Самьютта Никая 35.74
Патхамагилана Сутта
Первая сутта о больном монахе

Близ Саваттхи. Однажды некий монах подошёл к Благословенному, поклонился ему, сел рядом и сказал: «Учитель, там-то и там-то проживает один монах, который лишь недавно получил посвящение и мало кто о нём знает. И вот он чувствует себя плохо, страдает, серьёзно болен. Пожалуйста, Учитель, нанеси визит этому монаху из милосердия».

Когда Благословенный услышал, что монах лишь недавно получил посвящение и о нём мало кто знает, и что этот монах болен, он отправился к нему. Тот монах издали увидел приближение Благословенного и начал шевелиться на своей постели. Благословенный обратился к нему: «Довольно, монах, не надо двигаться. Тут есть место для сиденья, я присяду вот здесь». Благословенный сел на подготовленное сиденье и сказал тому монаху: «Надеюсь, ты поправляешься, монах, надеюсь, тебе становится лучше. Надеюсь, твоя боль стихает, а не возрастает, надеюсь, явно происходит стихание боли, а не её возрастание».

«Учитель, я не поправляюсь, мне не становится лучше. Сильная боль возрастает во мне, а не стихает, и явно происходит возрастание боли, а не её стихание».

«Надеюсь, монах, что ты ни в чём не раскаиваешься и ни о чём не сожалеешь».

«На самом деле, Учитель, у меня не малые раскаяние и сожаление».

«Надеюсь, монах, что в твоём случае нет ничего, за что ты мог бы порицать себя в отношении нравственности».

«В моём случае, Учитель, нет ничего, за что я мог бы порицать себя в отношении нравственности».

«Тогда, монах, если в твоём случае нет ничего, за что ты мог бы порицать себя в отношении нравственности, чем обусловлены твои раскаяние и сожаление?»

«Тем, Учитель, что я понимаю: ты преподал Дхамму не ради нравственного очищения».

«Если, монах, по-твоему я преподал Дхамму не ради нравственного очищения, то скажи, ради какой цели я преподал Дхамму?»

«Учитель, как я понимаю, ты преподал Дхамму ради угасания страстного желания».

«Хорошо, хорошо, монах! Хорошо, что ты понимаешь, что я преподал Дхамму ради угасания страстного желания, поскольку я преподал Дхамму именно ради угасания страстного желания. Скажи, монах, глаз является постоянным или непостоянным?»

«Непостоянным, Учитель».

«А то, что непостоянно, является страданием или счастьем?»

«Страданием, Учитель».

«И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что является страданием, что подвержено изменениям, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»?»

«Нет, Учитель».

«Ухо является постоянным или непостоянным?»

«Непостоянным, Учитель».

«А то, что непостоянно, является страданием или счастьем?»

«Страданием, Учитель».

«И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что является страданием, что подвержено изменениям, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»?»

«Нет, Учитель».

«Нос является постоянным или непостоянным?»

«Непостоянным, Учитель».

«А то, что непостоянно, является страданием или счастьем?»

«Страданием, Учитель».

«И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что является страданием, что подвержено изменениям, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»?»

«Нет, Учитель».

«Язык является постоянным или непостоянным?»

«Непостоянным, Учитель».

«А то, что непостоянно, является страданием или счастьем?»

«Страданием, Учитель».

«И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что является страданием, что подвержено изменениям, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»?»

«Нет, Учитель».

«Тело является постоянным или непостоянным?»

«Непостоянным, Учитель».

«А то, что непостоянно, является страданием или счастьем?»

«Страданием, Учитель».

«И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что является страданием, что подвержено изменениям, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»?»

«Нет, Учитель».

«Ум является постоянным или непостоянным?»

«Непостоянным, Учитель».

«А то, что непостоянно, является страданием или счастьем?»

«Страданием, Учитель».

«И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что является страданием, что подвержено изменениям, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»?»

«Нет, Учитель».

«Видя это таким образом, обученный ученик Благородных освобождается от очарованности глазом, освобождается от очарованности ухом, освобождается от очарованности носом, освобождается от очарованности языком, освобождается от очарованностью телом, освобождается от очарованности умом. Освободившись от очарованности, он становится бесстрастным. Через бесстрастие он полностью освобождается. С полным освобождением приходит понимание: «Освобождение достигнуто». Он понимает: «Рождение закончено, святая жизнь исполнена, задача выполнена. Больше не будет возвращения в какое-либо состояние вовлечённости».»

Так сказал Благословенный. Воодушевлённый, тот монах восхитился словами Благословенного. И во время этой беседы в том монахе возникло незамутнённое, ясное видение Дхаммы: «Всё обусловленное – прекращается».