Маджхима Никая 53
Секха Сутта
Секха*

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в стране Сакьев, близ Капилаваттху, в Парке Нигродха.

2. В это время Сакьи из Капилаваттху построили новый зал для собраний и в этом зале ещё не проживал ни духовный странник, ни брамин, ни кто-либо ещё из людей. И тогда Сакьи из Капилаваттху отправились к Благословенному. После приветствий они сели рядом и обратились к нему:

«Господин, Сакьи из Капилаваттху построили новый зал для собраний и в этом зале ещё не проживал ни духовный странник, ни брамин, ни кто-либо ещё из людей. Пусть Благословенный станет первым, кто воспользуется этим залом, а Сакьи из Капилаваттху будут пользоваться им после этого. Это приведёт их к долгому процветанию и счастью».

3. Благословенный молча согласился. Увидев, что Благословенный согласился, Сакьи из Капилаваттху встали со своих сидений, поклонились ему, обошли его с правой стороны и затем отправились в новый зал для собраний. Они устлали пол покрывалами, подготовили сиденья, выставили большой кувшин с водой, подвесили масляную лампу. Потом они отправились к Благословенному и, после приветствия, встали рядом и сказали:

«Господин, зал для гостей устлан покрывалами, сиденья приготовлены, сосуд с водой выставлен, масляная лампа зажжена. Пусть Благословенный теперь поступает так, как считает нужным».

4. Тогда Благословенный, одевшись, взяв свою чашу и внешнее одеяние, отправился с группой монахов в этот зал собраний. Прибыв туда, он вымыл свои ноги, вошёл в зал и сел спиной к центральной колонне, лицом к востоку. Монахи вымыли свои ноги, вошли в зал, сели спиной к западной стене, лицом к востоку, так, что Благословенный был перед ними. Сакьи из Капилаваттху вымыли свои ноги, вошли в зал, сели спиной к восточной стене, лицом к западу, расположившись перед Благословенным.

5. И далее большую часть ночи Благословенный наставлял, воодушевлял, призывал и побуждал Сакьев из Капилаваттху беседами о Дхамме, после чего обратился к Достопочтенному Ананде:

«Ананда, расскажи Сакьям из Капилаваттху о практике для обученных учеников. Моя спина устала. Я дам ей отдых».

«Да, Учитель», – ответил Достопочтенный Ананда.

Затем Благословенный сложил вчетверо свой лоскутный плащ, постелил его и лёг на правый бок в позе льва, со ступнями, лежащими одна на другой, осознанный и полностью бодрствующий, установив для себя заранее время для подъёма.

6. И тогда Достопочтенный Ананда обратился к Маханаме из клана Сакьев:

«Вот, Маханама, Благородный ученик овладевает добродетелью, охраняет двери органов чувств, умерен в еде, поддерживает бодрствование, наделён семью благими качествами, и он тот, кто достигает по своему желанию, без трудностей и сложностей, четырёх джхан, которые составляют высший ум и дают приятное пребывание здесь и сейчас.

7. И как Благородный ученик овладевает добродетелью? Вот Благородный ученик добродетелен, он пребывает в сдержанности, обуздывая себя Патимоккхой, он совершенен в своём поведении и в поступках, видя опасность в малейших нарушениях, он тренируется, приняв на себя правила пути. Вот так Благородный ученик овладевает добродетелью.

8. И как Благородный ученик охраняет двери органов чувств? Вот Благородный ученик, увидев глазами форму, не цепляется за её признаки и особенности. Поскольку, если бы он оставил зрительную способность без охраны, злотворные нездоровые состояния алчности и сожаления могли бы завладеть им, он практикует её сдерживание, он охраняет зрительную способность, он предпринимает сдерживание зрительной способности.

Услышав ушами звук, он не цепляется за его признаки и особенности. Поскольку, если бы он оставил способность слышать без охраны, злотворные нездоровые состояния алчности и сожаления могли бы завладеть им, он практикует её сдерживание, он охраняет способность слышать, он предпринимает сдерживание способности слышать.

