Маджхима Никая 31
Чулагосинга Сутта
Малая лекция в Госинге

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал в Надике, в Кирпичном Доме.

2. И в то время Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия и Достопочтенный Кимбила проживали в Госинге, в Лесу Саловых Деревьев.

3. И тогда, вечером, выйдя из медитации, Благословенный отправился в Лес Саловых Деревьев в Госинге.

Лесничий, охранявший тот лес, увидел Благословенного издали и сказал ему: «Не входи в этот парк, духовный странник. Здесь трое благородных людей взыскуют блага. Не беспокой их».

4. И Достопочтенный Ануруддха, услышав, как лесничий беседует с Благословенным, сказал ему: «Друг лесничий, не прогоняй этого Достопочтенного. Это наш Благословенный Учитель». И затем Достопочтенный Ануруддха обратился к Достопочтенному Нандии и Достопочтенному Кимбиле: «Выходите, Достопочтенные, выходите! Наш Благословенный Учитель пришёл к нам».

5. И тогда все трое вышли встречать Благословенного. Один принял у него чашу и верхнее одеяние, другой приготовил сиденье, третий выставил воду для мытья ног. Благословенный сел на подготовленное сиденье и вымыл ноги. Затем эти трое достопочтенных поклонились Благословенному и сели рядом. Когда они сели рядом, Благословенный сказал им: «Я надеюсь, Ануруддха, у вас всё в порядке, надеюсь, вы живёте спокойно, надеюсь, что у вас нет проблем с подаяниями».

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«У нас всё в порядке, Благословенный, мы живём спокойно, у нас нет проблем с подаяниями».

6. «Я надеюсь, Ануруддха, что вы живёте в согласии, во взаимопонимании, не спорите, [живёте в единстве, подобно] смешанному с водой молоку, смотрите друг на друга добрым взором».

«Конечно же, Учитель, мы живём в согласии, во взаимопонимании, не спорим, [живём в единстве, подобно] смешанному с водой молоку, смотрим друг на друга добрым взором».

«Но, Ануруддха, как именно вы так живёте?»

7. [Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Учитель, что касается этого — я думаю так: «Это удача для меня, это большая удача для меня, что я живу с такими спутниками по святой жизни». Я выражаю любящую доброту к этим достопочтенным через свои действия, как прилюдно, так и лицом к лицу; я выражаю любящую доброту к этим достопочтенным через свои слова, как прилюдно, так и лицом к лицу; я выражаю любящую доброту к этим достопочтенным в своих мыслях, как прилюдно, так и лицом к лицу. Я размышляю так: «Почему бы мне не отложить то, что хочется сделать мне, и не сделать то, что хотят эти достопочтенные?» И потом я откладываю то, что хочу сделать сам, и делаю то, что хотят эти достопочтенные. Мы различны телесно, Учитель, но едины в уме».

Достопочтенные Нандия и Кимбила сказали то же самое, добавив: «Вот как, Учитель, мы живём в согласии, во взаимопонимании, не спорим, пребываем в единстве, подобно смешанному с водой молоку, смотрим друг на друга добрым взором».

8. [Тогда Благословенный сказал:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Я надеюсь, что вы сохраняете старание, энтузиазм и решимость».

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель, мы сохраняем старание, энтузиазм и решимость».

[Благословенный спросил:]

«Но, Ануруддха, как именно вы это делаете?»

9. [Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Учитель, что касается этого — кто бы из нас ни вернулся первым из деревни с едой, он приготавливает сидения, готовит воду для питья и для мытья и ставит на сферу ведро для отбросов. Кто бы из нас ни вернулся последним, он ест любую пищу, которая осталась, если пожелает. В обратном случае он выбрасывает её туда, где нет зелени, или в воду, где нет жизни. Он убирает сиденья и воду для питья и мытья. Он моет и затем убирает мусорное ведро, подметает трапезную. Если кто-либо замечает, что горшки с водой для питья, с водой для мытья, с водой для уборной почти или полностью пусты, он позаботится об этом. Если нести ему их слишком тяжело, он жестом руки позовёт кого-нибудь и вместе, соединив руки, они несут их — всё таким образом, чтобы не нарушать молчание. Но каждые пять дней мы садимся вместе и всю ночь обсуждаем Дхамму. Вот как мы сохраняем старание, энтузиазм и решимость».

