Маджхима Никая 12
Махасиханада Сутта
Большая лекция львиного рыка

1. Так я слышал. Однажды Благословенный проживал близ Весали, в роще, что к западу от города.

2. И в то время Сунаккхатта, сын Личчхави, не так давно оставил эту Дхамму и Винаю. Перед собранием жителей Весали он сделал такое заявление: «У духовного странника Готамы нет каких-либо сверхчеловеческих достижений, нет какого-либо отличия в знании и видении, которое было бы достойно Благородных. Духовный странник Готама учит Дхамме, которая является лишь плодом его досужих измышлений, следуя лишь тому, что пришло ему на ум. Его учение приводит того, кто следует ему, всего лишь к полному уничтожению страдания».

3. И тогда, утром, Достопочтенный Сарипутта оделся, взял чашу и верхнее одеяние и пошёл в Весали за подаянием. Он услышал речь Сунаккхатты, сына Личчхави, перед собранием жителей Весали. Походив по Весали и собрав подаяние, он вернулся и после принятия пищи отправился к Благословенному. Поклонившись ему, он сел рядом и рассказал Благословенному о том, что говорил Сунаккхатта. Благословенный ответил:

4. «Сарипутта, этот заблудший человек Сунаккхатта зол и говорит свои слова из злости. Думая о том, чтобы обесчестить Татхагату, он в действительности лишь восхваляет его. Ведь это является похвалой Татхагате, когда кто-либо говорит о нём: «Его учение приводит того, кто следует ему, всего лишь к полному уничтожению страдания».

5. Сарипутта, этот заблудший человек Сунаккхатта никогда не сможет сделать обо мне вывод в соответствии с Дхаммой: «Этот Благословенный — тот, кто достиг совершенства, полностью пробуждённый, совершенный в знании и поведении, высочайший, знаток миров, непревзойдённый предводитель кротких, учитель богов и людей, просветлённый, благословенный».

6. И он никогда не сможет сделать обо мне вывод в соответствии с Дхаммой: «Этот Благословенный — тот, кто наслаждается различными видами сверхъестественных сил: будучи одним, он становится многими; будучи многими, он становится одним; он возникает и исчезает; он беспрепятственно проходит сквозь стену, сквозь преграду, сквозь гору, словно сквозь пустое пространство; он погружается в землю, как в воду, и выходит из неё; он ходит по воде и не тонет, словно идёт по земле; сидя со скрещенными ногами, он путешествует в пространстве подобно птице; рукой он дотрагивается до луны и солнца; он так владеет телом, что достигает даже мира Брахмы».

7. И он никогда не сможет сделать обо мне вывод в соответствии с Дхаммой: «За счёт божественного уха, очищенного и превосходящего человеческое, Благословенный слышит оба вида звуков: божественные и человеческие, далёкие и близкие».

8. И он никогда не сможет сделать обо мне вывод в соответствии с Дхаммой: «Этот Благословенный знает умы других существ, других личностей, направив на них свой собственный ум. Он распознаёт ум, искажённый влечением, как ум, искажённый влечением; он распознаёт ум, искажённый ненавистью, как ум, искажённый ненавистью; он распознаёт ум, искажённый неведением, как ум, искажённый неведением; он распознаёт сжатый ум как сжатый и рассеянный ум как рассеянный; он распознаёт возвышенный ум как возвышенный, а невозвышенный ум как невозвышенный; он распознаёт вышедший за пределы ум как вышедший за пределы, а не вышедший за пределы ум как не вышедший за пределы; он распознаёт собранный ум как собранный, а несобранный ум как несобранный; он распознаёт освобождённый ум как освобождённый, а неосвобождённый ум как неосвобождённый».

ДЕСЯТЬ СИЛ ТАТХАГАТЫ

9. Сарипутта, у Татхагаты есть десять сил, благодаря которым он подобен вожаку стада, благодаря которым его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которым он приводит в движение колесо Брахмы. Какие это десять сил?