Почувствовав носом запах, он не цепляется за его признаки и особенности. Поскольку, если бы он оставил обонятельную способность без охраны, злотворные нездоровые состояния алчности и сожаления могли бы завладеть им, он практикует её сдерживание, он охраняет обонятельную способность, он предпринимает сдерживание обонятельной способности.

Различив языком вкус, он не цепляется за его признаки и особенности. Поскольку, если бы он оставил способность различать вкус без охраны, злотворные нездоровые состояния алчности и сожаления могли бы завладеть им, он практикует её сдерживание, он охраняет способность различать вкус, он предпринимает сдерживание способности различать вкус.

Почувствовав телом ощущение, он не цепляется за его признаки и особенности. Поскольку, если бы он оставил способность к телесным ощущениям без охраны, злотворные нездоровые состояния алчности и сожаления могли бы завладеть им, он практикует её сдерживание, он охраняет способность к телесным ощущениям, он предпринимает сдерживание способности к телесным ощущениям.

Восприняв умственный объект умом, он не цепляется за его признаки и особенности. Поскольку, если бы он оставил способность к восприятию умственных объектов без охраны, злотворные нездоровые состояния алчности и сожаления могли бы завладеть им, он практикует её сдерживание, он охраняет способность к восприятию умственных объектов, он предпринимает сдерживание способности к восприятию умственных объектов.

9. И как Благородный ученик соблюдает умеренность в еде? Вот Благородный ученик, рассудив мудро, принимает пищу не ради развлечения, не ради опьянения, не ради придания телу привлекательности, но лишь для того чтобы выжить и поддержать это тело, для того чтобы устранить дискомфорт, для помощи святой жизни, думая так: «Я устраню возникшие чувства и не создам новых чувств. Так я поддержу здоровье и не вызову порицаний, буду жить без дискомфорта». Вот так Благородный ученик соблюдает умеренность в еде.

10. И как Благородный ученик поддерживает бодрствование? Вот днём Благородный ученик сидит, ходит вперёд и назад, очищая свой ум от препятствий. Во время первой стражи ночи он сидит, ходит вперёд и назад, очищая свой ум от препятствий. Во время второй стражи ночи он принимает позу льва, ложась на правый бок, положив одну ступню на другую, будучи осознанным и бдительным, отметив для себя, когда следует вставать. Во время последней стражи ночи он сидит, ходит вперёд и назад, очищая свой ум от препятствий. Вот так Благородный ученик поддерживает бодрствование.

11. И каким образом Благородный ученик наделён семью качествами?

Вот Благородный ученик наделён уверенностью. Он уверен в Пробуждении Татхагаты: «Благословенный достиг завершённости, полностью просветлённый, совершенный в истинном знании и поведении, возвышенный, искусный в речах, непревзойдённый предводитель смиренных, учитель богов и людей, пробуждённый, благословенный».

12. Он имеет совесть; совесть не позволяет ему совершать неблагие поступки телесно, в речах и в уме, совесть не позволяет ему предаваться злотворным нездоровым деяниям.

13. Он страшится опозорить себя неблагими поступками; он страшится опозорить себя ошибочным телесным, словесным или умственным поведением, страшится опозорить себя злотворными нездоровыми деяниями.

14. Он много учится, вспоминает то, чему научился, сводит воедино то, чему научился. Такие учения, которые хороши в начале, хороши в середине и хороши в конце, правильные и в духе и в букве, утверждающие святую жизнь, предельно совершенную и чистую, он впитывает жадно, воспроизводит в памяти, повторяет устно, размышляет над ними и проникает в их суть.

15. Он усерден в оставлении нездоровых состояний и во взращивании здоровых состояний; он настойчив и твёрд в своих стараниях, не отступает в развитии здоровых состояний.

16. Он обладает осознанностью. Он обладает высочайшей осознанностью и искусностью; он хорошо помнит, что было им сделано и сказано очень давно.

