Маджхима Никая 20
Витаккасантхана Сутта
Устранение отвлекающих мыслей

(Английский вариант сутты)

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал близ Саваттхи, в Роще Джеты, что в Парке Анатхапиндики. Там он обратился к монахам: «Монахи!»

«Да, Учитель», — отвечали монахи.

2. Благословенный сказал: «Когда монах продвигается к возвышенному уму, время от времени он должен уделять внимание пяти методам. Что это за пять методов?

3. (i) И вот, монахи, когда внимание монаха отвлеклось на некий объект и из-за этого в нём возникают помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, ему следует перевести внимание на некий другой объект, связанный с тем, что благотворно. Когда он уделяет внимание некоему другому объекту, связанному с тем, что благотворно, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран. Точно так же как какой-нибудь умелый плотник или его ученик мог бы выбить, вынуть и удалить более толстый колышек с помощью более тонкого, так и монах переводит внимание на некий другой объект, связанный с тем, что благотворно. Когда он уделяет внимание другому объекту, связанному с тем, что благотворно, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

4. (ii) Если помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, всё ещё возникают в уме монаха, хотя он удерживает внимание на некоем другом объекте, связанном с тем, что благотворно, то ему следует рассмотреть опасность этих мыслей следующим образом: «Эти мысли нездоровы, они заслуживают порицания, они ведут к страданию». Когда он рассматривает опасность этих мыслей, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран. Точно так же как мужчина или женщина – молодые и юные, любящие украшения, – испытали бы ужас, отвращение и были бы подавлены, если бы обнаружили на своей шее висящий скелет змеи, или собаки, или человека, так и монах рассматривает опасность этих мыслей следующим образом: «Эти мысли нездоровы, они заслуживают порицания, они ведут к страданию». Когда он рассматривает опасность этих мыслей, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

5. (iii) Если помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, всё ещё возникают в уме монаха, хотя он рассматривает их опасность, то ему следует попытаться забыть об этих мыслях и не питать их больше своим вниманием. Когда он пытается забыть об этих мыслях и не питать их больше своим вниманием, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран. Точно так же как человек с хорошим зрением, не желая видеть чего-то, что находится в поле его зрения, закрывает глаза или отводит взгляд, так и монах пытается забыть об этих мыслях и не питать их больше своим вниманием. Когда он пытается забыть об этих мыслях и не питать их больше своим вниманием, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

6. (iv) Если помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, всё ещё возникают в уме монаха, хотя он пытается забыть об этих мыслях и не питать их больше своим вниманием, то ему следует уделить внимание успокоению умственной формации этих мыслей. Когда он уделяет внимание успокоению умственной формации этих мыслей, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран. Точно так же человек, который идёт быстро, может подумать: «Зачем я иду так быстро? Пойду-ка я медленно», — и идёт медленно; затем он может подумать: «Зачем я иду? Остановлюсь-ка я», — и останавливается; затем он может подумать: «Зачем я стою? Сяду-ка я», — и садится; затем он может подумать: «Зачем я сижу? Лягу-ка я», — и ложится. Делая так, он переходит от более напряжённой позы к менее напряжённой. Так же и монах уделяет внимание успокоению умственных формаций этих мыслей. Когда он уделяет внимание успокоению умственной формации этих мыслей, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

7. (v) Если помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, всё ещё возникают в уме монаха, хотя он уделяет внимание успокоению умственной формации этих мыслей, то ему следует, со стиснутыми зубами и поджатым к нёбу языком, сбить эти мысли, заставить их уйти, сокрушить свой ум своим умом. Когда он, со стиснутыми зубами и поджатым к нёбу языком, сбивает эти мысли, заставляет их уйти, сокрушает свой ум своим умом, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран. Точно так же как если бы сильный человек схватил слабого за голову, глотку или плечи и стал бы бить его, давить и заставлять уйти, так и монах, со стиснутыми зубами и поджатым к нёбу языком, сбивает эти мысли, заставляет их уйти, сокрушает свой ум своим умом. Когда он, со стиснутыми зубами и поджатым к нёбу языком, сбивает эти мысли, заставляет их уйти, сокрушает свой ум своим умом, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

8. Монахи, когда внимание монаха отвлеклось на некий объект и из-за этого в нём возникают помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, и он переводит внимание на некий другой объект, связанный с тем, что благотворно, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

Когда он рассматривает опасность этих мыслей, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

Когда он пытается забыть об этих мыслях и не питать их больше своим вниманием, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

Когда он уделяет внимание успокоению умственной формации этих мыслей, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

Когда он, со стиснутыми зубами и поджатым к нёбу языком, сбивает эти мысли, заставляет их уйти, сокрушает свой ум своим умом, то любые помрачённые, нездоровые мысли, связанные с желанием, ненавистью и заблуждением, будут оставлены им и утихнут. С их оставлением его ум становится устойчив, тих, приведён к единению и собран.

И тогда такой монах называется повелителем мыслей. Он будет думать лишь о том, о чём он желает думать, и не будет думать о том, о чём он не желает думать. Он разрушил страстное желание, сбросил путы, и, с полным проникновением в природу самомнения, он положил конец страданию».

Так сказал Благословенный. И монахи, порадовавшись, восхитились его словами.