Маджхима Никая 61
Амбалаттхикарахуловада Сутта
Наставление Рахуле в Амбалаттхике

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал близ Саваттхи, в Роще Джеты, что в Парке Анатхапиндики.

2. И в то время Достопочтенный Рахула[, будучи ещё новоначальным монахом,] проживал в Амбалаттхике. И однажды вечером Благословенный вышел из медитации и отправился к Достопочтенному Рахуле в Амбалаттхику. Достопочтенный Рахула увидел Благословенного издали, подготовил для него сиденье, выставил воду для мытья ног. Благословенный сел на подготовленное сиденье и вымыл свои ноги. Достопочтенный Рахула поклонился ему и сел рядом.

3. Затем Благословенный оставил немного воды в кувшине и спросил Достопочтенного Рахулу: «Рахула, видишь это небольшое количество воды, что осталась в кувшине?»

«Да, Учитель», — [ответил Рахула].

«Вот настолько же мала, Рахула, духовная практика тех, кто не стыдится произнести намеренную ложь».

4. Затем Благословенный выплеснул это небольшое количество воды, что оставалась в кувшине, и спросил Достопочтенного Рахулу: «Рахула, видишь это небольшое количество воды, что было выплеснуто?»

«Да, Учитель», — [ответил Рахула].

«Точно так же, Рахула, те, кто не стыдятся произнести намеренную ложь, выплёскивают свою духовную практику».

5. Затем Благословенный перевернул кувшин вверх тормашками и спросил Достопочтенного Рахулу: «Рахула, видишь этот перевёрнутый вверх тормашками кувшин?»

«Да, Учитель», — [ответил Рахула].

«Точно так же, Рахула, те, кто не стыдятся произнести намеренную ложь, переворачивают свою духовную практику вверх тормашками».

6. Затем Благословенный поставил на место кувшин и спросил Достопочтенного Рахулу: «Видишь этот пустой, полый кувшин?»

«Да, Учитель», — [ответил Рахула].

«Точно такая же полая и пустая, Рахула, духовная практика тех, кто не стыдится произнести намеренную ложь».

7. [Затем Благословенный продолжал:]

«Представь, Рахула, огромного царского слона с бивнями, точно длинные дышла колесницы, рослого, чистокровного, привыкшего к битвам. Представь, что во время сражения он бы бился с помощью передних ног и задних ног, с помощью груди и крупа, с помощью лба и ушей, с помощью бивней и хвоста, но при этом он бы берёг своё туловище. Тогда его наездник подумал бы: «Это огромный царский слон с бивнями, точно длинные дышла колесницы, рослый, чистокровный, привыкший к битвам. Во время сражения он бьётся с помощью передних ног и задних ног, с помощью груди и крупа, с помощью лба и ушей, с помощью бивней и хвоста, но при этом он бережёт своё туловище. Он ещё не [готов] отдать свою жизнь». Но когда огромный царский слон бьётся с помощью передних ног и задних ног, с помощью груди и крупа, с помощью лба и ушей, с помощью бивней и хвоста и с помощью своего туловища тоже, то тогда его наездник думает: «Это огромный царский слон с бивнями, точно длинные дышла колесницы, рослый, чистокровный, привыкший к битвам. Во время сражения он бьётся с помощью передних ног и задних ног, с помощью груди и крупа, с помощью лба и ушей, с помощью бивней и хвоста и с помощью своего туловища тоже. Он уже [готов] отдать свою жизнь. Нет ничего, что этот огромный царский слон не смог бы сделать». Точно так же, Рахула, когда человек не стыдится сказать намеренную ложь, то, я говорю тебе, нет такого зла, которого бы он не смог сделать. Поэтому, Рахула, вот как тебе следует тренироваться: «Я не произнесу неправды даже в шутку».

8. Скажи, Рахула, для чего нужно зеркало?»

«Для того, чтобы рассматривать себя, Учитель» , — [ответил Рахула].

«Точно так же, Рахула, телесный поступок следует совершать после неоднократного рассмотрения. Словесный поступок следует совершать после неоднократного рассмотрения. Умственный поступок следует совершать после неоднократного рассмотрения.

