Маджхима Никая 40
Чула-Ассапура Сутта
Малая лекция в Ассапуре

1. Так я слышал. Однажды Благословенный проживал в стране Ангов, в городе под названием Ассапура. Там Благословенный обратился к монахам так: «Монахи!»

«Учитель!» – ответили они. Благословенный сказал следующее:

2. «Духовные странники, духовные странники» – вот как, монахи, люди воспринимают вас. И когда вас спрашивают: «Кто вы?», вы отвечаете, что вы духовные странники. Поскольку так вы обозначаете себя и так о себе заявляете, то вот как вам следует тренироваться: «Мы будем практиковать путь, подобающий духовным странникам, мы будем соответствовать этому званию, и наше обозначение будет соответствовать действительности, так что те миряне, кто служат нам и чьи одежды, еду, жилища, лекарства мы используем, обретут своим служением великий плод и благо, и так, что наш уход в бездомную жизнь был бы не тщетным, а плодотворным и продуктивным».

3. И каким образом, монахи, монах уклоняется от пути, подобающего духовному страннику? Если монах проявляет алчность, если он не отбросил алчности; если у монаха недоброжелательный ум, если он не отбросил недоброжелательности; если монах питает злобу, если он не отбросил злости; если монах питает негодование, если он не отбросил негодования; если монах проявляет презрение, если он не отбросил презрения; если монах проявляет надменность, если он не отбросил надменности; если монах завистлив, если он не отбросил зависти; если монах скуп, если он не отбросил скупости; если монах притворяется, если он не отбросил притворства; если монах лжёт, если он не отбросил лживости; если монах имеет порочные желания, если он не отбросил порочных желаний; если у монаха неправильные воззрения, если он не отбросил неправильных воззрений, – в таком случае, я говорю вам, он уклоняется от пути, подобающего духовному страннику, из-за своей неспособности отбросить эти помрачения, эти изъяны, эти пятна, которые являются основанием для перерождения в состоянии лишений и результаты которых переживаются в неблагом уделе.

4. Представьте обоюдоострое оружие матаджа, вложенное в тряпичные ножны. Я говорю вам, что уход в бездомную жизнь такого монаха подобен этому.

5. Я утверждаю, что звание духовного странника не даётся носящему тряпичную накидку просто самим фактом её ношения, как не даётся звание нагого аскета просто тому, кто ходит нагим; как не даётся звание покрытого грязью аскета просто тому, кто покрыт грязью; как не даётся звание практикующего омовения просто тому, кто регулярно купается; как не даётся звание аскета, живущего у подножья дерева, просто тому, кто живёт у подножья дерева; как не даётся звание аскета, живущего под открытым небом, просто тому, кто не имеет крыши над головой; как не даётся звание практикующего непрерывное стояние просто тому, кто всё время стоит; как не даётся звание аскета, практикующего ограничение в питании, просто тому, кто питается ограниченно; как не даётся звание чтеца священных текстов тому, кто просто повторяет священные тексты; как не даётся звание духовного странника аскету со спутанными волосами просто лишь из-за ношения спутанных волос.

6. Монахи, если бы, просто лишь надев тряпичную накидку, монах, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения обрядили бы его в тряпичную накидку и всячески побуждали бы его к ношению тряпичной накидки таким образом: «Ну же, дорогой, носи тряпичную накидку, ведь, просто лишь надев тряпичную накидку, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу носящего тряпичную накидку, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание духовного странника не даётся носящему тряпичную накидку просто лишь самим фактом ношения тряпичной накидки.

Если бы, просто лишь став нагим, аскет, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения оставили бы его нагим и всячески побуждали бы его к наготе таким образом: «Ну же, дорогой, ходи нагим, ведь, просто лишь пребывая в наготе, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу того, кто ходит нагим, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание нагого аскета не даётся просто тому, кто ходит нагим.

Если бы, просто лишь покрывшись грязью, аскет, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения покрыли бы его грязью и всячески побуждали бы его к тому, чтобы быть покрытым грязью: «Ну же, дорогой, будь покрытым грязью, ведь, просто лишь покрывшись грязью, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу того, кто покрыт грязью, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание покрытого грязью аскета не даётся просто тому, кто покрыт грязью.

Если бы, просто лишь регулярно купаясь, человек, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения регулярно купали бы его и всячески побуждали бы его к регулярным купаниям таким образом: «Ну же, дорогой, купайся регулярно, ведь, просто лишь купаясь регулярно, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу того, кто купается регулярно, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание практикующего омовения не даётся просто тому, кто регулярно купается.

Если бы, просто лишь проживая у подножия дерева, аскет, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения поместили бы его у подножия дерева и всячески побуждали бы его к проживанию у подножия дерева таким образом: «Ну же, дорогой, проживай у подножия дерева, ведь, просто лишь проживая у подножия дерева, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу того, кто проживает у подножия дерева, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание аскета, живущего у подножия дерева не даётся просто тому, кто живёт у подножия дерева.