17. Он мудр; он наделён мудростью относительно возникновения и исчезновения – благородной, проникающей и ведущей к полному прекращению страданий.

Вот таким образом Благородный ученик наделён семью качествами.

18. И как Благородный ученик достигает по своему желанию, без трудностей и сложностей, четырёх джхан, которые составляют высший ум и дают приятное пребывание здесь и сейчас?

Вот Благородный ученик, в достаточной мере оставивший чувственные удовольствия, оставивший нездоровые состояния, входит в первую джхану и пребывает в ней: радость и довольство, рождённые этим оставлением, сопровождаются думанием об объекте медитации и удержанием внимания на объекте медитации.

Затем, с успокоением мыслей об объекте и об удержании внимания на нём, он входит и пребывает во второй джхане, которая характеризуется уверенностью и единением ума без мыслей об объекте и об удержании внимания на нём. [Его наполняют] радость и довольство, рождённые собранностью ума.

Затем, с успокоением радости, он пребывает в невозмутимости, и, осознающий и полностью бодрствующий, всё ещё ощущая довольство в теле, он входит и пребывает в третьей джхане, о которой Благородные говорят так: «Невозмутимый и осознанный, он обладает приятным пребыванием».

Затем, с успокоением удовольствия и боли, как и с более ранним исчезновением радости и недовольства, он входит и пребывает в четвёртой джхане: [он пребывает] в чистейшей невозмутимости и осознанности, в ни-удовольствии-ни-боли.

Вот так Благородный ученик достигает достигает по своему желанию, без трудностей и сложностей, четырёх джхан, которые составляют высший ум и дают приятное пребывание здесь и сейчас.

19. Когда Благородный ученик таким образом становится тем, кто обладает добродетелью, кто охраняет двери органов чувств, соблюдает умеренность в еде, поддерживает бодрствование, наделён семью качествами и достигает по своему желанию, без трудностей и сложностей, четырёх джхан, которые составляют высший ум и дают приятное пребывание здесь и сейчас, он зовётся учеником Благородных, который следует практике ученика, кто подобен неиспорченному яйцу, готовому вылупиться, кто способен достичь пробуждения, способен достичь высшего освобождения от ярма.

Если бы у курицы было бы восемь, десять или двенадцать яиц, которые бы она правильно укрыла, правильно бы согрела, правильно бы высидела, то, даже если у неё не возникло бы такого желания: «О, пусть мои цыплята пробьют скорлупу своими острыми когтями и клювами и выберутся наружу в целости и сохранности!» – всё равно есть возможность, что цыплята пробьют скорлупу своими острыми когтями и клювами и выберутся наружу в целости и сохранности.

Точно так же, когда Благородный ученик таким образом становится тем, кто обладает добродетелью, кто охраняет двери органов чувств, соблюдает умеренность в еде, поддерживает бодрствование, наделён семью качествами и достигает по своему желанию, без трудностей и сложностей, четырёх джхан, которые составляют высший ум и дают приятное пребывание здесь и сейчас, он зовётся учеником Благородных, который следует практике ученика, кто подобен неиспорченному яйцу, готовому вылупиться, кто способен достичь пробуждения, способен достичь высшего освобождения от ярма.

20. Достигнув этой высшей осознанности, чистой благодаря равностности, Благородный ученик вспоминает множество своих прошлых жизней – одну, две… пять… десять… пятьдесят, сто, тысячу, сто тысяч, за многие эпохи сжатия мира, за многие эпохи расширения мира, за многие эпохи сжатия и расширения мира: «Там я носил такое-то имя, принадлежал к такому-то роду, моя внешность была такой-то. Питался я тем-то, таков был мой опыт удовольствия и боли, длительность моей жизни была такой-то. Покинув это пребывание, я возник в таком-то месте. Тут тоже я носил такое-то имя, принадлежал к такому-то роду, моя внешность была такой-то. Питался я тем-то, таков был мой опыт удовольствия и боли, длительность моей жизни была такой-то. Покинув это пребывание, я возник тут». Так он вспоминает множество своих жизней во всех их аспектах и деталях. Таков его первый удар в скорлупу, подобно удару вылупляющегося цыплёнка.

