Самьютта Никая 22.85
Ямака Сутта
К Ямаке

1. Однажды достопочтенный Сарипутта пребывал близ Саваттхи в Роще Джеты что в парке Анатхапиндики. В то время следующее пагубное воззрение возникло в монахе по имени Ямака: «Насколько я понимаю Дхамму, преподанную Благословенным, монах, чьи помрачения разрушены, после кончины тела уничтожается, после смерти не существует.»

2. Другие монахи услышали о том, что в монахе Ямаке возникли такие пагубные воззрения. Тогда они отправились к достопочтенному Ямаке и, после обмена приветствиями, сели рядом и сказали ему: «Правда ли, друг Ямака, что такое пагубное воззрение возникло в тебе: «Насколько я понимаю Дхамму, преподанную Благословенным, монах, чьи помрачения разрушены, после кончины тела уничтожается, после смерти не существует.»?»

«Именно так, друзья. Насколько я понимаю Дхамму, преподанную Благословенным, монах, чьи помрачения разрушены, после кончины тела уничтожается, после смерти не существует.»

«Друг Ямака, не говори так. Не искажай слов Благословенного. Не хорошо искажать слова Благословенного. Благословенный не говорил так: «Монах, чьи помрачения разрушены, после кончины тела уничтожается, после смерти не существует.»»

И всё же, хотя монахи укоряли его таким образом, достопочтенный Ямака упорно держался за это пагубное воззрение, был в нём убеждён и заявлял: «Насколько я понимаю Дхамму, преподанную Благословенным, монах, чьи помрачения разрушены, после кончины тела уничтожается, после смерти не существует.»

Поскольку те монахи не смогли отлучить достопочтенного Ямаку от этого пагубного воззрения, они поднялись со своих сидений и отправились к достопочтенному Сарипутте, рассказав ему об этом и добавив: «Было бы хорошо если бы ты, достопочтенный Сарипутта, отправился к монаху Ямаке из милосердия к нему.» Достопочтенный Сарипутта молча согласился.

3. Затем, вечером, достопочтенный Сарипутта вышел из уединения. Он отправился к достопочтенному Ямаке и, обменявшись с ним приветствиями, сел рядом, после чего сказал: «Правда ли, друг Ямака, что такое пагубное воззрение возникло в тебе: «Насколько я понимаю Дхамму, преподанную Благословенным, монах, чьи помрачения разрушены, после кончины тела уничтожается, после смерти не существует.»?»

«Именно так, друг.»

4. «Как ты думаешь, друг Ямака, образы постоянны или не постоянны?» – «Непостоянны, друг.» – «А то, что непостоянно, связано со страданием или счастьем?» – «Со страданием, друг.» – » И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что связано со страданием, что подвержено изменениям к худшему, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»»?» – «Нет, друг.»

«Как ты думаешь, друг Ямака, чувство постоянно или непостоянно?» – «Непостоянно, друг.» – «А то, что непостоянно, связано со страданием или счастьем?» – «Со страданием, друг.» – » И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что связано со страданием, что подвержено изменениям к худшему, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»»?» – «Нет, друг.»

«Как ты думаешь, друг Ямака, распознавание постоянно или непостоянно?» – «Непостоянно, друг.» – «А то, что непостоянно, связано со страданием или счастьем?» – «Со страданием, друг.» – » И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что связано со страданием, что подвержено изменениям к худшему, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»»?» – «Нет, друг.»

«Как ты думаешь, друг Ямака, активность постоянна или непостоянна?» – «Непостоянна, друг.» – «А то, что непостоянно, связано со страданием или счастьем?» – «Со страданием, друг.» – » И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что связано со страданием, что подвержено изменениям к худшему, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»»?» – «Нет, друг.»

«Как ты думаешь, друг Ямака, сознание постоянно или непостоянно?» – «Непостоянно, друг.» – «А то, что непостоянно, связано со страданием или счастьем?» – «Со страданием, друг.» – » И подобает ли тогда считать то, что непостоянно, что связано со страданием, что подвержено изменениям к худшему, таковым: «Это моё. Я таков. Это моё «я»»?» – «Нет, друг.»

5. «Поэтому, друг Ямака, любой вид образов – прошлых, настоящих, будущих, внутренних или внешних, грубых или утончённых, низких или возвышенных, далёких или близких – всякий образ следует видеть как он есть с правильной мудростью: «Это не моё, я не таков, в этом нет никакого «я».

Любой вид чувства – прошлого, настоящего, будущего, внутреннего или внешнего, грубого или утончённого, низкого или возвышенного, далёкого или близкого – всякое чувство следует видеть как оно есть с правильной мудростью: «Это не моё, я не таков, в этом нет никакого «я»

Любой вид распознавания – прошлого, настоящего, будущего, внутреннего или внешнего, грубого или утончённого, низкого или возвышенного, далёкого или близкого – всякое распознавание следует видеть как оно есть с правильной мудростью: «Это не моё, я не таков, в этом нет никакого «я»

Любой вид активности – прошлой, настоящей, будущей, внутренней или внешней, грубой или утончённой, низкой или возвышенной, далёкой или близкой – всякую активность следует видеть как она есть с правильной мудростью: «Это не моё, я не таков, в этом нет никакого «я».

Любой вид сознания – прошлого, настоящего, будущего, внутреннего или внешнего, грубого или утончённого, низкого или возвышенного, далёкого или близкого – всякое сознание следует видеть как оно есть с правильной мудростью: «Это не моё, я не таков, в этом нет никакого «я».

6. Видя так, друг Ямака, обученный ученик Благородных избавляется от зачарованности образом, он избавляется от зачарованности чувством, он избавляется от зачарованности распознаванием, он избавляется от зачарованности активностью, он избавляется от зачарованности сознанием. Избавившись от зачарованности, он становится бесстрастным. Через бесстрастие ум его достигает освобождения. Когда освобождение достигнуто, приходит знание: «Освобождение достигнуто.» Он понимает: «Рождение уничтожено, святая жизнь исполнена, не будет более возвращения в какое-либо состояние вовлечённости.»

7. Скажи, друг Ямака, как по-твоему, Татхагата это образ?»

«Нет, друг.»

«Татхагата это чувство?»

«Нет, друг.»

«Татхагата это распознавание?»

«Нет, друг.»

«Татхагата это активность?»

«Нет, друг.»

«Татхагата это сознание?»

«Нет, друг.»

8. «Скажи, друг Ямака, как по-твоему, Татхагата находится внутри образа?»

«Нет, друг.»

«Татхагата находится вне образа?»

«Нет, друг.»

«Татхагата находится внутри чувства? Вне чувства? Внутри распознавания? Вне распознавания? Внутри активности? Вне активности? Внутри сознания? Вне сознания?»

«Нет, друг.»

9. «Скажи, друг Ямака, как по-твоему, Татхагата это совокупность образа, чувства, распознавания, активности и сознания?»

«Нет, друг.»

«Скажи, друг Ямака, как по-твоему, Татхагата не имеет формы, чувства, восприятия, активности и сознания?»

«Нет, друг.»

10. «Но. Друг, если ты не можешь сказать, что Татхагата реально существует уже сейчас в этой самой жизни, будет ли правильным заявлять: «Насколько я понимаю Дхамму, преподанную Благословенным, монах, чьи помрачения разрушены, после кончины тела уничтожается, после смерти не существует.»?»

«Прежде, друг Сарипутта, когда я был невежественным, я держался за это пагубное воззрение, но теперь, когда я услышал эту Дхамму от тебя, достопочтенный Сарипутта, я отбросил это пагубное воззрение, и постиг Дхамму.»

11. «Друг Ямака, если бы тебя спросили: «Друг Ямака, когда монах – арахант, чьи помрачения разрушены, что происходит с ним после кончины тела, после смерти?» – то, будучи спрошенным так, как бы ты сейчас ответил?»

«Если бы меня так спросили, друг, я бы ответил так: «Друзья, образы непостоянны. То, что непостоянно – связано со страданием. То, что связано со страданием — прекратилось и исчезло. Чувство непостоянно. То, что непостоянно – связано со страданием. То, что связано со страданием — прекратилось и исчезло. Распознавание непостоянно. То, что непостоянно – связано со страданием. То, что связано со страданием — прекратилось и исчезло. Активность непостоянна. То, что непостоянно – связано со страданием. То, что связано со страданием — прекратилось и исчезло. Сознание непостоянно. То, что непостоянно – связано со страданием. То, что связано со страданием — прекратилось и исчезло. Если бы меня так спросили, друг, я бы ответил так.»

12. «Очень хорошо, Ямака! Теперь, друг Ямака, я приведу тебе аналогию, чтобы ещё больше прояснить эту тему. Представь, друг Ямака, царя или принца – состоятельного, владеющего большими богатствами и имуществом, постоянно охраняемого телохранителем. И вот некий человек пожелал причинить ему вред, максимальный ущерб, лишить его жизни. И этот человек подумал бы: «Этот царь или принц – состоятельный, владеет большими богатствами и имуществом, и постоянно охраняется телохранителем. Непросто будет лишить его жизни. Мне следует подобраться к нему поближе, а уж затем лишить его жизни.»

И тогда он бы подошёл к этому царю или к принцу и сказал бы: «Я хотел бы устроиться к вам на службу, почтенный.» И вот царь или принц назначил бы его слугой. Тот человек служил бы ему, вставая рано утром раньше него, ложась спать после, делая всё, что тот пожелает, будучи прилежным в поведении, приятным в речах. Царь или принц посчитал бы его верным человеком, сердечным другом, и доверились бы ему. И когда тот человек увидел бы, что царь или принц доверился ему, то, выбрав момент когда царь или принц был один, он лишил его жизни с помощью кинжала.

Как ты думаешь, друг Ямака, когда тот человек подошёл к царю или принцу и сказал – «Я хотел бы устроиться к вам на службу, почтенный», — разве уже тогда он не был убийцей, хотя царь или принц не видели в нём убийцу? И когда тот человек служил ему, вставая рано утром раньше него, ложась спать после, делая всё, что тот пожелает, будучи прилежным в поведении, приятным в речах, — разве уже тогда он не был убийцей, хотя царь или принц не видели в нём убийцу? И когда тот человек подошёл к нему, когда он был один, лишив его жизни с помощью кинжала, — разе уже тогда он не был убийцей, хотя царь или принц так и не увидели в нём убийцу?»

«Был, друг.»

13. «Точно так же, друг Ямака, необученный обычный человек, не посещающий Благородных, не обученный их дисциплине и их Дхамме; не посещающий чистых умом людей, не обученный их дисциплине и их Дхамме – полагает, что образ это «я», или что «я» владеет образом, или что образ находится внутри «я», или что «я» находится внутри образа.

Он полагает, что чувство это «я», или что «я» владеет чувством, или что чувство находится внутри «я», или что «я» находится внутри чувства.

Он полагает, что распознавание это «я», или что «я» владеет распознаванием, или что распознавание находится внутри «я», или что «я» находится внутри распознавания.

Он полагает, что активность это «я», или что «я» владеет активностью, или что активность находится внутри «я», или что «я» находится внутри активности.

Он полагает, что сознание это «я», или что «я» владеет сознанием, или что сознание находится внутри «я», или что «я» находится внутри сознания.

14. Он не понимает так, как оно есть, что непостоянный образ это непостоянный образ, непостоянное чувство это непостоянное чувство, непостоянное распознавание это непостоянное распознавание, непостоянная активность это непостоянная активность, непостоянное сознание это непостоянное сознание.

Он не понимает так, как оно есть, что болезненный образ это болезненный образ, болезненное чувство это болезненное чувство, болезненное распознавание это болезненное распознавание, болезненная активность это болезненная активность, болезненное сознание это болезненное сознание.

Он не понимает так, как оно есть, что не-личностный образ это не-личностный образ, не-личностное чувство это не-личностное чувство, не-личностное распознавание это не-личностное распознавание, не-личностная активность это не-личностная активность, не-личностное сознание это не-личностное сознание.

Он не понимает так, как оно есть, что обусловленный образ это обусловленный образ, обусловленное чувство это обусловленное чувство, обусловленное распознавание это обусловленное распознавание, обусловленная активность это обусловленная активность, обусловленное сознание это обусловленное сознание.

Он не понимает так, как оно есть, что убийственный образ это убийственный образ, убийственное чувство это убийственное чувство, убийственное распознавание это убийственное распознавание, убийственная активность это убийственная активность, убийственное сознание это убийственное сознание.

15. Он становится вовлечённым в образ, цепляется за него, имеет твёрдое убеждение, что «это моё «я»». Он становится вовлечённым в чувство, цепляется за него, имеет твёрдое убеждение, что «это моё «я»». Он становится вовлечённым в распознавание, цепляется за него, имеет твёрдое убеждение, что «это моё «я»». Он становится вовлечённым в активность, цепляется за неё, имеет твёрдое убеждение, что «это моё «я»». Он становится вовлечённым в сознание, цепляется за него, имеет твёрдое убеждение, что «это моё «я»».

16. Но, друг Ямака, обученный ученик Благородных, посещающий Благородных, обученный их дисциплине и их Дхамме; посещающий чистых умом людей, обученный их дисциплине и их Дхамме – не полагает, что образ это «я», или что «я» владеет образом, или что образ находится внутри «я», или что «я» находится внутри образа.

Он не полагает, что чувство это «я», или что «я» владеет чувством, или что чувство находится внутри «я», или что «я» находится внутри чувства.

Он не полагает, что распознавание это «я», или что «я» владеет распознаванием, или что распознавание находится внутри «я», или что «я» находится внутри восприятия.

Он не полагает, что активность это «я», или что «я» владеет активностью, или что активность находится внутри «я», или что «я» находится внутри активности.

Он не полагает, что сознание это «я», или что «я» владеет сознанием, или что сознание находится внутри «я», или что «я» находится внутри сознания.

17. Он понимает так, как оно есть, что непостоянный образ это непостоянный образ, непостоянное чувство это непостоянное чувство, непостоянное распознавание это непостоянное распознавание, непостоянная активность это непостоянная активность, непостоянное сознание это непостоянное сознание.

Он понимает так, как оно есть, что болезненный образ это болезненный образ, болезненное чувство это болезненное чувство, болезненное распознавание это болезненное распознавание, болезненная активность это болезненная активность, болезненное сознание это болезненное сознание.

Он понимает так, как оно есть, что не-личностный образ это не-личностный образ, не-личностное чувство это не-личностное чувство, не-личностное распознавание это не-личностное распознавание, не-личностная активность это не-личностная активность, не-личностное сознание это не-личностное сознание.

Он понимает так, как оно есть, что обусловленный образ это обусловленный образ, обусловленное чувство это обусловленное чувство, обусловленное распознавание это обусловленное распознавание, обусловленная активность это обусловленная активность, обусловленное сознание это обусловленное сознание.

Он понимает так, как оно есть, что убийственный образ это убийственный образ, убийственное чувство это убийственное чувство, убийственное распознавание это убийственное распознавание, убийственная активность это убийственная активность, убийственное сознание это убийственное сознание.

18. Он не становится вовлечённым в образ, не цепляется за неё, не придерживается убеждения, что «это моё «я»». Он не становится вовлечённым в чувство, не цепляется за него, не придерживается убеждения, что «это моё «я»». Он не становится вовлечённым в распознавание, не цепляется за него, не придерживается убеждения, что «это моё «я»». Он не становится вовлечённым в активность, не цепляется за неё, не придерживается убеждения, что «это моё «я»». Он не становится вовлечённым в сознание, не цепляется за него, не придерживается убеждения, что «это моё «я»».

Так эти самые пять совокупностей, искажённые цеплянием, в которые он не вовлекается, к которым не цепляется, ведут его к долговременному благополучию и счастью.»

19. «Так и происходит, друг Сарипутта, с теми, кто имеет таких милосердных и великодушных товарищей по святой жизни, которые дают ценные советы и наставляют их. И теперь, когда я услышал это учение по Дхамме от достопочтенного Сарипутты, мой ум освободился от помрачений через не-цепляние.»

Таковы были наставления достопочтенного Сарипутты. Вдохновлённый, достопочтенный Ямака возрадовался его словам.