10. (1) Татхагата понимает в соответствии с действительностью возможное как возможное, а невозможное как невозможное. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

11. (2) Далее, Татхагата понимает в соответствии с действительностью результат свершения предпринятых действий в прошлом, будущем, настоящем в плане возможностей и причин. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

12. (3) Далее, Татхагата понимает в соответствии с действительностью пути, ведущие во все уделы. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

13. (4) Далее, Татхагата понимает в соответствии с действительностью мир с его многочисленными и разнообразными элементами. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

14. (5) Далее, Татхагата понимает в соответствии с действительностью разнообразие в предрасположенностях существ. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

15. (6) Далее, Татхагата понимает в соответствии с действительностью диспозицию качеств других существ, других личностей. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

16. (7) Далее, Татхагата понимает в соответствии с действительностью загрязнение, очищение и возникновение в отношении джхан, освобождений, степеней собранности ума и медитативных достижений. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

17. (8) Далее, Татхагата вспоминает свои многочисленные прошлые жизни — одну, две… пять… десять… пятьдесят, сто, тысячу, сто тысяч, за многие эпохи сжатия мира, за многие эпохи расширения мира, за многие эпохи сжатия и расширения мира: «Там я носил такое-то имя, принадлежал к такому-то роду, моя внешность была такой-то. Питался я тем-то, таков был мой опыт удовольствия и боли, длительность моей жизни была такой-то. Покинув это пребывание, я возник в таком-то месте. Тут тоже я носил такое-то имя, принадлежал к такому-то роду, моя внешность была такой-то. Питался я тем-то, таков был мой опыт удовольствия и боли, длительность моей жизни была такой-то. Покинув это пребывание, я возник тут». Так Татхагата вспоминает множество своих жизней во всех их аспектах и деталях. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

18. (9) Далее, за счёт божественного глаза, очищенного и превосходящего человеческий, Татхагата видит смерть и перерождение существ, различает низших и великих, красивых и уродливых, счастливых и несчастных в соответствии с их деяниями: «Эти достойные существа, которые придерживались плохого поведения в поступках, речах и мыслях, оскорбляли Благородных, были привержены неверным воззрениям, предпринимая действия на основе неверных воззрений, — они, с прекращением жизнедеятельности тела, после смерти, возрождаются в мирах лишений, с плохой участью, в мучениях, даже в аду. А эти достойные существа, которые придерживались хорошего поведения в поступках, речах и мыслях, которые не оскорбляли Благородных, были привержены верным воззрениям, предпринимая действия на основе верных воззрений, — они, с остановкой жизнедеятельности тела, после смерти, возрождаются в благоприятных сферах, даже в райских мирах». Так, посредством божественного видения, очищенного и превосходящего человеческое, Татхагата видит, как существа покидают жизнь и перерождаются, и различает, как они становятся низменными и высокими, прекрасными и уродливыми, удачливыми и неудачливыми в соответствии со своими деяниями. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

19. (10) Далее, за счёт уничтожения помрачений ума Татхагата здесь и сейчас входит в непомрачённое освобождение ума и пребывает в нём в освобождении мудростью, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания. И это та сила, которая есть у Татхагаты, благодаря которой он подобен вожаку стада, благодаря которой его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которой он приводит в движение колесо Брахмы.

20. Вот какие десять сил есть у Татхагаты. Благодаря им он подобен вожаку стада, благодаря им его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря им он приводит в движение колесо Брахмы.

21. Сарипутта, когда я знаю и вижу так, то если кто-либо скажет обо мне: «У духовного странника Готамы нет каких-либо сверхчеловеческих достижений, нет какого-либо отличия в знании и видении, которое было бы достойно Благородных. Духовный странник Готама учит Дхамме, которая является лишь плодом его досужих измышлений, следуя лишь тому, что пришло ему на ум. Его учение приводит того, кто следует ему, всего лишь к полному уничтожению страдания», — и если он не оставит этого утверждения, этого состояния ума, не оставит этого воззрения, то он окажется в аду, как если бы его туда затянули силой.

Подобно тому как монах, наделённый нравственностью, сосредоточением, мудростью, здесь и сейчас мог бы наслаждаться окончательным знанием, то и в этом случае я говорю, что если он не оставит этого утверждения, этого состояния ума, не оставит этого воззрения, то он окажется в аду, как если бы его туда затянули силой.

1. Четыре вида неуязвимости

22. Сарипутта, Татхагата обладает четырьмя видами неуязвимости, благодаря которым он подобен вожаку стада, благодаря которым его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которым он приводит в движение колесо Брахмы. Какие четыре?