ДЖХАНЫ

10. [Тогда Благословенный спросил:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Но сохраняя таким образом старание, энтузиазм и решимость, достигли ли вы каких-либо сверхчеловеческих состояний, исключительности в знании и видении, достойной Благородных, достигли ли вы приятного пребывания?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель. Когда мы того пожелаем, мы, будучи отстранёнными от чувственных удовольствий, отстранёнными от нездоровых состояний [ума], входим в первую джхану и пребываем в ней, что сопровождается думанием об объекте медитации и удержанием внимания на нём, а также радостью и довольством, которые возникли из-за этой отстранённости.

Учитель, это сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого мы достигли, пребывая прилежными, старательными, решительными».

11. [Тогда Благословенный спросил:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Но есть ли какое-либо иное сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого бы вы достигли, преодолев это состояние, делая так, чтобы это пребывание утихло?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель. Когда мы того пожелаем, мы, с угасанием думания об объекте медитации и вглядывания в него, входим во вторую джхану и пребываем в ней, в которой наличествуют внутренняя уверенность и единение ума, отсутствуют думание и удержание, но есть радость и довольство, которые возникли посредством собранности ума.

Учитель, это ещё одно сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого мы достигли, преодолев предыдущее пребывание, делая так, чтобы то пребывание утихло».

12. [Тогда Благословенный спросил:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Но есть ли какое-либо иное сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого бы вы достигли, преодолев это состояние, делая так, чтобы это пребывание утихло?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель. Когда мы того пожелаем, мы, с угасанием радости, пребываем спокойными, осознанными, бдительными и ощущаем удовольствие в теле. Мы входим в третью джхану и пребываем в ней, о которой Благородные говорят так: «Он спокоен, осознан, пребывает в удовольствии».

Учитель, это ещё одно сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого мы достигли, преодолев предыдущее пребывание, делая так, чтобы то пребывание утихло».

13. [Тогда Благословенный спросил:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Но есть ли какое-либо иное сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого бы вы достигли, преодолев это состояние, делая так, чтобы это пребывание утихло?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель. Когда мы того пожелаем, мы, с оставлением удовольствия и боли, равно как и с предыдущим угасанием радости и недовольства, входим в четвёртую джхану и пребываем в ней, которая ни-приятна-ни-болезненна, характерна чистейшей осознанностью, возникающей благодаря покою.

Учитель, это ещё одно сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого мы достигли, преодолев предыдущее пребывание, делая так, чтобы то пребывание утихло».

14. [Тогда Благословенный спросил:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Но есть ли какое-либо иное сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого бы вы достигли, преодолев это состояние, делая так, чтобы это пребывание утихло?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель. Когда мы того пожелаем, мы, полностью миновав восприятия форм, с угасанием восприятий, вызываемых органами чувств, не обращая внимания на восприятие множественности, воспринимая: «пространство безгранично», входим в сферу безграничного пространства и пребываем в ней.

Учитель, это ещё одно сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого мы достигли, преодолев предыдущее пребывание, делая так, чтобы то пребывание утихло».

15. [Тогда Благословенный спросил:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Но есть ли какое-либо иное сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого бы вы достигли, преодолев это состояние, делая так, чтобы это пребывание утихло?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель. Когда мы того пожелаем, мы, полностью миновав сферу безграничного пространства, воспринимая: «сознание безгранично», входим в сферу безграничного сознания и пребываем в ней.

Учитель, это ещё одно сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого мы достигли, преодолев предыдущее пребывание, делая так, чтобы то пребывание утихло».

