Мадджхима Никая 74
Дигханакха Сутта
К Дигханакхе

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал близ Раджагахи, в Кабаньей Пещере, на горе Утёс Ястребов.

2. И тогда странник Дигханакха отправился к Благословенному и обменялся с ним вежливыми приветствиями. После обмена приветствиями он встал рядом и сказал Благословенному: «Господин Готама, моя доктрина и воззрение таковы: «Нет ничего, с чем я согласен»».

«Дигханакха, а это твоё воззрение: «Нет ничего, с чем я согласен» – разве хотя бы оно не является тем, с чем ты согласен?»

«Если бы я и был согласен с этим своим воззрением, Господин Готама, это ничего не меняло бы, это ничего не меняло бы».

3. «Что же, Дигханакха, много в мире тех, кто говорит: «Это ничего не меняло бы, это ничего не меняло бы», но кто всё же не отбрасывает этого воззрения и принимает какое-то ещё воззрение. И мало в мире тех, кто говорит: «Это ничего не меняло бы, это ничего не меняло бы», и кто отбросил бы это воззрение и не принял какого-либо другого воззрения.

4. Дигханакха, есть некоторые духовные странники и брамины, чья доктрина и воззрение таковы: «Я согласен со всем». Есть некоторые духовные странники и брамины, чья доктрина и воззрение таковы: «Нет ничего, с чем я согласен». И есть некоторые духовные странники и брамины, чья доктрина и воззрение таковы: «С чем-то я согласен, а с чем-то я не согласен». Из них воззрение тех духовных странников и браминов, которые придерживаются такой доктрины и воззрения: «Я согласен со всем», граничит с жаждой, граничит с порабощённостью, граничит со стремлением к наслаждению, граничит со стремлением удержать, граничит с цеплянием. Воззрение тех духовных странников и браминов, которые придерживаются такой доктрины и воззрения: «Нет ничего, с чем я согласен», граничит с отсутствием жажды, граничит с отсутствием порабощённости, граничит с отсутствием стремления к наслаждению, граничит с отсутствием стремления удержать, граничит с отсутствием цепляния».

5. Когда так было сказано, странник Дигханакха отметил: «Господин Готама хвалит мою точку зрения, Господин Готама положительно отзывается о моей точке зрения».

«Дигханакха, что касается тех духовных странников и браминов, которые придерживаются такой доктрины и воззрения: «С чем-то я согласен, а с чем-то я не согласен», – то та [часть] их воззрения, что связана с согласием, граничит с жаждой, граничит с порабощённостью, граничит со стремлением к наслаждению, граничит со стремлением удержать, граничит с цеплянием, а та [часть] их воззрения, что связана с несогласием, граничит с отсутствием жажды, граничит с отсутствием порабощённости, граничит с отсутствием стремления к наслаждению, граничит с отсутствием стремления удержать, граничит с отсутствием цепляния.

6. Дигханакха, мудрый человек среди тех духовных странников и браминов, которые придерживаются такой доктрины и воззрения: «Я согласен со всем», размышляет так: «Если я упрямо буду цепляться за своё воззрение «я согласен со всем» и заявлять: «Только это правда, а всё остальное ошибочно», то тогда я могу схватиться [в дебатах] с другими двумя: с духовным странником или брамином, который придерживается доктрины и воззрения: «Нет ничего, с чем я согласен», а также с духовным странником или брамином, который придерживается доктрины и воззрения: «С чем-то я согласен, а с чем-то я не согласен». Может статься так, что мне придётся схватиться с этими двумя, и когда есть схватка, то есть и дебаты. Когда есть дебаты, то есть и ссоры. Когда есть ссоры, то есть и досада». Так, предвидя эти схватки, дебаты, ссоры, досаду, он отбрасывает это воззрение и не цепляется за какое бы то ни было другое воззрение. И таким образом он отказывается от этих воззрений, таким образом он оставляет эти воззрения.

7. Мудрый человек среди тех духовных странников и браминов, которые придерживаются такой доктрины и воззрения: «Нет ничего, с чем я согласен», размышляет так: «Если я упрямо буду цепляться за своё воззрение «нет ничего, с чем я согласен» и заявлять: «Только это правда, а всё остальное ошибочно», то тогда я могу схватиться [в дебатах] с другими двумя: с духовным странником или брамином, который придерживается доктрины и воззрения: «Я согласен со всем», а также с духовным странником или брамином, который придерживается доктрины и воззрения: «С чем-то я согласен, а с чем-то я не согласен». Может статься так, что мне придётся схватиться с этими двумя, и когда есть схватка, то есть и дебаты. Когда есть дебаты, то есть и ссоры. Когда есть ссоры, то есть и досада». Так, предвидя эти схватки, дебаты, ссоры, досаду, он отбрасывает это воззрение и не цепляется за какое бы то ни было другое воззрение. И таким образом он отказывается от этих воззрений, таким образом он оставляет эти воззрения.

