Маджхима Никая 148
Чачакка Сутта
Шесть шестёрок

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал близ Саваттхи, в Роще Джеты, что в Парке Анатхапиндики. Там Благословенный обратился к монахам так: «Монахи!»

«Учитель!» – ответили они. Благословенный сказал следующее:

2. «Монахи, я научу вас Дхамме, которая прекрасна в начале, прекрасна в середине и прекрасна в конце, правильна и в духе и в букве. Я раскрою вам святую жизнь, которая всецело совершенна и чиста. Это учение о шести группах шестёрок. Слушайте внимательно то, о чём я буду говорить». «Да, Учитель», – ответили монахи. Благословенный сказал следующее:

КРАТКИЙ ОБЗОР

3. «Нужно понять, что такое Шесть внутренних сфер. Нужно понять, что такое Шесть внешних сфер. Нужно понять, что такое Шесть классов сознания. Нужно понять, что такое Шесть классов контакта. Нужно понять, что такое Шесть классов чувства. Нужно понять, что такое Шесть классов страстного желания.

ПЕРЕЧИСЛЕНИЕ

4. (i) «Нужно понять, что такое Шесть внутренних сфер», – так было сказано. В отношении чего так было сказано? Есть сфера глаза, сфера уха, сфера носа, сфера языка, сфера тела, сфера ума. В отношении этого и было сказано: «Нужно понять, что такое Шесть внутренних сфер». Такова первая шестёрка.

5. (ii) «Нужно понять, что такое Шесть внешних сфер», – так было сказано. В отношении чего так было сказано? Есть сфера формы, сфера звука, сфера запаха, сфера вкуса, сфера телесного ощущения, сфера умственного объекта. В отношении этого и было сказано: «Нужно понять, что такое Шесть внешних сфер». Такова вторая шестёрка.

6. (iii) «Нужно понять, что такое Шесть классов сознания», – так было сказано. В отношении чего так было сказано? Зрительное сознание возникает, если есть глаз и форма. Слуховое сознание возникает, если есть ухо и звук. Обонятельное сознание возникает, если есть нос и запах. Вкусовое сознание возникает, если есть язык и вкус. Телесное сознание возникает, если есть тело и телесное ощущение. Умственное сознание возникает, если есть ум и умственный объект. В отношении этого и было сказано: «Нужно понять, что такое Шесть классов сознания». Такова третья шестёрка.

7. (iv) «Нужно понять, что такое Шесть классов контакта», – так было сказано. В отношении чего так было сказано? Зрительное сознание возникает, если есть глаз и форма. Сочетание этих трёх — это контакт. Слуховое сознание возникает, если есть ухо и звук. Сочетание этих трёх — это контакт. Обонятельное сознание возникает, если есть нос и запах. Сочетание этих трёх — это контакт. Вкусовое сознание возникает, если есть язык и вкус. Сочетание этих трёх — это контакт. Телесное сознание возникает, если есть тело и телесное ощущение. Сочетание этих трёх — это контакт. Умственное сознание возникает, если есть ум и умственный объект. Сочетание этих трёх — это контакт. В отношении этого и было сказано: «Нужно понять, что такое Шесть классов контакта». Такова четвёртая шестёрка.

8. (v) «Нужно понять, что такое Шесть классов чувства», – так было сказано. В отношении чего так было сказано? Зрительное сознание возникает, если есть глаз и форма. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. Слуховое сознание возникает, если есть ухо и звук. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. Обонятельное сознание возникает, если есть нос и запах. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. Вкусовое сознание возникает, если есть язык и вкус. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. Телесное сознание возникает, если есть тело и телесное ощущение. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. Умственное сознание возникает, если есть ум и умственный объект. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. В отношении этого и было сказано: «Нужно понять, что такое Шесть классов чувства». Такова пятая шестёрка.

