Маджхима Никая 17
Ванапаттха Сутта
Лесная чаща

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал близ Саваттхи, в Роще Джеты, что в Парке Анатхапиндики. Там он обратился к монахам так: «Монахи!»

«Учитель!» – ответили они. Благословенный сказал следующее:

2. «Монахи, я дам вам лекцию о лесной чаще. Слушайте внимательно то, о чём я скажу».

«Да, Учитель», – ответили монахи. Благословенный сказал следующее:

3. «Монахи, вот монах живёт в некоей лесной чаще. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

В этом случае монах должен рассуждать так: «Я живу в этой лесной чаще. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом». Этому монаху следует покинуть эту лесную чащу в эту же самую ночь или в этот же самый день. Ему не следует оставаться жить там.

4. Вот, монахи, монах живёт в некоей лесной чаще. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу в этой лесной чаще. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен покинуть эту лесную чащу. Ему не следует оставаться жить там.

5. Вот, монахи, монах живёт в некоей лесной чаще. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

Монах должен рассуждать так: «Я живу в этой лесной чаще. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен остаться проживать в этой лесной чаще. Ему не следует уходить.

6. Вот, монахи, монах живёт в некоей лесной чаще. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу в этой лесной чаще. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью». Этому монаху следует продолжать жить в этой лесной чаще всю свою жизнь. Ему не следует уходить.

7. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоей деревни. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

В этом случае монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этой деревни. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом». Этому монаху следует покинуть эту деревню в эту же самую ночь или в этот же самый день. Ему не следует оставаться жить там.

8. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоей деревни. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этой деревни. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен покинуть эту деревню. Ему не следует оставаться жить там.

9. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоей деревни. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этой деревни. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен остаться проживать на попечении этой деревни. Ему не следует уходить.

10. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоей деревни. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этой деревни. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью». Этому монаху следует продолжать жить на попечении этой деревни всю свою жизнь. Ему не следует уходить.

11. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего поселения. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

В этом случае монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого поселения. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом». Этому монаху следует покинуть это поселение в эту же самую ночь или в этот же самый день. Ему не следует оставаться жить там.

12. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего поселения. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого поселения. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен покинуть это поселение. Ему не следует оставаться жить там.

13. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего поселения. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого поселения. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен остаться проживать на попечении этого поселения. Ему не следует уходить.

14. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего поселения. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого поселения. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью». Этому монаху следует продолжать жить на попечении этого поселения всю свою жизнь. Ему не следует уходить.

15. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего города. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

В этом случае монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого города. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом». Этому монаху следует покинуть этот город в эту же самую ночь или в этот же самый день. Ему не следует оставаться жить там.

16. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего города. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого города. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен покинуть этот город. Ему не следует оставаться жить там.

17. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего города. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого города. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен остаться проживать на попечении этого города. Ему не следует уходить.

18. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего города. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого города. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью». Этому монаху следует продолжать жить на попечении этого города всю свою жизнь. Ему не следует уходить.

19. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоей страны. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

В этом случае монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этой страны. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом». Этому монаху следует покинуть эту страну в эту же самую ночь или в этот же самый день. Ему не следует оставаться жить там.

20. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоей страны. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этой страны. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен покинуть эту страну. Ему не следует оставаться жить там.

21. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоей страны. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этой страны. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен остаться проживать на попечении этой страны. Ему не следует уходить.

22. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоей страны. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этой страны. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью». Этому монаху следует продолжать жить на попечении этой страны всю свою жизнь. Ему не следует уходить.

23. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего человека. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

В этом случае монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого человека. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом». Этому монаху следует покинуть этого человека в эту же самую ночь или в этот же самый день. Ему не следует оставаться жить там.

24. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего человека. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность не становится утверждённой, его несобранный ум не становится собранным, его неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Он не достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого человека. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность не становится утверждённой, мой несобранный ум не становится собранным, мои неуничтоженные помрачения не уничтожаются. Я не достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен покинуть этого человека. Ему не следует оставаться жить там.

25. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего человека. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого человека. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Но средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с трудом. Однако я покинул жизнь мирскую ради жизни бездомной не для получения одежды, еды, жилища и лекарств. Более того, по мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства». Поразмыслив так, этот монах должен остаться проживать на попечении этого человека. Ему не следует уходить.

26. Вот, монахи, монах живёт на попечении некоего человека. По мере того как он живёт там, его неутверждённая осознанность становится утверждённой, его несобранный ум становится собранным, его неуничтоженные помрачения уничтожаются. Он достигает освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью.

Монах должен рассуждать так: «Я живу на попечении этого человека. По мере того как я живу здесь, моя неутверждённая осознанность становится утверждённой, мой несобранный ум становится собранным, мои неуничтоженные помрачения уничтожаются. Я достигаю освобождения от рабства. Помимо этого, средства к жизни, которые следует добывать тому, кто ушёл в жизнь бездомную, – одежда, еда, жилище, лекарства – добываются с лёгкостью». Этому монаху следует продолжать жить на попечении этого человека всю свою жизнь. Ему не следует покидать этого человека, даже если ему говорят уйти».

Так сказал Благословенный. Монахи были довольны и восхитились словами Благословенного.