Самьютта Никая 46.54
Метта Сахагата Сутта
Сопровождаемый любящей добротой

Однажды Благословенный пребывал в стране Колиев, где был город под названием Халиддавасана. И вот, однажды утром, несколько монахов оделись, взяли чаши и одеяния, и отправились в Халиддавасану за подаяниями. Но мысль пришла к ним: «Слишком рано ходить по Халиддавасане в поисках подаяний. Что если мы отправимся в парк, [где собираются] странники — приверженцы иных учений?»

И тогда те монахи отправились в парк, [где собираются] странники — приверженцы иных учений. Они обменялись с теми странниками вежливыми приветствиями и любезностями и сели рядом. Тогда странники обратились к ним: «Друзья, духовный странник Готама обучает Дхамме своих учеников так:

«Монахи, следует отбросить пять помех, загрязнений ума, что ослабляют мудрость, и пребывать, наполняя первую сторону [света] умом, наполненным любящей добротой, как и вторую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Вверх, вниз, вокруг и всюду ко всем как к самому себе наполняйте весь мир умом, наделённым любящей добротой — щедрым, обширным, безмерным, свободным от враждебности и недоброжелательности.

Пребывайте, наполняя первую сторону [света] умом, наполненным милосердием, как и вторую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Вверх, вниз, вокруг и всюду ко всем как к самому себе наполняйте весь мир умом, наделённым милосердием — щедрым, обширным, безмерным, свободным от враждебности и недоброжелательности.

Пребывайте, наполняя первую сторону [света] умом, наполненным восприимчивой радостью, как и вторую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Вверх, вниз, вокруг и всюду ко всем как к самому себе наполняйте весь мир умом, наделённым восприимчивой радостью — щедрым, обширным, безмерным, свободным от враждебности и недоброжелательности.

Пребывайте, наполняя первую сторону [света] умом, наполненным спокойствием, как и вторую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Вверх, вниз, вокруг и всюду ко всем как к самому себе наполняйте весь мир умом, наделённым спокойствием — щедрым, обширным, безмерным, свободным от враждебности и недоброжелательности».

Мы тоже, друзья, обучаем Дхамме наших учеников так: «Друзья, следует отбросить пять помех, загрязнений ума, что ослабляют мудрость, и пребывать, наполняя первую сторону [света] умом, наполненным любящей добротой, как и вторую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Вверх, вниз, вокруг и всюду ко всем как к самому себе наполняйте весь мир умом, наделённым любящей добротой — щедрым, обширным, безмерным, свободным от враждебности и недоброжелательности.

Пребывайте, наполняя первую сторону [света] умом, наполненным милосердием, как и вторую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Вверх, вниз, вокруг и всюду ко всем как к самому себе наполняйте весь мир умом, наделённым милосердием — щедрым, обширным, безмерным, свободным от враждебности и недоброжелательности.

Пребывайте, наполняя первую сторону [света] умом, наполненным восприимчивой радостью, как и вторую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Вверх, вниз, вокруг и всюду ко всем как к самому себе наполняйте весь мир умом, наделённым восприимчивой радостью — щедрым, обширным, безмерным, свободным от враждебности и недоброжелательности.

Пребывайте, наполняя первую сторону [света] умом, наполненным спокойствием, как и вторую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Вверх, вниз, вокруг и всюду ко всем как к самому себе наполняйте весь мир умом, наделённым спокойствием — щедрым, обширным, безмерным, свободным от враждебности и недоброжелательности». Итак, друзья, в чём же разница, в чём же несоответствие, в чём же отличие между духовным странником Готамой и нами в отношении одного учения Дхаммы и другого, в отношении одного способа наставления и другого?»

И тогда те монахи ни одобрили, ни отвергли утверждений тех странников. Вместо этого, они поднялись со своих сидений и ушли, думая так: «Мы узнаем ответ на этот вопрос от самого Благословенного».