8. Мудрый человек среди тех духовных странников и браминов, которые придерживаются такой доктрины и воззрения: «С чем-то я согласен, а с чем-то я не согласен», размышляет так: «Если я упрямо буду цепляться за своё воззрение «с чем-то я согласен, а с чем-то я не согласен» и заявлять: «Только это правда, а всё остальное ошибочно», то тогда я могу схватиться [в дебатах] с другими двумя: с духовным странником или брамином, который придерживается доктрины и воззрения: «Я согласен со всем», а также с духовным странником или брамином, который придерживается доктрины и воззрения: «Нет ничего, с чем я согласен». Может статься так, что мне придётся схватиться с этими двумя, и когда есть схватка, то есть и дебаты. Когда есть дебаты, то есть и ссоры. Когда есть ссоры, то есть и досада». Так, предвидя эти схватки, дебаты, ссоры, досаду, он отбрасывает это воззрение и не цепляется за какое бы то ни было другое воззрение. И таким образом он отказывается от этих воззрений, таким образом он оставляет эти воззрения.

9. И вот, Дигханакха, это тело, состоящее из материальной формы, состоящее из четырёх великих элементов, порождённое отцом и матерью, выстроенное из варёного риса и каши, – подвержено непостоянству, износу, стиранию, распаду и разложению. К нему следует относиться как к непостоянному, как к страданию, как к опухоли, как к [отравленному] дротику, как к бедствию, как к болезненности, как к чужому, как к распадающемуся, как к пустому, как к безличностному. Когда кто-либо относится к этому телу так, то тогда он отбрасывает желание к телу, влечение к телу, преклонение перед телом.

10. Дигханакха, есть три вида чувства: приятное чувство, болезненное чувство, ни-приятное-ни-болезненное чувство. Когда человек испытывает приятное чувство, он не испытывает ни болезненного, ни ни-приятного-ни-болезненного чувства. В этом случае он испытывает только приятное чувство. Когда человек испытывает болезненное чувство, он не испытывает ни приятного, ни ни-приятного-ни-болезненного чувства. В этом случае он испытывает только болезненное чувство. Когда человек испытывает ни-приятное-ни-болезненное чувство, он не испытывает ни приятного, ни болезненного чувства. В этом случае он испытывает только ни-приятное-ни-болезненное чувство.

11. Приятное чувство, Дигханакха, является непостоянным, обусловленным, возникшим зависимо, подверженным уничтожению, исчезновению, угасанию и прекращению. Болезненное чувство также является непостоянным, обусловленным, возникшим зависимо, подверженным уничтожению, исчезновению, угасанию и прекращению. Ни-приятное-ни-болезненное чувство также является непостоянным, обусловленным, возникшим зависимо, подверженным уничтожению, исчезновению, угасанию и прекращению.

12. Видя так, хорошо обученный ученик Благородных освобождается от чар приятного чувства, освобождается от чар болезненного чувства, освобождается от чар ни-приятного-ни-болезненного чувства. Освободившись от чар, он становится бесстрастным. Через бесстрастие [его ум] достигает полного освобождения. Когда он освобождён, приходит знание: «Пришло освобождение». Он понимает: «Рождение уничтожено, святая жизнь прожита, сделано то, что следовало сделать, не будет более возвращения в какое-либо состояние существования».

13. Дигханакха, монах, чей ум освобождён так, не принимает чью-либо сторону и ни с кем не спорит. Он использует речь, употребляемую в мире, не цепляясь за неё».

14. В то время Достопочтенный Сарипутта стоял позади Благословенного, обмахивая его. Тогда он подумал: «Воистину, Благословленный говорит об оставлении этих трёх вещей посредством прямого знания». И когда Достопочтенный Сарипутта обдумал это, его ум освободился от помрачений посредством нецепляния.

15. Но в страннике Дигханакхе возникло незапятнанное безупречное видение Дхаммы: «Всё, что подвержено возникновению, также подвержено и прекращению». Странник Дигханакха увидел Дхамму, постиг Дхамму, понял Дхамму и проник в Дхамму, вышел за пределы сомнений, избавился от замешательства, стал независимым от других [в отношении] Учения Учителя.

16. Затем он сказал Благословенному: «Великолепно, Господин Готама! Великолепно, Господин Готама! Как если бы некто поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно так же Господин Готама всесторонне прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Господине Готаме, прибежище в Дхамме и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Господин Готама помнит меня как мирского последователя, принявшего прибежище с этого дня и на всю жизнь».