23. (1) Я не вижу какого-либо основания, на котором какой-либо духовный странник, брамин, бог, Мара, Брахма или кто-либо ещё в мире мог бы в соответствии с Дхаммой обвинить меня: «Хоть ты и заявляешь, что ты полностью просветлённый, всё же ты не полностью просветлён в отношении некоторых явлений». Поскольку я не вижу ни одного подобного основания, я знаю, что моя позиция неуязвима.

24. (2) Я не вижу какого-либо основания, на котором какой-либо духовный странник, брамин, бог, Мара, Брахма или кто-либо ещё в мире мог бы в соответствии с Дхаммой обвинить меня: «Хоть ты и заявляешь, что ты тот, кто уничтожил помрачения, всё же такие-то помрачения тобой не уничтожены». Поскольку я не вижу ни одного подобного основания, я знаю, что моя позиция неуязвима.

25. (3) Я не вижу какого-либо основания, на котором какой-либо духовный странник, брамин, бог, Мара, Брахма или кто-либо ещё в мире мог бы в соответствии с Дхаммой обвинить меня: «Те явления, которые ты назвал помехами на пути, на самом деле не являются таковыми». Поскольку я не вижу ни одного подобного основания, я знаю, что моя позиция неуязвима.

26. (4) Я не вижу какого-либо основания, на котором какой-либо духовный странник, брамин, бог, Мара, Брахма или кто-либо ещё в мире мог бы в соответствии с Дхаммой обвинить меня: «Та Дхамма, которой ты обучаешь, не ведёт того, кто её практикует, к полному уничтожению страданий». Поскольку я не вижу ни одного подобного основания, я знаю, что моя позиция неуязвима.

27. Вот какими четырьмя видами неуязвимости обладает Татхагата. Благодаря им он подобен вожаку стада, благодаря которым его речи на собраниях напоминают львиный рык, благодаря которым он приводит в движение колесо Брахмы.

28. Сарипутта, когда я знаю и вижу так, то если кто-либо скажет обо мне: «У духовного странника Готамы нет каких-либо сверхчеловеческих достижений, нет какого-либо отличия в знании и видении, которое было бы достойно Благородных. Духовный странник Готама учит Дхамме, которая является лишь плодом его досужих измышлений, следуя лишь тому, что пришло ему на ум. Его учение приводит того, кто следует ему, всего лишь к полному уничтожению страдания», — и если он не оставит этого утверждения, этого состояния ума, не оставит этого воззрения, то он окажется в аду, как если бы его туда затянули силой.

2. Восемь собраний

29. Сарипутта, есть также восемь собраний. Что это за восемь собраний? Собрание Благородных, собрание браминов, собрание мирян, собрание духовных странников, собрание дэвов из мира Четырёх Великих Королей, собрание дэвов из мира Тридцати Трёх, собрание свиты Мары, собрание Брахм.

Обладая этими четырьмя видами неуязвимости, Татхагата вступает с этими восемью собраниями в общение.

30. Я припоминаю, как вступал в общение со многими сотнями собраний Благородных. Я припоминаю, как вступал в общение со многими сотнями собраний браминов. Я припоминаю, как вступал в общение со многими сотнями собраний мирян. Я припоминаю, как вступал в общение со многими сотнями собраний духовных странников. Я припоминаю, как вступал в общение со многими сотнями собраний дэвов из мира Четырёх Великих Королей. Я припоминаю, как вступал в общение со многими сотнями собраний дэвов из мира Тридцати Трёх. Я припоминаю, как вступал в общение со многими сотнями собраний свиты Мары. Я припоминаю, как вступал в общение со многими сотнями собраний Брахм. И прежде я сидел там, беседовал с ними, вёл разговоры с ними, но я не вижу ни единого основания считать, что страх или смущение могли бы возникнуть во мне там и тогда. Поскольку я не вижу ни одного подобного основания, я знаю, что моя позиция неуязвима.

31. Сарипутта, когда я знаю и вижу так, то если кто-либо скажет обо мне: «У духовного странника Готамы нет каких-либо сверхчеловеческих достижений, нет какого-либо отличия в знании и видении, которое было бы достойно Благородных. Духовный странник Готама учит Дхамме, которая является лишь плодом его досужих измышлений, следуя лишь тому, что пришло ему на ум. Его учение приводит того, кто следует ему, всего лишь к полному уничтожению страдания», — и если он не оставит этого утверждения, этого состояния ума, не оставит этого воззрения, то он окажется в аду, как если бы его туда затянули силой.