9. (vi) «Нужно понять, что такое Шесть классов страстного желания», – так было сказано. В отношении чего так было сказано? Зрительное сознание возникает, если есть глаз и форма. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. При условии наличия чувства возникает страстное желание. Слуховое сознание возникает, если есть ухо и звук. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. При условии наличия чувства возникает страстное желание. Обонятельное сознание возникает, если есть нос и запах. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. При условии наличия чувства возникает страстное желание. Вкусовое сознание возникает, если есть язык и вкус. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. При условии наличия чувства возникает страстное желание. Телесное сознание возникает, если есть тело и телесное ощущение. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. При условии наличия чувства возникает страстное желание. Умственное сознание возникает, если есть ум и умственный объект. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство. При условии наличия чувства возникает страстное желание. В отношении этого и было сказано: «Нужно понять, что такое Шесть классов страстного желания». Такова шестая шестёрка.

ДЕМОНСТРАЦИЯ НЕ-ЛИЧНОСТНОСТИ

10. (i) Если кто-либо скажет: «Глаз – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение глаза. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Глаз – это «я»». Поэтому глаз – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Формы – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение форм. Поскольку можно различить их возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Формы – это «я»». Поэтому глаз – это не «я» и формы – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Зрительное сознание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение зрительного сознания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Зрительное сознание – это «я»». Поэтому глаз – это не «я», формы – это не «я» и зрительное сознание – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Зрительный контакт – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение зрительного контакта. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Зрительный контакт – это «я»». Поэтому глаз – это не «я», формы – это не «я», зрительное сознание – это не «я» и зрительный контакт – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Чувство – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение чувства. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Чувство – это «я»». Поэтому глаз – это не «я», формы – это не «я», зрительное сознание – это не «я», зрительный контакт – это не «я», чувство – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Страстное желание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение страстного желания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Страстное желание – это «я»». Поэтому глаз – это не «я», формы – это не «я», зрительное сознание – это не «я», зрительный контакт – это не «я», чувство – это не «я», страстное желание – это не «я».

11. (ii) Если кто-либо скажет: «Ухо – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение уха. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Ухо – это «я»». Поэтому ухо – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Звуки – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение звуков. Поскольку можно различить их возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Звуки – это «я»». Поэтому ухо – это не «я» и звуки – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Слуховое сознание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение слухового сознания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Слуховое сознание – это «я»». Поэтому ухо – это не «я», звуки – это не «я» и слуховое сознание – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Слуховой контакт – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение слухового контакта. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Слуховой контакт – это «я»». Поэтому ухо – это не «я», звуки – это не «я», слуховое сознание – это не «я» и слуховой контакт – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Чувство – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение чувства. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Чувство – это «я»». Поэтому ухо – это не «я», звуки – это не «я», слуховое сознание – это не «я», слуховой контакт – это не «я», чувство – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Страстное желание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение страстного желания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Страстное желание – это «я»». Поэтому ухо – это не «я», звуки – это не «я», слуховое сознание – это не «я», слуховой контакт – это не «я», чувство – это не «я», страстное желание – это не «я».

12. (iii) Если кто-либо скажет: «Нос – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение носа. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Нос – это «я»». Поэтому нос – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Запахи – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение запахов. Поскольку можно различить их возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Запахи – это «я»». Поэтому нос – это не «я» и запахи – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Обонятельное сознание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение обонятельного сознания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Обонятельное сознание – это «я»». Поэтому нос – это не «я», запахи – это не «я» и обонятельное сознание – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Обонятельный контакт – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение обонятельного контакта. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Обонятельный контакт – это «я»». Поэтому нос – это не «я», запахи – это не «я», обонятельное сознание – это не «я» и обонятельный контакт – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Чувство – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение чувства. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Чувство – это «я»». Поэтому нос – это не «я», запахи – это не «я», обонятельное сознание – это не «я», обонятельный контакт – это не «я», чувство – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Страстное желание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение страстного желания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Страстное желание – это «я»». Поэтому нос – это не «я», запахи – это не «я», обонятельное сознание – это не «я», обонятельный контакт – это не «я», чувство – это не «я», страстное желание – это не «я».

