Маджхима Никая 58
Абхая Сутта
К принцу Абхае

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал близ Раджагахи, в Бамбуковой Роще, в Беличьем Святилище. 

2. И в то время принц Абхая отправился к нигантхе Натапутте и, по прибытии, поклонившись ему, сел рядом. Через какое-то время нигантха Натапутта сказал ему:

3. «Ну же, принц, опровергни слова духовного странника Готамы, и о тебе широко распространится славная молва: «Слова духовного странника Готамы – такого великого и такого могущественного – были опровергнуты принцем Абхаей!»»

«Но как же, Господин, я опровергну слова духовного странника Готамы – такого великого и такого могущественного?»

«Ну же, принц, отправляйся к духовному страннику Готаме и по прибытии скажи следующее: «Господин, мог бы Татхагата говорить [такие] слова, которые для других являются неприятными и немилыми?» Если духовный странник Готама, будучи спрошенным так, ответит: «Татхагата может сказать слова, которые для других являются неприятными и немилыми», то тогда ты скажешь: «Так в чём же разница между тобой, Господин, и обычными заурядными людьми? Ведь даже обычные заурядные люди говорят слова, которые для других являются неприятными и немилыми». Но если духовный странник Готама, будучи спрошенным так, ответит: «Татхагата не станет говорить слова, которые для других являются неприятными и немилыми», то тогда ты скажешь: «Так почему же, Господин, ты сказал о Девадатте: «Девадатта обречён на удел лишений, Девадатта обречён на ад, Девадатта будет [целый] цикл существования мира вариться [в аду], Девадатта безнадёжен»? Девадатта был недоволен и рассержен этими вашими словами». Когда ты задашь духовному страннику Готаме этот вопрос-рогатину, он не сможет ни проглотить это, ни выплюнуть. Это как если бы шипастый орех застрял бы у человека в горле: он не смог бы ни проглотить его, ни выплюнуть. Точно так же, когда ты задашь духовному страннику Готаме этот вопрос-рогатину, он не сможет ни проглотить это, ни выплюнуть».

4. «Да, почтенный», – ответил принц Абхая, поднялся со своего сиденья, поклонился нигантхе Натапутте, обошёл его с правой стороны и отправился к Благословенному. По прибытии он поклонился Благословенному и сел рядом. Затем, сидя там, он взглянул на солнце и подумал: «Сегодня неподходящий день для того, чтобы опровергать слова Благословенного. Завтра у себя дома я опровергну его слова». А потому он обратился к Благословенному: «Может ли Благословенный вместе с тремя другими монахами принять моё приглашение на завтрашний обед?»

Благословенный молча согласился.

5. Тогда принц Абхая, увидев, что Благословенный принял приглашение, поднялся со своего сиденья, поклонился ему и, обойдя его справа, ушёл.

После того как минула ночь, ранним утром Благословенный надел свои одеяния и, взяв чашу и верхнее одеяние, отправился в дом принца Абхаи. По прибытии он сел на подготовленное сиденье. Принц Абхая собственноручно обслужил Благословенного превосходной разнообразной едой. Затем, когда Благословенный поел и убрал руки от чаши, принц Абхая выбрал более низкое сиденье и сел рядом. После этого он обратился к Благословенному:

6. «Господин, говорит ли Татхагата слова, которые для других являются неприятными и немилыми?»

«Принц, на этот вопрос нельзя ответить категорично «да» или «нет»».

«Тогда, Господин, нигантхи потерпели поражение».

«Но почему, принц, ты говоришь: «Тогда, Господин, нигантхи потерпели поражение»?»

Тогда принц Абхая передал Благословенному весь разговор с нигантхой Натапуттой.

7. В тот момент принц держал на коленях малыша. И Благословенный сказал принцу: «Скажи, принц, если бы этот малыш из-за твоей беспечности или же беспечности няньки взял бы в рот палку или камень, что бы ты сделал?»

«Я бы вытащил это из его рта, Господин. Если бы я не смог вытащить это, тогда, удерживая его голову левой рукой, я бы согнутым пальцем своей правой руки вытащил бы это, даже если бы поранил его. И почему? Потому что у меня есть сострадание к малышу».

8. «Точно так же, принц:

  • Если Татхагата знает, что те или иные слова неистинны, неправильны, неполезны, неприятны и немилы для других, то он не говорит их.
  • Если Татхагата знает, что те или иные слова истинны, правильны, [но] неполезны, неприятны и немилы для других, то он не говорит их.
  • Если Татхагата знает, что те или иные слова истинны, правильны, полезны, [но] неприятны и немилы для других, то он говорит их в подходящий момент.
  • Если Татхагата знает, что те или иные слова неистинны, неправильны, неполезны, но приятны и милы для других, то он не говорит их.
  • Если Татхагата знает, что те или иные слова истинны, правильны, [но] неполезны, [хотя и] приятны и милы для других, то он не говорит их.
  • Если Татхагата знает, что те или иные слова истинны, правильны, полезны, приятны и милы для других, то он говорит их в подходящий момент.

И почему? Потому что у Татхагаты есть сострадание к живым существам».

9. «Господин, когда знать или брамины, миряне или духовные странники, сформулировав вопрос, приходят к Татхагате и спрашивают его, имеется ли у него такая заблаговременная мысль: «Если эти люди придут ко мне и спросят об этом, то в таком случае я отвечу им так» – или к Татхагате приходит ответ сразу на месте[, без предварительного обдумывания]?»

10. «Что касается этого, принц, я задам тебе встречный вопрос. Отвечай так, как посчитаешь нужным. Скажи, разбираешься ли ты в частях колесницы?»

«Да, Господин. Я разбираюсь в частях колесницы».

«И как ты думаешь? Когда люди придут и спросят тебя: «Как называется эта часть колесницы?» – имеется ли у тебя такая заблаговременная мысль: «Если эти люди придут ко мне и спросят об этом, то в таком случае я отвечу им так», или же к тебе придёт ответ сразу на месте?»

«Господин, я известен своим знанием частей колесницы. Все части колесницы мне хорошо известны. Мне придёт ответ сразу на месте».

11. «Точно так же, принц, когда знать или брамины, миряне или духовные странники, сформулировав вопрос, приходят к Татхагате и спрашивают его, к нему приходит ответ сразу на месте. И почему? Потому что суть явлений досконально постигнута Татхагатой. Благодаря этому доскональному постижению сути явлений ответ к нему приходит сразу на месте».

12. Когда так было сказано, принц Абхая сказал Благословенному: «Великолепно, Господин! Великолепно! Как если бы кто-то поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно так же Благословенный всесторонне прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Благословенном, прибежище в Дхамме и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Благословенный помнит меня как мирского последователя, принявшего прибежище с этого дня и на всю жизнь».