3. Четыре вида рождения

32. Сарипутта, есть также четыре вида рождения. Что это за четыре вида рождения? Рождение из яйца, рождение из утробы, рождение из влаги, самозарождение.

33. И что такое рождение из яйца? Есть существа, которые рождаются, пробивая скорлупу яйца. Это называется рождением из яйца.

И что такое рождение из утробы? Есть существа, которые рождаются, пробивая водную оболочку плода. Это называется рождением из утробы.

И что такое рождение из влаги? Есть существа, которые рождаются в протухшей рыбе, в сгнившем трупе, в гнилой каше, в выгребной яме, в канализации. Это называется рождением из влаги.

И что такое спонтанное рождение? Есть божества и обитатели ада, а также некоторые человеческие существа и некоторые существа в нижних мирах, которые возникают через самозарождение. Это называется спонтанным рождением.

Таковы четыре вида рождения.

34. Сарипутта, когда я знаю и вижу так, то если кто-либо скажет обо мне: «У духовного странника Готамы нет каких-либо сверхчеловеческих достижений, нет какого-либо отличия в знании и видении, которое было бы достойно Благородных. Духовный странник Готама учит Дхамме, которая является лишь плодом его досужих измышлений, следуя лишь тому, что пришло ему на ум. Его учение приводит того, кто следует ему, всего лишь к полному уничтожению страдания», — и если он не оставит этого утверждения, этого состояния ума, не оставит этого воззрения, то он окажется в аду, как если бы его туда затянули силой.

4. Пять уделов и ниббана

35. Сарипутта, есть также пять уделов. Что это за пять уделов? Ад, мир животных, мир духов, человеческие существа, боги.

36. (1) Я понимаю ад, а также путь, ведущий в ад. Я также понимаю, каким образом тот, кто вступил на этот путь, с распадом тела после смерти возникает в состоянии лишений, в несчастливом уделе, в погибели, в аду.

(2) Я понимаю мир животных, а также путь, ведущий в мир животных. Я также понимаю, каким образом тот, кто вступил на этот путь, с распадом тела после смерти возникает в мире животных.

(3) Я понимаю мир духов, а также путь, ведущий в мир духов. Я также понимаю, каким образом тот, кто вступил на этот путь, с распадом тела после смерти возникает в мире духов.

(4) Я понимаю человеческих существ, а также путь, ведущий в мир людей. Я также понимаю, каким образом тот, кто вступил на этот путь, с распадом тела после смерти возникает среди человеческих существ.

(5) Я понимаю богов, а также путь, ведущий в мир богов. Я также понимаю, каким образом тот, кто вступил на этот путь, с распадом тела после смерти возникает в счастливом уделе, в небесном мире.

(6) Я понимаю ниббану, а также путь, ведущий к ниббане. Я также понимаю, каким образом тот, кто вступил на этот путь, за счёт уничтожения помрачений в этой самой жизни входит и пребывает в незапятнанном освобождении ума, освобождении мудростью, зная и проявляя эти состояния для себя самостоятельно посредством прямого знания.

37. (1) Охватив ум некоего человека своим умом, я понимаю о нём так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет в состоянии лишений, в несчастливом уделе, в погибели, в аду». И спустя какое-то время божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник в состоянии лишений, в несчастливом уделе, в погибели, в аду и там переживает исключительно болезненные, раздирающие, пронзающие чувства.

Представь яму с горячими углями, глубже человеческого роста, полную раскалённых углей, без дыма и пламени. И человек, подавленный и страдающий от жары, уставший, обезвоженный, жаждущий пить, шёл бы прямой дорогой, ведущей к этой самой яме с горячими углями. И другой человек, с хорошим зрением, увидев его, сказал бы: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, и в результате он придёт к этой самой яме с горячими углями». И спустя какое-то время он видит, что тот упал в яму с горячими углями и там переживает исключительно болезненные, раздирающие, пронзающие чувства.