13. (iv) Если кто-либо скажет: «Язык – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение языка. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Язык – это «я»». Поэтому язык – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Вкусы – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение вкусов. Поскольку можно различить их возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Вкусы – это «я»». Поэтому язык – это не «я» и вкусы – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Вкусовое сознание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение вкусового сознания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Вкусовое сознание – это «я»». Поэтому язык – это не «я», вкусы – это не «я» и вкусовое сознание – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Вкусовой контакт – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение вкусового контакта. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Вкусовой контакт – это «я»». Поэтому язык – это не «я», вкусы – это не «я», вкусовое сознание – это не «я» и вкусовой контакт – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Чувство – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение чувства. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Чувство – это «я»». Поэтому язык – это не «я», вкусы – это не «я», вкусовое сознание – это не «я», вкусовой контакт – это не «я», чувство – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Страстное желание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение страстного желания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Страстное желание – это «я»». Поэтому язык – это не «я», вкусы – это не «я», вкусовое сознание – это не «я», вкусовой контакт – это не «я», чувство – это не «я», страстное желание – это не «я».

14. (v) Если кто-либо скажет: «Тело – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение тела. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Тело – это «я»». Поэтому тело – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Телесные ощущения – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение телесных ощущений. Поскольку можно различить их возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Телесные ощущения – это «я»». Поэтому тело – это не «я» и телесные ощущения – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Телесное сознание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение телесного сознания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Телесное сознание – это «я»». Поэтому тело – это не «я», телесные ощущения – это не «я» и телесное сознание – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Телесный контакт – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение телесного контакта. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Телесный контакт – это «я»». Поэтому тело – это не «я», телесные ощущения – это не «я», телесное сознание – это не «я» и телесный контакт – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Чувство – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение чувства. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Чувство – это «я»». Поэтому тело – это не «я», телесные ощущения – это не «я», телесное сознание – это не «я», телесный контакт – это не «я», чувство – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Страстное желание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение страстного желания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Страстное желание – это «я»». Поэтому тело – это не «я», телесные ощущения – это не «я», телесное сознание – это не «я», телесный контакт – это не «я», чувство – это не «я», страстное желание – это не «я».

15. (vi) Если кто-либо скажет: «Ум – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение ума. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Ум – это «я»». Поэтому ум – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Умственные объекты – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение умственных объектов. Поскольку можно различить их возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Умственные объекты – это «я»». Поэтому ум – это не «я» и умственные объекты – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Умственное сознание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение умственного сознания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Умственное сознание – это «я»». Поэтому ум – это не «я», умственные объекты – это не «я» и умственное сознание – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Умственный контакт – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение умственного контакта. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Умственный контакт – это «я»». Поэтому ум – это не «я», умственные объекты – это не «я», умственное сознание – это не «я» и умственный контакт – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Чувство – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение чувства. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Чувство – это «я»». Поэтому ум – это не «я», умственные объекты – это не «я», умственное сознание – это не «я», умственный контакт – это не «я», чувство – это не «я».

Если кто-либо скажет: «Страстное желание – это «я»», – то это будет неразумно. Можно различить возникновение и прекращение страстного желания. Поскольку можно различить его возникновение и прекращение, то получилось бы: «Моё «я» возникает и прекращается». Вот почему было бы неразумно говорить: «Страстное желание – это «я»». Поэтому ум – это не «я», умственные объекты – это не «я», умственное сознание – это не «я», умственный контакт – это не «я», чувство – это не «я», страстное желание – это не «я».

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ЛИЧНОСТНОСТИ

16. Теперь, монахи, вот каков путь, ведущий к возникновению личностности.

(i) Человек относится к глазу так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к формам так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к зрительному сознанию так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к зрительному контакту так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к чувству так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к страстному желанию так: «Это моё, это я, я таков».

17. (ii) Человек относится к уху так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к звукам так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к слуховому сознанию так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к слуховому контакту так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к чувству так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к страстному желанию так: «Это моё, это я, я таков».