И затем те монахи, собрав подаяния в Халиддавасане, вернувшись и пообедав, отправились к Благословенному. Поклонившись ему, они сели рядом и поведали ему обо всей беседе, что имела место между ними и теми странниками. [Благословенный ответил]:

«Монахи, когда странники — приверженцы других учений говорят так, то их следует спросить: «Друзья, как именно следует развивать освобождение ума любящей добротой? Каково его назначение, его кульминация, его плод, его конечная цель? Как именно следует развивать освобождение ума милосердием? Каково его назначение, его кульминация, его плод, его конечная цель? Как именно следует развивать освобождение ума восприимчивой радостью? Каково его назначение, его кульминация, его плод, его конечная цель? Как именно следует развивать освобождение ума спокойствием? Каково его назначение, его кульминация, его плод, его конечная цель?

Будучи спрошенными так, те странники не смогут ответить, и тогда их будет ожидать лишь недовольство. И почему? Потому что это находится вне их сферы [знаний]. Я не вижу, монахи, кого-либо в этом мире с его дэвами, Марой и Брахмой, с его поколениями духовных странников и браминов, правителей и народа, кто мог бы удовлетворить ум ответом на эти вопросы, кроме Татхагаты или ученика Татхагаты или того, кто услышал об этом от них.

Любящая доброта

1) И как, монахи, нужно развивать освобождение ума любящей добротой? Каково его назначение, его кульминация, его плод, его конечная цель? 

Вот, монахи, монах развивает осознанность как фактор просветления, сопровождаемый любящей добротой, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает исследование феноменов как фактор просветления, сопровождаемый любящей добротой, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает энергию как фактор просветления, сопровождаемый любящей добротой, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает радость как фактор просветления, сопровождаемый любящей добротой, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает безмятежность как фактор просветления, сопровождаемый любящей добротой, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает собранность ума как фактор просветления, сопровождаемый любящей добротой, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает спокойствие как фактор просветления, сопровождаемый любящей добротой, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении.

Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать отвратительное в не-отвратительном» — он пребывает, воспринимая отвратительное в не-отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать не-отвратительного в отвратительном» — он пребывает, воспринимая не-отвратительное в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать отвратительного и в не-отвратительном и в отвратительном» — он пребывает, воспринимая отвратительное и в не-отвратительном, и в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать не-отвратительного и в не-отвратительном и в отвратительном» — он пребывает, воспринимая не-отвратительное и в не-отвратительном и в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует, избегая и не-отвратительного и отвратительного, пребывать в равностности, осознанным и бдительным» — он пребывает в этом, будучи невозмутимым, осознанным и бдительным.

Или же он входит и пребывает в освобождении красотой. Монахи, я говорю вам, освобождение ума любящей добротой имеет красивое своей кульминацией для мудрого монаха, который не достиг более высокого освобождения.

Милосердие

2) И как, монахи, нужно развивать освобождение ума милосердием? Каково его назначение, его кульминация, его плод, его конечная цель? 

Вот, монахи, монах развивает осознанность как фактор просветления, сопровождаемый милосердием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает исследование феноменов как фактор просветления, сопровождаемый милосердием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает энергию как фактор просветления, сопровождаемый милосердием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает радость как фактор просветления, сопровождаемый милосердием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает безмятежность как фактор просветления, сопровождаемый милосердием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает собранность ума как фактор просветления, сопровождаемый милосердием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает спокойствие как фактор просветления, сопровождаемый милосердием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении.

Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать отвратительное в не-отвратительном» — он пребывает, воспринимая отвратительное в не-отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать не-отвратительного в отвратительном» — он пребывает, воспринимая не-отвратительное в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать отвратительного и в не-отвратительном и в отвратительном» — он пребывает, воспринимая отвратительное и в не-отвратительном, и в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать не-отвратительного и в не-отвратительном и в отвратительном» — он пребывает, воспринимая не-отвратительное и в не-отвратительном и в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует, избегая и не-отвратительного и отвратительного, пребывать в равностности, осознанным и бдительным» — он пребывает в этом, будучи невозмутимым, осознанным и бдительным.