Если бы, просто лишь проживая под открытым небом, аскет, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения поместили бы его под открытым небом и всячески побуждали бы его к проживанию под открытым небом таким образом: «Ну же, дорогой, проживай под открытым небом, ведь, просто лишь проживая под открытым небом, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу того, кто проживает под открытым небом, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание аскета, живущего под открытым небом не даётся просто тому, кто не имеет крыши над головой.

Если бы, просто лишь всё время стоя, аскет, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения заставляли бы его стоять и всячески побуждали бы его к постоянному стоянию таким образом: «Ну же, дорогой, постоянно стой, ведь, просто лишь постоянно стоя, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу того, кто постоянно стоит, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание практикующего непрерывное стояние не даётся просто тому, кто всё время стоит.

Если бы, просто лишь ограниченно питаясь, аскет, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения заставляли бы его питаться ограниченно и всячески побуждали бы его к ограничению питания таким образом: «Ну же, дорогой, питайся ограниченно, ведь, просто лишь питаясь ограниченно, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу того, кто питается ограниченно, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание аскета, практикующего ограничение в питании, не даётся просто тому, кто питается ограниченно.

Если бы, просто лишь повторяя священные тексты, человек, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения заставляли бы его повторять священные тексты и всячески побуждали бы его к повторению священных текстов таким образом: «Ну же, дорогой, повторяй священные тексты, ведь, просто лишь повторяя священные тексты, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу того, кто повторяет священные тексты, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание чтеца священных текстов не даётся просто тому, кто повторяет священные тексты.

Если бы, просто лишь имея спутанные волосы, аскет, будучи алчным, отбросил бы алчность; имея недоброжелательный ум, отбросил бы недоброжелательность; питая злобу, отбросил бы злобу; питая негодование, отбросил бы негодование; проявляя презрение, отбросил бы презрение; проявляя надменность, отбросил бы надменность; будучи завистливым, отбросил бы зависть; будучи скуп, отбросил бы скупость; будучи притворщиком, отбросил бы притворство; будучи лжецом, отбросил бы лживость; имея порочные желания, отбросил бы порочные желания; имея неправильные воззрения, отбросил бы неправильные воззрения, – то тогда его друзья и товарищи, его родственники и родня с самого рождения не стригли бы его и не расчёсывали его волосы и всячески побуждали бы его к тому, чтобы иметь спутанные волосы, таким образом: «Ну же, дорогой, носи спутанные волосы, ведь, просто лишь имея спутанные волосы, будучи алчным, ты отбросишь алчность; имея недоброжелательный ум, ты отбросишь недоброжелательность; питая злобу, ты отбросишь злобу; питая негодование, ты отбросишь негодование; проявляя презрение, ты отбросишь презрение; проявляя надменность, ты отбросишь надменность; будучи завистливым, ты отбросишь зависть; будучи скуп, ты отбросишь скупость; будучи притворщиком, ты отбросишь притворство; будучи лжецом, ты отбросишь лживость; имея порочные желания, ты отбросишь порочные желания; имея неправильные воззрения, ты отбросишь неправильные воззрения». Но вот я вижу того, чьи волосы спутаны, и он алчен, у него недоброжелательный ум, он питает злобу, он питает негодование, он проявляет презрение, он проявляет надменность, он завистлив, он скуп, он притворяется, он лжёт, у него порочные желания, у него неправильные воззрения. И именно поэтому я говорю, что звание духовного странника не даётся аскету со спутанными волосами просто лишь из-за ношения спутанных волос.

7. Но как, монахи, монах практикует путь, подобающий духовному страннику? Когда какой-либо монах, который был алчным, отбросил алчность; который имел недоброжелательный ум, отбросил недоброжелательность; который питал злобу, отбросил злобу; который питал негодование, отбросил негодование; который проявлял презрение, отбросил презрение; который проявлял надменность, отбросил надменность; который был завистливым, отбросил зависть; который был скуп, отбросил скупость; который был притворщиком, отбросил притворство; который был лжецом, отбросил лживость; который имел порочные желания, отбросил порочные желания; который имел неправильные воззрения, отбросил неправильные воззрения, то тогда, я говорю вам, он практикует подобающий духовному страннику путь, отбрасывая эти помрачения, эти изъяны, эти пятна, которые являются основанием для перерождения в состоянии лишений и результаты которых переживаются в неблагом уделе.

8. Он видит себя очищенным от всех этих злотворных нездоровых состояний, он видит себя освобождённым от них. Когда он видит это, то в нём рождается радость. Когда он рад, в нём рождается восторг. Тело того, у кого есть восторг, становится безмятежным. Тот, чьё тело безмятежно, переживает удовольствие. Ум того, кто переживает удовольствие, становится собранным.

