Вималарамси, во многом является как раз психотерапевтической. Многие распространённые в наши дни психологические препятствия устраняются или сводятся к минимуму с её помощью.

—————

*Подозреваю, что это связано с социальной структурой тогдашнего общества: люди жили в довольно узком круге хорошо знакомых людей. При этом, с другой стороны, этот круг не был слишком узок: семьи/кланы были большими и разновозрастными, и возможность того, что психологические проблемы одного из взрослых искалечат психику ребёнка, резко снижалась. Плюс вся семья как правило трудилась вместе, в одном хозяйстве, так или иначе делая одно дело. А совместный труд, как известно, действует гармонизирующим образом. В наши же дни все эти условия (которые, видимо, вообще естественны для человека как вида)  не соблюдаются. Семьи маленькие, и кроме того, человек с детства вынужден тесно общаться с совершенно посторонними людьми, причём в ущерб общению в семье, и заниматься не тем, что ему нравится (а, напротив, тем, что ему не нравится).

**И здесь возникает ряд дополнительных этических проблем.

Буддизм и психотерапия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *