Самьютта Никая 35.13
Патхамапуббесамбодха Сутта
До пробуждения

Близ Саваттхи. «Монахи, до пробуждения, когда я лишь стремился к пробуждению, однажды я подумал:

«Что касается глаза — в чём здесь удовольствие, в чём ущербность, в чём спасение?

Что касается уха — в чём здесь удовольствие, в чём ущербность, в чём спасение?

Что касается носа — в чём здесь удовольствие, в чём ущербность, в чём спасение?

Что касается языка — в чём здесь удовольствие, в чём ущербность, в чём спасение?

Что касается тела — в чём здесь удовольствие, в чём ущербность, в чём спасение?

Что касается ума — в чём здесь удовольствие, в чём ущербность, в чём спасение?»

И тогда я понял:

«Довольство и наслаждение, что возникают в связи с глазом — вот удовольствие, связанное с глазом. То, что глаз непостоянен, не даёт удовлетворения, изменяется к худшему — вот ущербность глаза. Оставление возбуждающего желания, связанного с глазом, избавление от этого возбуждающего желания — вот спасение касаемо глаза.

Довольство и наслаждение, что возникают в связи с ухом — вот удовольствие, связанное с ухом. То, что ухо непостоянно, не даёт удовлетворения, изменяется к худшему — вот ущербность уха. Оставление возбуждающего желания, связанного с ухом, избавление от этого возбуждающего желания — вот спасение касаемо уха.

Довольство и наслаждение, что возникают в связи с носом — вот удовольствие, связанное с носом. То, что нос непостоянен, не даёт удовлетворения, изменяется к худшему — вот ущербность носа. Оставление возбуждающего желания, связанного с носом, избавление от этого возбуждающего желания — вот спасение касаемо носа.

Довольство и наслаждение, что возникают в связи с языком — вот удовольствие, связанное с языком. То, что язык непостоянен, не даёт удовлетворения, изменяется к худшему — вот ущербность языка. Оставление возбуждающего желания, связанного с языком, избавление от этого возбуждающего желания — вот спасение касаемо языка.

Довольство и наслаждение, что возникают в связи с телом — вот удовольствие, связанное с телом. То, что тело непостоянно, не даёт удовлетворения, изменяется к худшему — вот ущербность тела. Оставление возбуждающего желания, связанного с телом, избавление от этого возбуждающего желания — вот спасение касаемо тела.

Довольство и наслаждение, что возникают в связи с умом — вот удовольствие, связанное с умом. То, что ум непостоянен, не даёт удовлетворения, изменяется к худшему — вот ущербность ума. Оставление возбуждающего желания, связанного с умом, избавление от этого возбуждающего желания — вот спасение касаемо ума».

Пока, монахи, я истинно не познал удовольствие, ущербность и спасение относительно шести внутренних сфер чувств, я не заявлял в этом мире с его богами, Марой, Брахмой, с населяющими его духовными странниками и браминами, аристократами и простыми людьми, о том, что обрёл высочайшее совершенное пробуждение.

Но когда я действительно познал удовольствие, ущербность и спасение относительно шести внутренних сфер чувств, лишь тогда я заявил в этом мире с его богами, Марой, Брахмой, с населяющими его духовными странниками и браминами, аристократами и простыми людьми, о том, что обрёл высочайшее совершенное пробуждение.

Знание и видение возникло во мне: «Непоколебимо моё освобождение. Это моё последнее рождение. Не будет более новой вовлечённости».