Маджхима Никая 30
Чуласаропама Сутта
Малая лекция сравнения с ядровой древесиной

1. Так я слышал. Однажды Благословенный проживал в Саваттхи, в Роще Джеты, в парке Анатхапиндики.

2. И тогда брамин Пингалакоччха отправился к Благословенному и, обменявшись с ним вежливыми приветствиями, сел рядом, после чего сказал Благословенному:

«Господин Готама, есть отшельники и брамины, предводители орденов, предводители групп, наставники групп, знаменитые и известные духовные учителя, которых многие считают святыми – например, Пурана Кассапа, Маккхали Госала, Аджита Кесакамбали, Пакудха Каччаяна, Санджая Белаттхипутта, Нигантха Натапутта. Было ли у всех них прямое знание, как они заявляют, или же ни у кого из них прямого знания не было, или же у кого-то из них было прямое знание, а у кого-то нет?»

«Довольно, брамин! Оставим эту тему. Лучше я научу тебя Дхамме. Слушай внимательно то, о чём я буду говорить».

«Да, почтенный», – ответил брамин Пингалакоччха. Благословенный сказал следующее:

3. «Представь, брамин, как если бы некий человек, которому нужна ядровая древесина, искал бы её, и бродил в поисках её, и в конце концов пришёл к могучему дереву, содержащему ядровую древесину. Но он проигнорировал ядровую древесину этого дерева, его заболонь, его луб, его кору, а вместо этого нарезал его листвы и ветвей и забрал их, думая, что это и есть ядровая древесина. Тогда внимательный человек, увидев это, говорит: «Этот господин не знает, что такое ядровая древесина, что такое заболонь, что такое луб, что такое кора, что такое листья и ветви. Потому-то этот господин, которому нужна ядровая древесина, ища её, и бродя в её поисках, и придя к могучему дереву, содержащему ядровую древесину, проигнорировал его ядровую древесину, его заболонь, его луб, его кору, а вместо этого нарезал его листвы и ветвей и забрал их, думая, что это и есть ядровая древесина. Для чего бы этот добрый человек ни искал ядровую древесину, он своей цели не достигнет».

4. Представь, брамин, как если бы некий человек, которому нужна ядровая древесина, искал бы её, и бродил в поисках её, и в конце концов пришёл к могучему дереву, содержащему ядровую древесину. Но он проигнорировал ядровую древесину этого дерева, его заболонь, его луб, а вместо этого срубил его кору и забрал её, думая, что это и есть ядровая древесина. Тогда внимательный человек, увидев это, говорит: «Этот господин не знает, что такое ядровая древесина, что такое заболонь, что такое луб, что такое кора, что такое листья и ветви. Потому-то этот господин, которому нужна ядровая древесина, ища её, и бродя в её поисках, и придя к могучему дереву, содержащему ядровую древесину, проигнорировал его ядровую древесину, его заболонь, его луб, а вместо этого срубил её кору и забрал её, думая, что это и есть ядровая древесина. Для чего бы этот добрый человек ни искал ядровую древесину, он своей цели не достигнет».

5. Представь, брамин, как если бы некий человек, которому нужна ядровая древесина, искал бы её, и бродил в поисках её, и в конце концов пришёл к могучему дереву, содержащему ядровую древесину. Но он проигнорировал ядровую древесину этого дерева и его заболонь, а вместо этого содрал его луб и забрал его, думая, что это и есть ядровая древесина. Тогда внимательный человек, увидев это, говорит: «Этот господин не знает, что такое ядровая древесина, что такое заболонь, что такое луб, что такое кора, что такое листья и ветви. Потому-то этот господин, которому нужна ядровая древесина, ища её, и бродя в её поисках, и придя к могучему дереву, содержащему ядровую древесину, проигнорировал его ядровую древесину и его заболонь, а вместо этого содрал его луб и забрал его, думая, что это и есть ядровая древесина. Для чего бы этот добрый человек ни искал ядровую древесину, он своей цели не достигнет».