18. (iii) Человек относится к носу так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к запахам так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к обонятельному сознанию так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к обонятельному контакту так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к чувству так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к страстному желанию так: «Это моё, это я, я таков».

19. (iv) Человек относится к языку так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к вкусам так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к вкусовому сознанию так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к вкусовому контакту так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к чувству так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к страстному желанию так: «Это моё, это я, я таков».

20. (v) Человек относится к телу так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к телесным ощущениям так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к телесному сознанию так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к телесному контакту так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к чувству так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к страстному желанию так: «Это моё, это я, я таков».

21. (vi) Человек относится к уму так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к умственным объектам так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к умственному сознанию так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к умственному контакту так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к чувству так: «Это моё, это я, я таков». Человек относится к страстному желанию так: «Это моё, это я, я таков».

ПРЕКРАЩЕНИЕ ЛИЧНОСТНОСТИ

22. Теперь, монахи, вот каков путь, ведущий к прекращению личностности.

(i) Человек относится к глазу так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к формам так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к зрительному сознанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к зрительному контакту так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к чувству так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к страстному желанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»».

23. (ii) Человек относится к уху так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к звукам так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к слуховому сознанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к слуховому контакту так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к чувству так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к страстному желанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»».

24. (iii) Человек относится к носу так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к запахам так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к обонятельному сознанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к обонятельному контакту так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к чувству так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к страстному желанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»».

25. (iv) Человек относится к языку так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к вкусам так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к вкусовому сознанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к вкусовому контакту так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к чувству так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к страстному желанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»».

26. (v) Человек относится к телу так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к телесным ощущениям так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к телесному сознанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к телесному контакту так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к чувству так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к страстному желанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»».

27. (vi) Человек относится к уму так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к умственным объектам так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к умственному сознанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к умственному контакту так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к чувству так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»». Человек относится к страстному желанию так: «Это не моё, это не я, в этом нет «я»».

СКРЫТЫЕ СКЛОННОСТИ

28. (i) Зрительное сознание возникает, если есть глаз и форма. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он наслаждается им, приветствует его, пытается удержать его, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он грустит, горюет и плачет, рыдает, бьёт себя в грудь, становится обезумевшим, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он не осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к неведению.

Монахи, не бывает так, чтобы кто-либо здесь и сейчас положил конец страданию, не отбросив скрытой склонности к влечению по отношению к приятному чувству, не уничтожив скрытой склонности к отторжению по отношению к болезненному чувству, не истребив скрытой склонности к неведению в отношении ни-болезненного-ни-приятного чувства, не оставив неведения и не пробудив истинного знания. Такое невозможно.

29. (ii) Слуховое сознание возникает, если есть ухо и звук. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он наслаждается им, приветствует его, пытается удержать его, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он грустит, горюет и плачет, рыдает, бьёт себя в грудь, становится обезумевшим, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он не осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к неведению.

Монахи, не бывает так, чтобы кто-либо здесь и сейчас положил конец страданию, не отбросив скрытой склонности к влечению по отношению к приятному чувству, не уничтожив скрытой склонности к отторжению по отношению к болезненному чувству, не истребив скрытой склонности к неведению в отношении ни-болезненного-ни-приятного чувства, не оставив неведения и не пробудив истинного знания. Такое невозможно.

30. (iii) Обонятельное сознание возникает, если есть нос и запах. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он наслаждается им, приветствует его, пытается удержать его, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он грустит, горюет и плачет, рыдает, бьёт себя в грудь, становится обезумевшим, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он не осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к неведению.

Монахи, не бывает так, чтобы кто-либо здесь и сейчас положил конец страданию, не отбросив скрытой склонности к влечению по отношению к приятному чувству, не уничтожив скрытой склонности к отторжению по отношению к болезненному чувству, не истребив скрытой склонности к неведению в отношении ни-болезненного-ни-приятного чувства, не оставив неведения и не пробудив истинного знания. Такое невозможно.

31. (iv) Вкусовое сознание возникает, если есть язык и вкус. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он наслаждается им, приветствует его, пытается удержать его, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он грустит, горюет и плачет, рыдает, бьёт себя в грудь, становится обезумевшим, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он не осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к неведению.

