Маджхима Никая 48
Косамбия Сутта
Косамбийцы

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал близ Косамби, в Парке Гхоситы.

2. В то время монахи из Косамби были охвачены ссорой и бранью, погрязли в пререканиях, жаля друг друга кинжалами слов. Ни они сами не могли разубедить других, ни другие не могли разубедить их. Ни они сами не могли убедить других, ни другие не могли убедить их.

3. И тогда один монах отправился к Благословенному, поклонился ему, сел рядом и рассказал о происходящем.

4. Тогда Благословенный обратился к одному из монахов так: «Пойди, монах, и скажи от моего имени тем монахам, что Учитель зовёт их».

«Да, Учитель», – ответил он, отправился к тем монахам и сообщил им: «Учитель зовёт вас, достопочтенные».

«Да, друг», – ответили они и отправились к Благословенному, поклонились ему и сели рядом. Благословенный спросил их: «Монахи, правда ли, что вы охвачены ссорой и бранью, погрязли в пререканиях, жаля друг друга кинжалами слов; правда ли, что ни вы сами не можете разубедить других, ни другие не могут разубедить вас; правда ли, что ни вы сами не можете убедить других, ни другие не могут убедить вас?»

«Да, Учитель».

5. «Монахи, как вы думаете: когда вы охвачены ссорой и бранью, погрязли в пререканиях, жаля друг друга кинжалами слов, то поддерживаете ли вы в этом случае любящую доброту телесно, в речи и в уме, прилюдно и наедине, по отношению к вашим товарищам по святой жизни?»

«Нет, Учитель».

«Итак, монахи, когда вы охвачены ссорой и бранью, погрязли в пререканиях, жаля друг друга кинжалами слов, то в этом случае вы не поддерживаете любящую доброту телесно, в речи и в уме, прилюдно и наедине, по отношению к вашим товарищам по святой жизни. Заблудшие вы люди, чего же в таком случае стоит ваше знание и ваше видение, если вы предаётесь ссорам, брани, если вы погрязли в пререканиях, жаля друг друга кинжалами слов; если ни вы сами не можете разубедить других, ни другие не могут разубедить вас; если ни вы сами не можете убедить других, ни другие не могут убедить вас? Заблудшие вы люди, это принесёт вам вред и страдание на долгое время».

6. Затем Благословенный обратился к монахам так: «Монахи, есть шесть достойных памятования качеств, которые создают любовь и уважение и ведут к обоюдной пользе, согласию, содружеству и к единству. Что это за шесть качеств?

Вот монах выражает любящую доброту по отношению к товарищам по святой жизни с помощью телесных действий, как прилюдно, так и наедине. Это – достойное памятования качество, которое создаёт любовь и уважение и ведёт к обоюдной пользе, согласию, содружеству и к единству.

Далее, монах выражает любящую доброту по отношению к товарищам по святой жизни с помощью словесных действий, как прилюдно, так и наедине. Это – достойное памятования качество, которое создаёт любовь и уважение и ведёт к обоюдной пользе, согласию, содружеству и к единству.

Далее, монах выражает любящую доброту по отношению к товарищам по святой жизни с помощью умственных действий, как прилюдно, так и наедине. Это – достойное памятования качество, которое создаёт любовь и уважение и ведёт к обоюдной пользе, согласию, содружеству и к единству.

Далее, монах пользуется общими со своими добродетельными товарищами по святой жизни вещами, ничего не присваивая себе. Он делится с ними любыми обретениями, что соответствуют Дхамме и которые были добыты путём, соответствующим Дхамме, включая даже содержимое своей чаши для сбора еды с подаяний. Это – достойное памятования качество, которое создаёт любовь и уважение и ведёт к обоюдной пользе, согласию, содружеству и к единству.

Далее, монах пребывает, как прилюдно, так и наедине, разделяя со своими товарищами по святой жизни те добродетели, что не разбиты, не разрушены, не запятнаны, освобождающие, восхваляемые мудрецами, не понятые ошибочно, ведущие к собранности ума. Это – достойное памятования качество, которое создаёт любовь и уважение и ведёт к обоюдной пользе, согласию, содружеству и к единству.

Далее, монах пребывает, как прилюдно, так и наедине, разделяя со своими товарищами по святой жизни то воззрение, благородное и освобождающее, ведущее того, кто практикует в соответствии с ним, к полному уничтожению страданий. Это – достойное памятования качество, которое создаёт любовь и уважение и ведёт к обоюдной пользе, согласию, содружеству и к единству.

Таковы шесть достойных памятования качеств, которые создают любовь и уважение и ведут к обоюдной пользе, согласию, содружеству и к единству.

7. Из этих шести достойных памятования качеств самым наивысшим, наиболее всеохватывающим, всё венчающим является это воззрение – благородное и освобождающее, ведущее того, кто практикует в соответствии с ним, к полному уничтожению страданий. Подобно тому как самой наивысшей, наиболее всеохватывающей, всё венчающей частью остроконечного дома будет самая его вершина, точно так же из этих шести знаменательных качеств самым наивысшим, наиболее всеохватывающим, всё венчающим является это воззрение – благородное и освобождающее, ведущее того, кто практикует в соответствии с ним, к полному уничтожению страданий.

8. И каким образом это воззрение – благородное и освобождающее – ведёт того, кто практикует в соответствии с ним, к полному уничтожению страданий?