16. [Тогда Благословенный спросил:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Но есть ли какое-либо иное сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого бы вы достигли, преодолев это состояние, делая так, чтобы это пребывание утихло?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель. Когда мы того пожелаем, мы, полностью миновав сферу безграничного сознания, воспринимая: «здесь ничего нет», входим в сферу отсутствия всего и пребываем в ней.

Учитель, это ещё одно сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого мы достигли, преодолев предыдущее пребывание, делая так, чтобы то пребывание утихло».

17. [Тогда Благословенный спросил:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Но есть ли какое-либо иное сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого бы вы достигли, преодолев это состояние, делая так, чтобы это пребывание утихло?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель. Когда мы того пожелаем, мы, полностью миновав сферу отсутствия всего, входим в сферу ни-восприятия-ни-невосприятия и пребываем в ней.

Учитель, это ещё одно сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого мы достигли, преодолев предыдущее пребывание, делая так, чтобы то пребывание утихло».

18. [Тогда Благословенный спросил:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Но есть ли какое-либо иное сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого бы вы достигли, преодолев это состояние, делая так, чтобы это пребывание утихло?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Конечно же, Учитель. Когда мы того пожелаем, мы, полностью миновав сферу ни-восприятия-ни-невосприятия, входим в прекращение восприятия и чувствования и пребываем в нём. И наши помрачения уничтожаются посредством нашего мудрого видения.

Учитель, это ещё одно сверхчеловеческое состояние, исключительность в знании и видении, достойная Благородных, приятное пребывание, которого мы достигли, преодолев предыдущее пребывание, делая так, чтобы то пребывание утихло. И, Учитель, мы не видим какого-либо иного приятного пребывания, более возвышенного и более утончённого, нежели это».

[Тогда Благословенный сказал:]

«Хорошо, Ануруддха, хорошо. Нет другого приятного пребывания, более возвышенного и более утончённого, нежели это».

19. И после, когда Достопочтенный наставил, побудил, воодушевил и порадовал Достопочтенного Ануруддху, Достопочтенного Нандию и Достопочтенного Кимбилу беседой о Дхамме, он встал со своего сиденья и ушёл.

20. После того как они проводили Благословенного и повернули обратно, Достопочтенный Нандия и Достопочтенный Кимбила спросили Достопочтенного Ануруддху: «Разве мы сообщали когда-нибудь Достопочтенному Ануруддхе о том, что мы достигли этих пребываний и достижений, которые Достопочтенный Ануруддха в присутствии Благословенного описал вплоть до уничтожения помрачений?»

[Достопочтенный Ануруддха ответил:]

«Достопочтенные никогда не сообщали мне о том, что они достигли этих пребываний и достижений. Но всё же, охватив умы достопочтенных своим умом, я знал, что они достигли этих пребываний и достижений. И божества также сообщили мне: «Эти достопочтенные достигли этих пребываний и достижений». И когда Благословенный напрямую спросил меня об этом, я рассказал ему».

21. И тогда дух Дигха Параджана отправился к Благословенному. Поклонившись Благословенному, он встал рядом и сказал: «Большое благо для Вадджей , Господин, огромное благо для народа Вадджей, Господин, что Татхагата — совершенный и полностью пробуждённый — пребывает среди них, как и эти трое представителей рода — Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия, Достопочтенный Кимбила!» Услышав восклицание духа Дигхи Параджаны, земные божества воскликнули: «Большое благо для Вадджей, огромное благо для народа Вадджей, что Татхагата — совершенный и полностью пробуждённый — пребывает среди них, как и эти трое представителей рода — Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия, Достопочтенный Кимбила!»

Услышав восклицание земных божеств, божества небесного мира Четырёх Великих Царей воскликнули: «Большое благо для Вадджей, огромное благо для народа Вадджей, что Татхагата — совершенный и полностью пробуждённый — пребывает среди них, как и эти трое представителей рода — Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия, Достопочтенный Кимбила!»

Услышав восклицание божеств небесного мира Четырёх Великих Царей, божества небесного мира Тридцати Трёх воскликнули: «Большое благо для Вадджей, огромное благо для народа Вадджей, что Татхагата — совершенный и полностью пробуждённый — пребывает среди них, как и эти трое представителей рода — Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия, Достопочтенный Кимбила!»