Точно так же, охватив его ум своим умом, я понимаю о некоем человеке так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет в состоянии лишений, в несчастливом уделе, в погибели, в аду». И спустя какое-то время, божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник в состоянии лишений, в несчастливом уделе, в погибели, в аду и там переживает исключительно болезненные, раздирающие, пронзающие чувства.

38. (2) Охватив ум некоего человека своим умом, я понимаю о нём так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет в мире животных». И спустя какое-то время, божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник в мире животных и там переживает исключительно болезненные, раздирающие, пронзающие чувства.

Представь выгребную яму глубже человеческого роста. И человек, подавленный и страдающий от жары, уставший, обезвоженный, жаждущий пить, шёл бы прямой дорогой, ведущей к этой самой выгребной яме. И другой человек, с хорошим зрением, увидев его, сказал бы: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, и в результате он придёт к этой самой выгребной яме». И спустя какое-то время он видит, что тот упал в выгребную яму и там переживает исключительно болезненные, раздирающие, пронзающие чувства.

Точно так же, охватив его ум своим умом, я понимаю о некоем человеке так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет в мире животных». И спустя какое-то время божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник в мире животных и там переживает исключительно болезненные, раздирающие, пронзающие чувства.

39. (3) Охватив ум некоего человека своим умом, я понимаю о нём так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет в мире духов». И спустя какое-то время божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник в мире духов и там переживает много болезненных чувств.

Представь растущее на пересечённой местности дерево со скудной листвой, от которого падает испещрённая тень. И человек, подавленный и страдающий от жары, уставший, обезвоженный, жаждущий пить, шёл бы прямой дорогой, ведущей к этому самому дереву. И другой человек, с хорошим зрением, увидев его, сказал бы: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, и в результате он придёт к этому самому дереву». И спустя какое-то время он видит, что тот сидит или лежит в тени этого дерева, переживая много болезненных чувств.

Точно так же, охватив его ум своим умом, я понимаю о некоем человеке так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет в мире духов». И спустя какое-то время божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник в мире духов и там переживает много болезненных чувств.

40. (4) Охватив ум некоего человека своим умом, я понимаю о нём так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет среди человеческих существ». И спустя какое-то время божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник среди человеческих существ и там переживает много приятных чувств.

Представь растущее на ровной земле дерево с плотной листвой, от которого падает хорошая тень. И человек, подавленный и страдающий от жары, уставший, обезвоженный, жаждущий пить, шёл бы прямой дорогой, ведущей к этому самому дереву. И другой человек, с хорошим зрением, увидев его, сказал бы: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, и в результате он придёт к этому самому дереву». И спустя какое-то время он видит, что тот сидит или лежит в тени этого дерева, переживая много приятных чувств.

Точно так же, охватив его ум своим умом, я понимаю о некоем человеке так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет среди человеческих существ». И спустя какое-то время божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник среди человеческих существ и там переживает много приятных чувств.

41. (5) Охватив ум некоего человека своим умом, я понимаю о нём так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет в счастливом уделе, в небесном мире». И спустя какое-то время божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник в счастливом уделе, в небесном мире, и там переживает исключительно приятные чувства.

Представь особняк, верхние покои которого были бы покрыты штукатуркой изнутри и снаружи, с закрытыми ставнями, окнами, засовами, а внутри был бы диван, устланный простынями, тканями, покрывалами, с обивкой из шкур антилоп, с навесом и красными подушками по обеим сторонам для головы и для ног. И человек, подавленный и страдающий от жары, уставший, обезвоженный, жаждущий пить, шёл бы прямой дорогой, ведущей к этому самому особняку. И другой человек, с хорошим зрением, увидев его, сказал бы: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, и в результате он придёт к этому самому особняку». И спустя какое-то время он видит, что тот сидит или лежит в верхних покоях этого особняка, переживая исключительно приятные чувства.

Точно так же, охватив его ум своим умом, я понимаю о некоем человеке так: «Этот человек ведёт себя так-то, поступает так-то, вступил на такой-то путь, так что с распадом тела после смерти он возникнет в счастливом уделе, в небесном мире». И спустя какое-то время божественным глазом, очищенным и превосходящим человеческий, я вижу, как с распадом тела после смерти он возник в счастливом уделе, в небесном мире, и там переживает исключительно приятные чувства.