Или же с полным преодолением восприятий форм, с угасанием восприятий, вызываемых органами чувств, не обращающий внимания на восприятие множественности, [воспринимая] «безграничное пространство», он входит и пребывает в сфере безграничного пространства. Монахи, я говорю вам, освобождение ума милосердием имеет сферу безграничного пространства своей кульминацией для мудрого монаха, который не достиг более высокого освобождения.

Восприимчивая радость

3) И как, монахи, нужно развивать освобождение ума восприимчивой радостью? Каково его назначение, его кульминация, его плод, его конечная цель? 

Вот, монахи, монах развивает осознанность как фактор просветления, сопровождаемый восприимчивой радостью, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает исследование феноменов как фактор просветления, сопровождаемый восприимчивой радостью, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает энергию как фактор просветления, сопровождаемый восприимчивой радостью, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает радость как фактор просветления, сопровождаемый восприимчивой радостью, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает безмятежность как фактор просветления, сопровождаемый восприимчивой радостью, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает собранность ума как фактор просветления, сопровождаемый восприимчивой радостью, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает спокойствие как фактор просветления, сопровождаемый восприимчивой радостью, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении.

Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать отвратительное в не-отвратительном» — он пребывает, воспринимая отвратительное в не-отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать не-отвратительного в отвратительном» — он пребывает, воспринимая не-отвратительное в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать отвратительного и в не-отвратительном и в отвратительном» — он пребывает, воспринимая отвратительное и в не-отвратительном, и в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать не-отвратительного и в не-отвратительном и в отвратительном» — он пребывает, воспринимая не-отвратительное и в не-отвратительном и в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует, избегая и не-отвратительного и отвратительного, пребывать в равностности, осознанным и бдительным» — он пребывает в этом, будучи невозмутимым, осознанным и бдительным.

Или же с полным преодолением сферы безграничного пространства, осознавая, что «сознание безгранично», он входит и пребывает в сфере безграничного сознания. Монахи, я говорю вам, освобождение ума восприимчивой радостью имеет сферу безграничного сознания своей кульминацией для мудрого монаха, который не достиг более высокого освобождения.

Спокойствие

4) И как, монахи, нужно развивать освобождение ума спокойствием? Каково его назначение, его кульминация, его плод, его конечная цель? 

Вот, монахи, монах развивает осознанность как фактор просветления, сопровождаемый спокойствием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает исследование феноменов как фактор просветления, сопровождаемый спокойствием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает энергию как фактор просветления, сопровождаемый спокойствием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает радость как фактор просветления, сопровождаемый спокойствием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает безмятежность как фактор просветления, сопровождаемый спокойствием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает собранность ума как фактор просветления, сопровождаемый спокойствием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении. 

Монах развивает спокойствие как фактор просветления, сопровождаемый спокойствием, который основывается на отречении, бесстрастии, прекращении, созревает в оставлении.

Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать отвратительное в не-отвратительном» — он пребывает, воспринимая отвратительное в не-отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать не-отвратительного в отвратительном» — он пребывает, воспринимая не-отвратительное в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать отвратительного и в не-отвратительном и в отвратительном» — он пребывает, воспринимая отвратительное и в не-отвратительном, и в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует воспринимать не-отвратительного и в не-отвратительном и в отвратительном» — он пребывает, воспринимая не-отвратительное и в не-отвратительном и в отвратительном. Если он пожелает: «Сейчас мне следует, избегая и не-отвратительного и отвратительного, пребывать в равностности, осознанным и бдительным» — он пребывает в этом, будучи невозмутимым, осознанным и бдительным.

Или же с полным преодолением сферы безграничного сознания, осознавая, что «здесь ничего нет», он входит и пребывает в сфере отсутствия всего. Монахи, я говорю вам, освобождение ума спокойствием имеет сферу отсутствия всего своей кульминацией для мудрого монаха, который не достиг более высокого освобождения».