9. Он пребывает, наполняя одну сторону света умом, насыщенным любящей добротой, равно как и другую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Так, вверху, внизу, вокруг и всюду, ко всем, как к самому себе, он наполняет весь мир умом, насыщенным любящей добротой, – щедрым, возвышенным, безмерным, не имеющим враждебности и недоброжелательности.

10. Он пребывает, наполняя одну сторону света умом, насыщенным состраданием, равно как и другую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Так, вверху, внизу, вокруг и всюду, ко всем, как к самому себе, он наполняет весь мир умом, насыщенным состраданием, – щедрым, возвышенным, безмерным, не имеющим враждебности и недоброжелательности.

11. Он пребывает, наполняя одну сторону света умом, насыщенным восприимчивой радостью, равно как и другую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Так, вверху, внизу, вокруг и всюду, ко всем, как к самому себе, он наполняет весь мир умом, насыщенным восприимчивой радостью, – щедрым, возвышенным, безмерным, не имеющим враждебности и недоброжелательности.

12. Он пребывает, наполняя одну сторону света умом, насыщенным равностностью, равно как и другую сторону, третью сторону и четвёртую сторону. Так, вверху, внизу, вокруг и всюду, ко всем, как к самому себе, он наполняет весь мир умом, насыщенным равностностью, – щедрым, возвышенным, безмерным, не имеющим враждебности и недоброжелательности.

13. Представьте пруд с чистой, приятной, прохладной, прозрачной водой, с пологими берегами, восхитительный пруд. Если бы человек, поражённый и изнурённый жарой, – измождённый, иссохший, жаждущий – пришёл бы [к нему] с востока, или с запада, или с севера, или с юга, или откуда-либо ещё, то, подойдя к пруду, он бы утолил свою жажду и горячку, обусловленную жарой.

Точно так же, монахи, если кто-либо из аристократического рода оставляет жизнь мирскую ради жизни бездомной, то после встречи с Дхаммой и Винаей, что были провозглашены Татхагатой, он развивает любящую доброту, сострадание, восприимчивую радость и равностность и за счёт этого обретает внутренний покой, и затем, за счёт этого внутреннего покоя, он практикует путь, подобающий духовному страннику, я говорю вам.

И если кто-либо из рода браминов оставляет жизнь мирскую ради жизни бездомной, то после встречи с Дхаммой и Винаей, что были провозглашены Татхагатой, он развивает любящую доброту, сострадание, восприимчивую радость и равностность и за счёт этого обретает внутренний покой, и затем, за счёт этого внутреннего покоя, он практикует путь, подобающий духовному страннику, я говорю вам.

И если кто-либо из рода торговцев оставляет жизнь мирскую ради жизни бездомной, то после встречи с Дхаммой и Винаей, что были провозглашены Татхагатой, он развивает любящую доброту, сострадание, восприимчивую радость и равностность и за счёт этого обретает внутренний покой, и затем, за счёт этого внутреннего покоя, он практикует путь, подобающий духовному страннику, я говорю вам.

И если кто-либо из рода работников оставляет жизнь мирскую ради жизни бездомной, то после встречи с Дхаммой и Винаей, что были провозглашены Татхагатой, он развивает любящую доброту, сострадание, восприимчивую радость и равностность и за счёт этого обретает внутренний покой, и затем, за счёт этого внутреннего покоя, он практикует путь, подобающий духовному страннику, я говорю вам.

14. Монахи, если кто-либо из аристократического рода оставляет жизнь мирскую ради жизни бездомной и за счёт уничтожения помрачений здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, в освобождение мудростью, и пребывает в нём, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания, то тогда он уже является духовным странником благодаря уничтожению помрачений.

И если кто-либо из рода браминов оставляет жизнь мирскую ради жизни бездомной и за счёт уничтожения помрачений здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, в освобождение мудростью, и пребывает в нём, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания, то тогда он уже является духовным странником благодаря уничтожению помрачений.

И если кто-либо из рода торговцев оставляет жизнь мирскую ради жизни бездомной и за счёт уничтожения помрачений здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, в освобождение мудростью, и пребывает в нём, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания, то тогда он уже является духовным странником благодаря уничтожению помрачений.

И если кто-либо из рода работников оставляет жизнь мирскую ради жизни бездомной и за счёт уничтожения помрачений здесь и сейчас входит в незапятнанное освобождение ума, в освобождение мудростью, и пребывает в нём, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания, то тогда он уже является духовным странником благодаря уничтожению помрачений».

Так сказал Благословенный. Монахи были довольны и восхитились словами Благословенного.

Pin It on Pinterest

X
Поделиться