42. (6) Охватив ум некоего человека своим умом, я понимаю о нём так: «Этот человек ведёт себя так, поступает так, вступил на такой путь, что за счёт уничтожения помрачений в этой самой жизни он войдёт в освобождение ума и пребудет в нём в незапятнанном освобождении мудростью, с полным уничтожением помрачений». И спустя какое-то время я вижу, что за счёт уничтожения помрачений в этой самой жизни он входит в освобождение ума и пребывает в нём в незапятнанном освобождении мудростью, с полным уничтожением помрачений, и переживает исключительно приятные чувства.

Представь пруд с чистой, приятной, прохладной и прозрачной водой, с пологими берегами, восхитительный, а рядом — густой лес. И человек, подавленный и страдающий от жары, уставший, обезвоженный, жаждущий пить, шёл бы прямой дорогой, ведущей к этому самому пруду. И другой человек, с хорошим зрением, увидев его, сказал бы: «Этот человек ведёт себя так, поступает так, вступил на такой путь, что он придёт к этому самому пруду». И спустя какое-то время он видит, что тот окунулся в пруд, искупался, напился, снял всю свою изнурённость, усталость, жар и вышел на берег и сидит или лежит в лесу, переживая исключительно приятные чувства.

Точно так же, охватив его ум своим умом, я понимаю о некоем человеке так: «Этот человек ведёт себя так, поступает так, вступил на такой путь, что за счёт уничтожения помрачений в этой самой жизни он войдёт в освобождение ума и пребудет в нём в незапятнанном освобождении мудростью, с полным уничтожением помрачений». И спустя какое-то время я вижу, что за счёт уничтожения помрачений в этой самой жизни он входит в освобождение ума и пребывает в нём в незапятнанном освобождении мудростью, с полным уничтожением помрачений, и переживает исключительно приятные чувства.

Таковы эти пять уделов (и ниббана).

43. Сарипутта, когда я знаю и вижу так, то если кто-либо скажет обо мне: «У духовного странника Готамы нет каких-либо сверхчеловеческих достижений, нет какого-либо отличия в знании и видении, которое было бы достойно Благородных. Духовный странник Готама учит Дхамме, которая является лишь плодом его досужих измышлений, следуя лишь тому, что пришло ему на ум. Его учение приводит того, кто следует ему, всего лишь к полному уничтожению страдания», — и если он не оставит этого утверждения, этого состояния ума, не оставит этого воззрения, то он окажется в аду, как если бы его туда затянули силой.

АСКЕЗА БОДИСАТТЫ

44. Сарипутта, я помню, что жил святой жизнью, которая была наделена четырьмя факторами. Я практиковал аскезу – крайнюю аскезу. Я практиковал суровость — крайнюю суровость. Я практиковал скрупулёзность — крайнюю скрупулёзность. Я практиковал отшельничество — крайнее отшельничество.

45. Моя аскеза была такой, Сарипутта, что я ходил голым, отвергая условности, лизал свои руки, не шёл, когда меня звали, не оставался, когда меня просили. Я не принимал пищу, поднесённую мне или специально приготовленную для меня, не принимал приглашения на обед. Я не принимал ничего из горшка или чаши, через порог, через палку, через пестик ступы. Я не принимал ничего от двух обедающих вместе людей, от беременной женщины, от кормящей женщины, от женщины среди мужчин. Я не принимал ничего с того места, где объявлено о раздаче еды, с того места, где сидит собака или где летают мухи. Я не принимал рыбу или мясо. Я не пил крепкого спиртного, вина или забродивших напитков. Я ограничивал себя одним домом во время сбора подаяний и одним небольшим кусочком пищи, или двумя домами и двумя небольшими кусочками пищи, или тремя домами и тремя небольшими кусочками пищи, четырьмя домами и четырьмя небольшими кусочками пищи, пятью домами и пятью небольшими кусочками пищи, шестью домами и шестью небольшими кусочками пищи, семью домами и семью небольшими кусочками пищи. Я ел одну тарелку еды в день, две тарелки еды в день, три тарелки еды в день, четыре тарелки еды в день, пять тарелок еды в день, шесть тарелок еды в день, семь тарелок еды в день. Я принимал пищу только один раз в день, один раз в два дня, один раз в три дня, один раз в четыре дня, один раз в пять дней, один раз в шесть дней, один раз в семь дней и так вплоть до двух недель. Я пребывал, следуя практике приёма пищи в установленных промежутках.