21. Достигнув этой высшей осознанности, чистой благодаря равностности, посредством божественного видения, очищенного и превосходящего человеческое, Благородный ученик видит, как существа покидают жизнь и перерождаются, и различает, как они становятся низменными и высокими, прекрасными и уродливыми, удачливыми и неудачливыми в соответствии со своими деяниями: «Эти достойные существа, которые придерживались плохого поведения в поступках, речах и мыслях, оскорбляли Благородных, были привержены неверным воззрениям, предпринимая действия на основе неверных воззрений, — они, с прекращением жизнедеятельности тела, после смерти, возрождаются в мирах лишений, с плохой участью, в мучениях, даже в аду. А эти достойные существа, которые придерживались хорошего поведения в поступках, речах и мыслях, которые не оскорбляли Благородных, были привержены верным воззрениям, предпринимая действия на основе верных воззрений, — они, с остановкой жизнедеятельности тела, после смерти, возрождаются в благоприятных сферах, даже в райских мирах». Так посредством божественного видения, очищенного и превосходящего человеческое, Благородный ученик видит, как существа покидают жизнь и перерождаются, и различает, как они становятся низменными и высокими, прекрасными и уродливыми, удачливыми и неудачливыми в соответствии со своими деяниями. Таков его второй удар в скорлупу, подобно удару вылупляющегося цыплёнка.

22. Достигнув этой высшей осознанности, чистой благодаря равностности, реализуя на своём опыте прямое знание, этот Благородный ученик здесь и сейчас входит в освобождённость ума и пребывает в ней, входит в освобождённость мудростью, которая лишена помрачений, в которой все помрачения разрушены. Таков его третий удар в скорлупу, подобно удару вылупляющегося цыплёнка.

23. Совершенство Благородного ученика в добродетели — это путь.

Охранение дверей органов чувств — это путь.

Умеренность в еде — это путь.

Пребывание в бодрствовании — это путь.

Обладание семью качествами — это путь.

Достижение по своему желанию, без трудностей и сложностей, четырёх джхан, которые составляют высший ум и дают приятное пребывание здесь и сейчас, — это путь.

24. Когда Благородный ученик вспоминает множество своих жизней во всех их аспектах и деталях — это истинное знание.

Когда посредством божественного видения, очищенного и превосходящего человеческое, Благородный ученик видит, как существа покидают жизнь и перерождаются, и различает, как они становятся низменными и высокими, прекрасными и уродливыми, удачливыми и неудачливыми в соответствии со своими деяниями, — это истинное знание.

Когда Благородный ученик здесь и сейчас входит в освобождённость ума и пребывает в ней, входит в освобождённость мудростью, которая лишена помрачений, в которой все помрачения разрушены, — это истинное знание.

25. Таков Благородный ученик, совершенный в истинном знании, совершенный в пути, совершенный в истинном знании и пути. И Брахма Сананкумара сказал так:

«Люди из благородного рода считаются
Лучшими из людей по своему происхождению;
Но истинно лучшим из богов и людей является тот,
Кто совершенен в истинном знании и в пути».

«Этот стих Брахмы Сананкумары хорош и по форме и по смыслу, он полон значения. Благословенный одобрил эти слова».

26. Тогда Благословенный поднялся и сказал Достопочтенному Ананде: «Хорошо, хорошо, Ананда. То, что ты рассказал Сакьям из Капилаваттху об ученике, вошедшем в поток пути, – это хорошо».

Так сказал Достостопочтенный Ананда. Учитель это одобрил. Довольные, Сакьи из Капилаваттху восхитились словами Достопочтенного Ананды.

 

_________________

* Секха в Учении Благородных – ученик, достигший как минимум первой ступени просветления, сотапанны.