Монахи, не бывает так, чтобы кто-либо здесь и сейчас положил конец страданию, не отбросив скрытой склонности к влечению по отношению к приятному чувству, не уничтожив скрытой склонности к отторжению по отношению к болезненному чувству, не истребив скрытой склонности к неведению в отношении ни-болезненного-ни-приятного чувства, не оставив неведения и не пробудив истинного знания. Такое невозможно.

32. (v) Телесное сознание возникает, если есть тело и телесное ощущение. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он наслаждается им, приветствует его, пытается удержать его, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он грустит, горюет и плачет, рыдает, бьёт себя в грудь, становится обезумевшим, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он не осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к неведению.

Монахи, не бывает так, чтобы кто-либо здесь и сейчас положил конец страданию, не отбросив скрытой склонности к влечению по отношению к приятному чувству, не уничтожив скрытой склонности к отторжению по отношению к болезненному чувству, не истребив скрытой склонности к неведению в отношении ни-болезненного-ни-приятного чувства, не оставив неведения и не пробудив истинного знания. Такое невозможно.

33. (vi) Умственное сознание возникает, если есть ум и умственный объект. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он наслаждается им, приветствует его, пытается удержать его, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он грустит, горюет и плачет, рыдает, бьёт себя в грудь, становится обезумевшим, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он не осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём есть скрытая склонность к неведению.

Монахи, не бывает так, чтобы кто-либо здесь и сейчас положил конец страданию, не отбросив скрытой склонности к влечению по отношению к приятному чувству, не уничтожив скрытой склонности к отторжению по отношению к болезненному чувству, не истребив скрытой склонности к неведению в отношении ни-болезненного-ни-приятного чувства, не оставив неведения и не пробудив истинного знания. Такое невозможно.

ПРЕКРАЩЕНИЕ СКРЫТЫХ СКЛОННОСТЕЙ

34. (i) Зрительное сознание возникает, если есть глаз и форма. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он не наслаждается им, не приветствует его, не пытается удержать его, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он не грустит, не горюет и не плачет, не рыдает, не бьёт себя в грудь, не становится обезумевшим, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к неведению.

Монахи, положить конец страданию здесь и сейчас может только тот, кто отбросил скрытую склонность к влечению по отношению к приятному чувству, уничтожил скрытую склонность к отторжению по отношению к болезненному чувству, истребил скрытую склонность к неведению по отношению к ни-болезненному-ни-приятному чувству, оставил неведение и пробудил истинное знание. Именно так и происходит.

35. (ii) Слуховое сознание возникает, если есть ухо и звук. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он не наслаждается им, не приветствует его, не пытается удержать его, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он не грустит, не горюет и не плачет, не рыдает, не бьёт себя в грудь, не становится обезумевшим, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к неведению.

Монахи, положить конец страданию здесь и сейчас может только тот, кто отбросил скрытую склонность к влечению по отношению к приятному чувству, уничтожил скрытую склонность к отторжению по отношению к болезненному чувству, истребил скрытую склонность к неведению по отношению к ни-болезненному-ни-приятному чувству, оставил неведение и пробудил истинное знание. Именно так и происходит.

36. (iii) Обонятельное сознание возникает, если есть нос и запах. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он не наслаждается им, не приветствует его, не пытается удержать его, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он не грустит, не горюет и не плачет, не рыдает, не бьёт себя в грудь, не становится обезумевшим, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к неведению.

Монахи, положить конец страданию здесь и сейчас может только тот, кто отбросил скрытую склонность к влечению по отношению к приятному чувству, уничтожил скрытую склонность к отторжению по отношению к болезненному чувству, истребил скрытую склонность к неведению по отношению к ни-болезненному-ни-приятному чувству, оставил неведение и пробудил истинное знание. Именно так и происходит.

37. (iv) Вкусовое сознание возникает, если есть язык и вкус. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он не наслаждается им, не приветствует его, не пытается удержать его, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он не грустит, не горюет и не плачет, не рыдает, не бьёт себя в грудь, не становится обезумевшим, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к неведению.