Я питался только зеленью, или только просом, или только диким рисом, или только обрезками шкуры, или только мхом, или только рисовыми отрубями, или только рисовой накипью, или только кунжутной мукой, или только травой, или только коровьим навозом. Я жил на лесных кореньях и фруктах. Я кормился упавшими фруктами.

Я носил одежду из пеньки, из парусины, из савана, из выброшенных лохмотьев, из древесной коры, из шкур антилопы, из обрезков шкур антилопы, из травы кусы, из плетёной коры, из плетёных стружек; носил накидку, сделанную из волос с головы, из шерсти животного, из совиных крыльев.

Я выдергивал волосы и бороду, следовал практике вырывания собственных волос и бороды. Я был тем, кто постоянно стоит, отвергая сиденья. Я был тем, кто постоянно сидит на корточках, обхватив колени руками. Я был тем, кто использовал матрац с шипами. Моей постелью был матрац с шипами. Я пребывал, следуя практике купания в воде три раза в день, в том числе вечером. Вот такими многочисленными способами я осуществлял практику мучения и умерщвления тела. Таковой была моя аскеза.

46. Суровость в аскезе, Сарипутта, у меня была такой, что точно ствол дерева тиндуки, который, разрастаясь с годами, отваливается слоями и пластами, так же пыль и грязь, накапливавшаяся с годами, отслаивалась и отваливалась с моего тела. И ко мне ни разу не приходила мысль: «Что, если я сотру эту пыль и грязь своей рукой, или пусть другой сотрёт эту пыль и грязь своей рукой». Ко мне ни разу не приходила такая мысль. Таковой была моя суровость.

47. Такой была моя скрупулёзность, Сарипутта, что я был всегда осознан, когда шагал вперёд, шагал назад. Я был полон сочувствия даже к капле воды, таким образом: «Пусть я не нанесу вреда крошечным существам в трещинах на земле». Таковой была моя скрупулёзность.

48. Таким было моё отшельничество, Сарипутта, что я уходил в какой-нибудь лес и жил там. И когда я видел пастуха, или чабана, или того, кто собирает траву или хворост, или лесника, я уходил из рощи в рощу, из чащи в чащу, из лощины в лощину, с холма на холм, чтобы они не увидели меня или чтобы я не увидел их. Точно выросший в лесу олень, увидев людей, уходит из рощи в рощу, из чащи в чащу, из лощины в лощину, с холма на холм, так же и я, увидев пастуха, или чабана, или того, кто собирает траву или хворост, или лесника, я уходил из рощи в рощу, из чащи в чащу, из лощины в лощину, с холма на холм. Таковым было моё отшельничество.

49. Я ползал на четвереньках в загоне для скота, и, когда скот выходил и стадо покидало его, я кормился навозом молодых телят. Покуда у меня были свои испражнения и моча, я кормился собственными испражнениями и мочой. Таковой была моя практика поедания нечистот.

50. Я уходил во вселяющие страх рощи и пребывал там — в рощи, настолько вселяющие страх, что у человека, не свободного от влечения, волосы вставали дыбом. Когда наступали холодные зимние ночи во время восьмидневного периода снегопада, я пребывал ночью на открытом пространстве, а днём — в роще. В последний месяц жаркого сезона я пребывал днём на открытом пространстве, а ночью — в роще. И там ко мне пришла строфа, никогда не слыханная прежде:

«Замёрзший ночью, опалённый днём,
Один в лесах, что страх вселяют,
Нагой и избегающий огня,
Мудрец всё в поисках своих ступает».

51. Я устраивал постель на кладбище, используя в качестве подушки кости умерших. Мальчики-пастухи подходили ко мне, плевали на меня, мочились на меня, бросали в меня грязь, тыкали мне в уши палками. И всё же я не припомню, чтобы хоть когда-либо зародил порочный ум ненависти по отношению к ним. Таковым было моё пребывание в равностности.