6. Представь, брамин, как если бы некий человек, которому нужна ядровая древесина, искал бы её, и бродил в поисках её, и в конце концов пришёл к могучему дереву, содержащему ядровую древесину. Но он проигнорировал ядровую древесину этого дерева, а вместо этого нарезал его заболонь и забрал её, думая, что это и есть ядровая древесина. Тогда внимательный человек, увидев это, говорит: «Этот господин не знает, что такое ядровая древесина, что такое заболонь, что такое луб, что такое кора, что такое листья и ветви. Потому-то этот господин, которому нужна ядровая древесина, ища её, и бродя в её поисках, и придя к могучему дереву, содержащему ядровую древесину, проигнорировал его ядровую древесину, а вместо этого нарезал его заболонь и забрал её, думая, что это и есть ядровая древесина. Для чего бы этот добрый человек ни искал ядровую древесину, он своей цели не достигнет».

7. Представь, брамин, как если бы некий человек, которому нужна ядровая древесина, искал бы её, и бродил в поисках её, и в конце концов пришёл к могучему дереву, содержащему ядровую древесину. И он срубил именно ядровую древесину и забрал её, зная, что это и есть ядровая древесина. Тогда внимательный человек, увидев это, говорит: «Этот господин знает, что такое ядровая древесина, что такое заболонь, что такое луб, что такое кора, что такое листья и ветви. Потому-то этот господин, которому нужна ядровая древесина, ища её, и бродя в её поисках, и придя к могучему дереву, содержащему ядровую древесину, срубил именно ядровую древесину и забрал её, зная, что это и есть ядровая древесина. Для чего бы этот добрый человек ни искал ядровую древесину, он достигнет своей цели».

8. Точно так же, брамин, бывает так, что некий молодой человек с устремлённостью покидает дом ради жизни бездомной, с мыслью: «Я подвержен рождению, старости, смерти, горю, стенаниям, боли, печали и невзгодам, подвержен страданию и одолеваем страданием. Я верю, что есть возможность познать прекращение всей этой массы страдания». Став отшельником, он пользуется привилегиями, почестями и славой. Получив привилегии, почести и славу, он испытывает удовлетворение, будто его намерение уже выполнено. И вот он превозносит себя, а других уничижает: «Это я пользуюсь привилегиями, почестями и славой, другие же монахи никому не известны, не имеют авторитета».

Поэтому он не взращивает желания действовать, не прилагает усилия к реализации состояний более высоких и более утончённых, чем привилегии, почести и слава. Его продвижение тормозится и поворачивает вспять. Я говорю тебе, что этот человек подобен тому, кто искал ядровую древесину и кто нашёл дерево, обильное ядровой древесиной, но кто, пройдя мимо его сердцевины, его заболони, его внутренней коры, его внешней коры, нарезал ветви и листья и унёс бы их, думая, что это и есть ядровая древесина. Что бы ни хотел сделать этот почтенный с ядровой древесиной, он не достигнет своей цели.

9. Бывает и так, брамин, что некий молодой человек с устремлённостью покидает дом ради жизни бездомной, с мыслью: «Я подвержен рождению, старости, смерти, горю, стенаниям, боли, печали и невзгодам, подвержен страданию и одолеваем страданием. Я верю, что есть возможность познать прекращение всей этой массы страдания». Став отшельником, он пользуется привилегиями, почестями и славой. Получив привилегии, почести и славу, он не испытывает удовлетворения, поскольку его намерение ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает. Он не становится опьянённым привилегиями, почестями и славой, не становится беспечным, не впадает в нерадение и, будучи прилежным, достигает успеха в добродетели. Достигнув успеха в добродетели, он испытывает удовлетворение, будто его намерение уже выполнено. И вот он превозносит себя, а других уничижает: «Это я добродетельный, благочестивый, другие же монахи порочны, нечестивы».

Поэтому он не взращивает желания действовать, не прилагает усилия к реализации состояний более высоких и более утончённых, чем нравственная чистота. Его продвижение тормозится и поворачивает вспять. Я говорю тебе, что этот человек подобен тому, кто искал ядровую древесину и кто нашёл дерево, обильное ядровой древесиной, но кто, пройдя мимо его сердцевины, его заболони и его луба, нарубил его коры и унёс бы её, думая, что это и есть ядровая древесина. Что бы ни хотел сделать этот почтенный с ядровой древесиной, он не достигнет своей цели.