9. Рахула, когда ты хочешь совершить телесный поступок, тебе следует рассмотреть этот самый телесный поступок так: «Не будет ли этот мой телесный поступок огорчительным для меня, огорчительным для других или огорчительным и для меня и для других? Не является ли этот мой телесный поступок нездоровым телесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой телесный поступок будет огорчительным для меня, огорчительным для других, огорчительным и для меня и для других; он является нездоровым телесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами», — то тогда ты однозначно не должен совершать такого поступка телом. Но если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой телесный поступок не будет огорчительным для меня, не будет огорчительным для других, не будет огорчительным для меня и для других; он является здоровым телесным поступком с приятными последствиями, с приятными результатами», — то тогда ты можешь совершить такой телесный поступок.

10. Также, Рахула, когда ты [уже] совершаешь телесный поступок, тебе следует рассмотреть этот самый телесный поступок так: «Не будет ли этот мой телесный поступок огорчительным для меня, огорчительным для других или огорчительным и для меня и для других? Не является ли этот мой телесный поступок нездоровым телесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой телесный поступок будет огорчительным для меня, огорчительным для других, огорчительным и для меня и для других; он является нездоровым телесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами», — то тогда ты однозначно не должен совершать такого поступка телом. Но если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой телесный поступок не будет огорчительным для меня, не будет огорчительным для других, не будет огорчительным для меня и для других; он является здоровым телесным поступком с приятными последствиями, с приятными результатами», — то тогда ты можешь совершить такой телесный поступок.

11. Также, Рахула, когда ты уже совершил телесный поступок, тебе следует рассмотреть этот самый телесный поступок так: «Не был ли этот мой телесный поступок огорчительным для меня, огорчительным для других или огорчительным и для меня и для других? Не являлся ли этот мой телесный поступок нездоровым телесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой телесный поступок был огорчительным для меня, огорчительным для других, огорчительным и для меня и для других; он являлся нездоровым телесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами», — то тогда тебе следует сознаться в таком телесном поступке, раскрыть его, выставить его Учителю или своим мудрым товарищам по святой жизни. Сознавшись, раскрыв его, выставив его, ты должен воздерживаться от такого рода телесных поступков в будущем. Но если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой телесный поступок не был огорчительным для меня, не был огорчительным для других, не был огорчительным для меня и для других; он является здоровым телесным поступком с приятными последствиями, с приятными результатами», — то тогда ты можешь пребывать счастливым и радостным, упражняясь день и ночь в благотворных состояниях [ума].

12. Рахула, когда ты хочешь совершить словесный поступок, тебе следует рассмотреть этот самый словесный поступок так: «Не будет ли этот мой словесный поступок огорчительным для меня, огорчительным для других или огорчительным и для меня и для других? Не является ли этот мой словесный поступок нездоровым словесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой словесный поступок будет огорчительным для меня, огорчительным для других, огорчительным и для меня и для других; он является нездоровым словесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами», — то тогда ты однозначно не должен совершать такого словесного поступка. Но если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой словесный поступок не будет огорчительным для меня, не будет огорчительным для других, не будет огорчительным для меня и для других; он является здоровым словесным поступком с приятными последствиями, с приятными результатами», — то тогда ты можешь совершить такой словесный поступок.

13. Также, Рахула, когда ты [уже] совершаешь словесный поступок, тебе следует рассмотреть этот самый словесный поступок так: «Не будет ли этот мой словесный поступок огорчительным для меня, огорчительным для других или огорчительным и для меня и для других? Не является ли этот мой словесный поступок нездоровым словесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой словесный поступок будет огорчительным для меня, огорчительным для других, огорчительным и для меня и для других; он является нездоровым словесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами», — то тогда ты однозначно не должен совершать такого словесного поступка. Но если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой словесный поступок не будет огорчительным для меня, не будет огорчительным для других, не будет огорчительным для меня и для других; он является здоровым словесным поступком с приятными последствиями, с приятными результатами», — то тогда ты можешь совершить такой словесный поступок.