Услышав восклицание божеств небесного мира Тридцати Трёх, божества мира Ямы воскликнули: «Большое благо для Вадджей, огромное благо для народа Вадджей, что Татхагата — совершенный и полностью пробуждённый — пребывает среди них, как и эти трое представителей рода — Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия, Достопочтенный Кимбила!»

Услышав восклицание божеств мира Ямы, божества мира Туситы воскликнули: «Большое благо для Вадджей, огромное благо для народа Вадджей, что Татхагата — совершенный и полностью пробуждённый — пребывает среди них, как и эти трое представителей рода — Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия, Достопочтенный Кимбила!»

Услышав восклицание божеств мира Туситы, божества, наслаждающиеся творением воскликнули: «Большое благо для Вадджей, огромное благо для народа Вадджей, что Татхагата — совершенный и полностью пробуждённый — пребывает среди них, как и эти трое представителей рода — Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия, Достопочтенный Кимбила!»

Услышав восклицание божеств, наслаждающихся творением, божества, имеющие власть над творениями других воскликнули: «Большое благо для Вадджей, огромное благо для народа Вадджей, что Татхагата — совершенный и полностью пробуждённый — пребывает среди них, как и эти трое представителей рода — Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия, Достопочтенный Кимбила!»

Услышав восклицание божеств, имеющих власть над творениями других, божества свиты Брахмы воскликнули: «Большое благо для Вадджей, огромное благо для народа Вадджей, что Татхагата — совершенный и полностью пробуждённый — пребывает среди них, как и эти трое представителей рода — Достопочтенный Ануруддха, Достопочтенный Нандия, Достопочтенный Кимбила!»

Так за мгновение эти достопочтенные стали известны вплоть до мира Брахмы.

22. [Благословенный ответил:]

«Это так, Дигха, это так! И если тот род, из которого эти трое покинули жизнь мирскую ради жизни бездомной, будет помнить о них с преданным сердцем, то это приведёт этот род к длительному благополучию и счастью.

И если слуги того рода, из которого эти трое покинули жизнь мирскую ради жизни бездомной, будут помнить о них с преданным сердцем, то это приведёт этих слуг рода к длительному благополучию и счастью.

И если та деревня, из которой эти трое покинули жизнь мирскую ради жизни бездомной, будет помнить о них с преданным сердцем, то это приведёт эту деревню к длительному благополучию и счастью.

И если то селение, из которого эти трое покинули жизнь мирскую ради жизни бездомной, будет помнить о них с преданным сердцем, то это приведёт это селение к длительному благополучию и счастью.

И если тот город, из которого эти трое покинули жизнь мирскую ради жизни бездомной, будет помнить о них с преданным сердцем, то это приведёт этот город к длительному благополучию и счастью.

И если та страна, из которого эти трое покинули жизнь мирскую ради жизни бездомной, будет помнить о них с преданным сердцем, то это приведёт эту страну к длительному благополучию и счастью.

И если все правители будут помнить об этих троих с преданным сердцем, то это приведёт этих правителей к длительному благополучию и счастью.

И если все брамины будут помнить об этих троих с преданным сердцем, то это приведёт этих браминов к длительному благополучию и счастью.

И если все предприниматели будут помнить об этих троих с преданным сердцем, то это приведёт этих предпринимателей к длительному благополучию и счастью.

И если все чернорабочие будут помнить об этих троих с преданным сердцем, то это приведёт этих чернорабочих к длительному благополучию и счастью.

Если мир с его богами, его Марами и его Брахмами, это поколение с его духовными странниками и браминами, правителями и народом будет помнить этих троих с преданным сердцем, то это приведёт этот мир к длительному благополучию и счастью.

Видишь, Дигха, сколь много блага и счастья эти трое несут богам и людям своей практикой, сколь велико их милосердие».

Так сказал Благословенный. Дух Дигха Параджана был доволен и восхитился словами Благословенного.