10. Бывает и так, брамин, что некий молодой человек с устремлённостью покидает дом ради жизни бездомной, с мыслью: «Я подвержен рождению, старости, смерти, горю, стенаниям, боли, печали и невзгодам, подвержен страданию и одолеваем страданием. Я верю, что есть возможность познать прекращение всей этой массы страдания». Став отшельником, он пользуется привилегиями, почестями и славой. Получив привилегии, почести и славу, он не испытывает удовлетворения, поскольку его намерение ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает. Он не становится опьянённым привилегиями, почестями и славой, не становится беспечным, не впадает в нерадение и, будучи прилежным, достигает успеха в добродетели. Достигнув успеха в добродетели, он испытывает удовлетворение, но его намерение всё ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает. Он не становится опьянённым успехом в добродетели, беспечным, не впадает в нерадение. Будучи прилежным, он достигает успеха в собранности ума. Достигнув успеха в собранности ума, он испытывает удовлетворение, будто его намерение уже выполнено. И вот он превозносит себя, а других уничижает: «Это я обладаю способностью собранности и единения ума, у других же монахов ум несобран, рассеян».

Поэтому он не взращивает желания действовать, не прилагает усилия к реализации состояний более высоких и более утончённых, чем собранность ума. Его продвижение тормозится и поворачивает вспять. Я говорю тебе, что этот человек подобен тому, кто искал ядровую древесину и кто нашёл дерево, обильное ядровой древесиной, но кто, пройдя мимо его сердцевины и его заболони, надрал бы себе луба и унёс бы его, думая, что это и есть ядровая древесина. Что бы ни хотел сделать этот почтенный с ядровой древесиной, он не достигнет своей цели.

11. Брамин, бывает так, что некий молодой человек с устремлённостью покидает дом ради жизни бездомной, с мыслью: «Я подвержен рождению, старости, смерти, горю, стенаниям, боли, печали и невзгодам, подвержен страданию и одолеваем страданием. Я верю, что есть возможность познать прекращение всей этой массы страдания». Став отшельником, он пользуется привилегиями, почестями и славой. Получив привилегии, почести и славу, он не испытывает удовлетворения, поскольку его намерение ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает. Он не становится опьянённым привилегиями, почестями и славой, не становится беспечным, не впадает в нерадение и, будучи прилежным, достигает успеха в добродетели. Достигнув успеха в добродетели, он испытывает удовлетворение, но его намерение всё ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает. Он не становится опьянённым успехом в добродетели, беспечным, не впадает в нерадение. Будучи прилежным, он достигает успеха в собранности ума. Достигнув успеха в собранности ума, он испытывает удовлетворение, но его намерение ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает. Он не становится опьянённым успехом в собранности ума, беспечным, не впадает в нерадение и, будучи прилежным, обретает знание и видение. Обретя знание и видение, он испытывает удовлетворение, будто его намерение уже выполнено. И вот он превозносит себя, а других уничижает: «Это я обладаю знанием и видением, другие же монахи не обладают ни знанием, ни видением».

Поэтому он не взращивает желания действовать, не прилагает усилия к реализации состояний более высоких и более утончённых, чем собранность ума. Его продвижение тормозится и поворачивает вспять. Я говорю тебе, что этот человек подобен тому, кто искал ядровую древесину и кто нашёл дерево, обильное ядровой древесиной, но кто, пройдя мимо его сердцевины, нарезал бы себе его заболони, думая, что это и есть ядровая древесина. Что бы ни хотел сделать этот почтенный с ядровой древесиной, он не достигнет своей цели.

12. Брамин, бывает так, что некий молодой человек с устремлённостью покидает дом ради жизни бездомной, с мыслью: «Я подвержен рождению, старости, смерти, горю, стенаниям, боли, печали и невзгодам, подвержен страданию и одолеваем страданием. Я верю, что есть возможность познать прекращение всей этой массы страдания». Став отшельником, он пользуется привилегиями, почестями и славой. Получив привилегии, почести и славу, он не испытывает удовлетворения, поскольку его намерение ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает. Он не становится опьянённым привилегиями, почестями и славой, не становится беспечным, не впадает в нерадение и, будучи прилежным, достигает успеха в добродетели. Достигнув успеха в добродетели, он испытывает удовлетворение, но его намерение всё ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает. Он не становится опьянённым успехом в добродетели, беспечным, не впадает в нерадение. Будучи прилежным, он достигает успеха в собранности ума. Достигнув успеха в собранности ума, он испытывает удовлетворение, но его намерение ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает. Он не становится опьянённым успехом в собранности ума, беспечным, не впадает в нерадение и, будучи прилежным, обретает знание и видение. Обретя знание и видение, он испытывает удовлетворение, но его намерение ещё не выполнено. Он не превозносит себя и других не уничижает.