Монахи, положить конец страданию здесь и сейчас может только тот, кто отбросил скрытую склонность к влечению по отношению к приятному чувству, уничтожил скрытую склонность к отторжению по отношению к болезненному чувству, истребил скрытую склонность к неведению по отношению к ни-болезненному-ни-приятному чувству, оставил неведение и пробудил истинное знание. Именно так и происходит.

38. (v) Телесное сознание возникает, если есть тело и телесное ощущение. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он не наслаждается им, не приветствует его, не пытается удержать его, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он не грустит, не горюет и не плачет, не рыдает, не бьёт себя в грудь, не становится обезумевшим, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к неведению.

Монахи, положить конец страданию здесь и сейчас может только тот, кто отбросил скрытую склонность к влечению по отношению к приятному чувству, уничтожил скрытую склонность к отторжению по отношению к болезненному чувству, истребил скрытую склонность к неведению по отношению к ни-болезненному-ни-приятному чувству, оставил неведение и пробудил истинное знание. Именно так и происходит.

39. (vi) Умственное сознание возникает, если есть ум и умственный объект. Сочетание этих трёх — это контакт. При условии наличия контакта возникает чувство – приятное, болезненное или ни-болезненное-ни-приятное. Когда человек затронут приятным чувством, если он не наслаждается им, не приветствует его, не пытается удержать его, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к влечению. Когда человек затронут болезненным чувством, если он не грустит, не горюет и не плачет, не рыдает, не бьёт себя в грудь, не становится обезумевшим, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к отторжению. Когда человек затронут ни-болезненным-ни-приятным чувством, если он осознаёт с ясностью возникновение и исчезновение этого чувства, потворствование ему, его опасность и спасение от него, то это значит, что в нём нет скрытой склонности к неведению.

Монахи, положить конец страданию здесь и сейчас может только тот, кто отбросил скрытую склонность к влечению по отношению к приятному чувству, уничтожил скрытую склонность к отторжению по отношению к болезненному чувству, истребил скрытую склонность к неведению по отношению к ни-болезненному-ни-приятному чувству, оставил неведение и пробудил истинное знание. Именно так и происходит.

ОСВОБОЖДЕНИЕ

40. Видя так, монахи, хорошо обученный Благородный ученик освобождается от чар глаза, освобождается от чар форм, освобождается от чар зрительного сознания, освобождается от чар зрительного контакта, освобождается от чар чувства, освобождается от чар страстного желания.

Он освобождается от чар уха, освобождается от чар звуков, освобождается от чар слухового сознания, освобождается от чар слухового контакта, освобождается от чар чувства, освобождается от чар страстного желания.

Он освобождается от чар носа, освобождается от чар запахов, освобождается от чар обонятельного сознания, освобождается от чар обонятельного контакта, освобождается от чар чувства, освобождается от чар страстного желания.

Он освобождается от чар языка, освобождается от чар вкусов, освобождается от чар вкусового сознания, освобождается от чар вкусового контакта, освобождается от чар чувства, освобождается от чар страстного желания.

Он освобождается от чар тела, освобождается от чар телесных ощущений, освобождается от чар телесного сознания, освобождается от чар телесного контакта, освобождается от чар чувства, освобождается от чар страстного желания.

Он освобождается от чар ума, освобождается от чар умственных объектов, освобождается от чар умственного сознания, освобождается от чар умственного контакта, освобождается от чар чувства, освобождается от чар страстного желания.

41. Освободившись от чар, он становится бесстрастным. Через бесстрастие достигается окончательное освобождение. Когда освобождение достигнуто, приходит знание: «Это освобождено». Он понимает: «Рождение уничтожено, святая жизнь прожита, сделано то, что следовало сделать, не будет более возвращения в какое-либо состояние вовлечённости».

Так сказал Благословенный. Монахи были довольны и восхитились словами Благословенного. И по мере произнесения этой лекции умы шестидесяти монахов освободились от помрачений через нецепляние.