Вот монах, удалившись в лес, или к подножию дерева, либо же в пустую хижину, размышляет так: «Есть ли во мне какая-либо одержимость, не отброшенная мной, которая могла бы так захватить мой ум, что я не смог бы знать или видеть явления, как они есть на самом деле?» Если монах одержим чувственным влечением, то его ум захвачен. Если он одержим недоброжелательностью, то его ум захвачен. Если он одержим ленью и апатией, то его ум захвачен. Если он одержим неугомонностью и сожалением, то его ум захвачен. Если он одержим сомнением, то его ум захвачен. Если монах поглощён рассуждениями об этом мире, то его ум захвачен. Если монах поглощён рассуждениями об ином мире, то его ум захвачен. Если монах охвачен ссорой и бранью, погряз в пререканиях, жаля других кинжалами слов, то его ум захвачен.

Он понимает так: «Во мне нет какой-либо одержимости, не отброшенной мной, которая могла бы так захватить мой ум, что я не смог бы знать или видеть явления, как они есть на самом деле. Мой ум хорошо предрасположен к пробуждению в истины Благородных». Таково первое знание, обретённое им, благородное, сверхмирское, которого не имеют обычные люди.

9. Далее, ученик Благородных рассуждает так: «Когда я осуществляю, развиваю и взращиваю это воззрение, достигаю ли я сам внутреннего спокойствия, достигаю ли я сам утешения?»

Он понимает: «Когда я осуществляю, развиваю и взращиваю это воззрение, я достигаю внутреннего спокойствия, я достигаю утешения». Таково второе знание, обретённое им, благородное, сверхмирское, которого не имеют обычные люди.

10. Далее, ученик Благородных рассуждает так: «Есть ли какой-либо иной духовный странник или брамин вне Учения Будды, который имеет такое же воззрение, как и у меня?»

Он понимает: «Нет никакого другого духовного странника или брамина вне Учения Будды, который бы имел такое же воззрение, как и у меня». Таково третье знание, обретённое им, благородное, сверхмирское, которого не имеют обычные люди.

11. Далее, ученик Благородных рассуждает так: «Обладаю ли я характером человека, имеющего правильные воззрения?» И каков характер человека, имеющего правильные воззрения? Характер человека, имеющего правильные воззрения, таков: хотя он может совершить некоторые проступки, за свершение которых правилами дисциплины накладываются меры по исправлению, тем не менее он тут же сознаётся, раскрывает, рассказывает о совершённом проступке Учителю или мудрым товарищам по святой жизни, и, сделав так, он сдерживает себя в будущем от их очередного свершения. Подобно тому как малое и нежное дитя, не способное ещё и сидеть, тут же отдёрнет руку или ногу от горячих углей, если дотронется до них, точно таков и характер человека, имеющего правильные воззрения.

Он понимает: «Я обладаю характером человека, имеющего правильные воззрения». Таково четвёртое знание, обретённое им, благородное, сверхмирское, которого не имеют обычные люди.

12. Далее, ученик Благородных рассуждает так: «Обладаю ли я характером человека, имеющего правильные воззрения?» И каков характер человека, имеющего правильные воззрения? Характер человека, имеющего правильные воззрения, таков: хотя он может быть занят разными делами, осуществляемыми ради своих товарищей по святой жизни, всё же он уделяет большое внимание тренировке высшей нравственности, высшего ума, высшей мудрости. Подобно тому как пасущаяся с молодым телёнком корова  присматривает и за своим телёнком, точно таков и характер человека, имеющего правильные воззрения.

Он понимает: «Я обладаю характером человека, имеющего правильные воззрения». Таково пятое знание, обретённое им, благородное, сверхмирское, которого не имеют обычные люди.

13. Далее, ученик Благородных рассуждает так: «Обладаю ли я силой человека, имеющего правильные воззрения?» И в чём состоит сила человека, имеющего правильные воззрения? Сила человека, имеющего правильные воззрения, такова: когда преподают учение и практику, которые были провозглашены Татхагатой, он заинтересован в этом, направляет всё своё внимание к этому, вовлекается в это всем своим умом, охотно склоняет к Дхамме ухо.

Он понимает: «Я обладаю силой человека, имеющего правильные воззрения». Таково шестое знание, обретённое им, благородное, сверхмирское, которого не имеют обычные люди.

14. Далее, ученик Благородных рассуждает так: «Обладаю ли я силой человека, имеющего правильные воззрения?» И в чём состоит сила человека, имеющего правильные воззрения? Сила человека, имеющего правильные воззрения, такова: когда преподают учение и практику, которые были провозглашены Татхагатой, он черпает вдохновение в значении, черпает вдохновение в Дхамме, обретает радость, связанную с Дхаммой.

Он понимает: «Я обладаю силой человека, имеющего правильные воззрения». Таково седьмое знание, обретённое им, благородное, сверхмирское, которого не имеют обычные люди.

15. Когда ученик Благородных наделён этими семью факторами, то это значит, что он хорошо стремился к тому, чтобы приобрести характер, необходимый для реализации плода вступления в поток. Когда ученик Благородных наделён этими семью факторами, он обладает плодом вступления в поток».

Так сказал Благословенный. Монахи были довольны и восхитились словами Благословенного.