Он взращивает желание действовать, прилагает усилия к реализации состояний, более высоких и более утончённых, чем знание и видение. Его продвижение не тормозится и не поворачивает вспять.

Брамин, и что это за состояния, более высокие и более утончённые, чем знание и видение?

13. Полностью оставив чувственные удовольствия, оставив неумелые качества ума, монах входит в первую джхану и пребывает в ней: восторг и счастье, рождённые этим оставлением, сопровождаются мыслью об объекте медитации и мыслью об удержании внимания на объекте медитации.

Это состояние более высокое и более утончённое, нежели знание и видение.

14. Затем, с успокоением мыслей об объекте и об удержании внимания на нём, он входит во вторую джхану и пребывает в ней, что характеризуется уверенностью и единением ума без мыслей об объекте и об удержании внимания на нём. Его наполняют радость и счастье, рождённые собранностью ума.

Это состояние также более высокое и более утончённое, нежели знание и видение.

15. Затем, с успокоением радости, он пребывает в невозмутимости, и, осознающий и полностью бодрствующий, всё ещё ощущая удовольствие в теле, он входит в третью джхану и пребывает в ней, о которой Благородные говорят так: «Невозмутимый и осознанный, он обрёл приятное пребывание».

Это состояние также более высокое и более утончённое, нежели знание и видение.

16. Затем, с успокоением удовольствия и боли, как и с более ранним исчезновением радости и недовольства, он входит в четвёртую джхану и пребывает в ней: он пребывает в чистейшей невозмутимости и осознанности, в ни-удовольствии-ни-боли.

Это состояние также более высокое и более утончённое, нежели знание и видение.

17. Затем, с полным преодолением восприятий форм, с угасанием восприятий, вызываемых органами чувств, не обращающий внимания на восприятие множественности, воспринимая: «пространство безгранично», монах входит в место безграничного пространства и пребывает в нём.

Это состояние также более высокое и более утончённое, нежели знание и видение.

18. Затем, с полным преодолением места безграничного пространства, воспринимая: «сознание безгранично», монах входит в место безграничного сознания и пребывает в нём.

Это состояние также более высокое и более утончённое, нежели знание и видение.

19. Затем, с полным преодолением места безграничного сознания, воспринимая: «здесь ничего нет», монах входит в место отсутствия всего и пребывает в нём.

Это состояние также более высокое и более утончённое, нежели знание и видение.

20. Затем, с полным преодолением места отсутствия всего монах входит в место ни-восприятия-ни-невосприятия и пребывает в нём.

Это состояние также более высокое и более утончённое, нежели знание и видение.

21. Затем, с полным преодолением места ни-восприятия-ни-невосприятия, монах входит в прекращение восприятия и чувствования и пребывает в нём. И его помрачения разрушаются через мудрое познание.

Это состояние также более высокое и более утончённое, нежели знание и видение.

Таковы состояния, более высокие и более утончённые, нежели знание и видение.

22. Я говорю тебе, брамин, что этот человек подобен тому, кто искал ядровую древесину и кто нашёл дерево, обильное ядровой древесиной, и кто добыл его сердцевину, зная, что это и есть ядровая древесина. Что бы ни хотел сделать этот почтенный с ядровой древесиной, он достигнет своей цели.

23. Итак, брамин, эта святая жизнь не имеет своей целью обретения, славу, известность; эта святая жизнь не имеет своей целью достижение нравственности; эта святая жизнь не имеет своей целью достижение сосредоточения; эта святая жизнь не имеет своей целью знание и видение. Но именно это непоколебимое освобождение ума является целью этой святой жизни, её сердцевиной, её венцом».

24. Когда так было сказано, брамин Пингалакоччха сказал Благословенному: «Великолепно, Господин Готама! Великолепно, Господин Готама! Как если бы некто поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно так же Господин Готама со всех сторон прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Господине Готаме, прибежище в Дхамме и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Господин Готама помнит меня как мирского последователя, принявшего прибежище с этого дня и на всю жизнь».

Pin It on Pinterest

X
Поделиться