14. Также, Рахула, когда ты уже совершил словесный поступок, тебе следует рассмотреть этот самый словесный поступок так: «Не был ли этот мой словесный поступок огорчительным для меня, огорчительным для других или огорчительным и для меня и для других? Не являлся ли этот мой словесный поступок нездоровым словесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой словесный поступок был огорчительным для меня, огорчительным для других, огорчительным и для меня и для других; он являлся нездоровым словесным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами», — то тогда тебе следует сознаться в таком словесном поступке, раскрыть его, выставить его Учителю или своим мудрым товарищам по святой жизни. Сознавшись, раскрыв его, выставив его, ты должен воздерживаться от такого рода словесных поступков в будущем. Но если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой словесный поступок не был огорчительным для меня, не был огорчительным для других, не был огорчительным для меня и для других; он является здоровым словесным поступком с приятными последствиями, с приятными результатами», — то тогда ты можешь пребывать счастливым и радостным, упражняясь день и ночь в благотворных состояниях [ума].

15. Рахула, когда ты хочешь совершить умственный поступок, тебе следует рассмотреть этот самый умственный поступок так: «Не будет ли этот мой умственный поступок огорчительным для меня, огорчительным для других или огорчительным и для меня и для других? Не является ли этот мой умственный поступок нездоровым умственным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой умственный поступок будет огорчительным для меня, огорчительным для других, огорчительным и для меня и для других; он является нездоровым умственным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами», — то тогда ты однозначно не должен совершать такого умственного поступка. Но если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой умственный поступок не будет огорчительным для меня, не будет огорчительным для других, не будет огорчительным для меня и для других; он является здоровым умственным поступком с приятными последствиями, с приятными результатами», — то тогда ты можешь совершить такой умственный поступок.

16. Также, Рахула, когда ты [уже] совершаешь умственный поступок, тебе следует рассмотреть этот самый умственный поступок так: «Не будет ли этот мой умственный поступок огорчительным для меня, огорчительным для других или огорчительным и для меня и для других? Не является ли этот мой умственный поступок нездоровым умственным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой умственный поступок будет огорчительным для меня, огорчительным для других, огорчительным и для меня и для других; он является нездоровым умственным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами», — то тогда ты однозначно не должен совершать такого умственного поступка. Но если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой умственный поступок не будет огорчительным для меня, не будет огорчительным для других, не будет огорчительным для меня и для других; он является здоровым умственным поступком с приятными последствиями, с приятными результатами», — то тогда ты можешь совершить такой умственный поступок.

17. Также, Рахула, когда ты уже совершил умственный поступок, тебе следует рассмотреть этот самый умственный поступок так: «Не был ли этот мой умственный поступок огорчительным для меня, огорчительным для других или огорчительным и для меня и для других? Не являлся ли этот мой умственный поступок нездоровым умственным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами?» Если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой умственный поступок был огорчительным для меня, огорчительным для других, огорчительным и для меня и для других; он являлся нездоровым умственным поступком с болезненными последствиями, с болезненными результатами», — то тогда тебе следует устыдиться этим умственным поступком, отвергнуть его, испытать к нему отвращение. Устыдившись этим умственным поступком, отвергнув его, испытав к нему отвращение, ты должен воздерживаться от такого рода умственных поступков в будущем. Но если, когда ты рассматриваешь [так], ты знаешь: «Этот мой умственный поступок не был огорчительным для меня, не был огорчительным для других, не был огорчительным для меня и для других; он является здоровым умственным поступком с приятными последствиями, с приятными результатами», — то тогда ты можешь пребывать счастливым и радостным, упражняясь день и ночь в благотворных состояниях [ума].

18. Рахула, любые духовные странники и брамины в прошлом, которые очищали свои телесные поступки, свои словесные поступки, свои умственные поступки, — все они делали так посредством неоднократного рассмотрения подобным образом. Любые духовные странники и брамины в будущем, которые будут очищать свои телесные поступки, свои словесные поступки, свои умственные поступки, — все они будут делать так посредством неоднократного рассмотрения подобным образом. Любые духовные странники и брамины в настоящем, которые очищают свои телесные поступки, свои словесные поступки, свои умственные поступки, — все они делают так посредством неоднократного рассмотрения подобным образом. Поэтому, Рахула, вот как тебе следует практиковать: «Мы будем очищать наши телесные поступки, наши словесные поступки, наши умственные поступки посредством неоднократного рассмотрения подобным образом».»

Так сказал Благословенный. Достопочтенный Рахула был доволен и восхитился словами Благословенного.