52. Сарипутта, есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Очищение приходит через еду». Они говорят: «Будем жить на плодах колы», и они едят плоды колы, едят порошок из плодов колы, пьют напитки из плодов колы, изготавливают различные варева из плодов колы. Я помню, что ел один плод колы в день. Сарипутта, ты можешь подумать, что плод колы был больше в то время, но тебе не следует так думать. В то время плод колы был примерно того же размера, что и сейчас. Из-за питания единственным плодом колы в день моё тело дошло до состояния крайнего истощения. Из-за того, что я ел так мало, члены моего тела стали подобны соединённым сегментам стебля лозы или стебля бамбука. Из-за того, что я ел так мало, моя спина стала похожа на верблюжий горб. Из-за того, что я ел так мало, мой позвоночник выпирал, как бусины на шнуре. Из-за того, что я ел так мало, мои рёбра выпирали мрачно, как кривые балки старого сарая. Из-за того, что я ел так мало, блеск моих глаз утонул в глазницах, подобно блеску воды, утонувшему в глубоком колодце. Из-за того, что я ел так мало, кожа на голове сморщилась и высохла, как зелёная горькая тыква высыхает на ветре и солнце. Из-за того, что я ел так мало, кожа моего живота прилипла к позвоночнику. Если я хотел дотронуться до своей кожи живота, то касался позвоночника. Если хотел коснуться позвоночника, то касался кожи живота. Из-за того, что я ел так мало, то, если хотел испражниться или помочиться, я падал там же на землю своим лицом. Из-за того, что я ел так мало, то, если я пытался расслабить своё тело, растирая его члены своими руками, волосы, сгнившие у своих корней, падали с моего тела по мере того, как я тёр.

53. Сарипутта, есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Очищение приходит через еду». Они говорят: «Будем жить на бобах», и они едят бобы, едят порошок из бобов, пьют напитки из бобов, изготавливают различные варева из бобов. Я помню, что ел один боб в день. Сарипутта, ты можешь подумать, что бобы были больше в то время, но тебе не следует так думать. В то время бобы были примерно того же размера, что и сейчас. Из-за питания единственным бобом в день моё тело дошло до состояния крайнего истощения. Из-за того, что я ел так мало, члены моего тела стали подобны соединённым сегментам стебля лозы или стебля бамбука. Из-за того, что я ел так мало, моя спина стала похожа на верблюжий горб. Из-за того, что я ел так мало, мой позвоночник выпирал, как бусины на шнуре. Из-за того, что я ел так мало, мои рёбра выпирали мрачно, как кривые балки старого сарая. Из-за того, что я ел так мало, блеск моих глаз утонул в глазницах, подобно блеску воды, утонувшему в глубоком колодце. Из-за того, что я ел так мало, кожа на голове сморщилась и высохла, как зелёная горькая тыква высыхает на ветре и солнце. Из-за того, что я ел так мало, кожа моего живота прилипла к позвоночнику. Если я хотел дотронуться до своей кожи живота, то касался позвоночника. Если хотел коснуться позвоночника, то касался кожи живота. Из-за того, что я ел так мало, то, если хотел испражниться или помочиться, я падал там же на землю своим лицом. Из-за того, что я ел так мало, то, если я пытался расслабить своё тело, растирая его члены своими руками, волосы, сгнившие у своих корней, падали с моего тела по мере того, как я тёр.

54. Сарипутта, есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Очищение приходит через еду». Они говорят: «Будем жить на кунжуте», и они едят кунжут, едят порошок из кунжута, пьют напитки из кунжута, изготавливают различные варева из кунжута. Я помню, что ел одно зёрнышко кунжута в день. Сарипутта, ты можешь подумать, что кунжутные зёрна были больше в то время, но тебе не следует так думать. В то время кунжутные зёрна были примерно того же размера, что и сейчас. Из-за питания единственным зёрнышком кунжута в день моё тело дошло до состояния крайнего истощения. Из-за того, что я ел так мало, члены моего тела стали подобны соединённым сегментам стебля лозы или стебля бамбука. Из-за того, что я ел так мало, моя спина стала похожа на верблюжий горб. Из-за того, что я ел так мало, мой позвоночник выпирал, как бусины на шнуре. Из-за того, что я ел так мало, мои рёбра выпирали мрачно, как кривые балки старого сарая. Из-за того, что я ел так мало, блеск моих глаз утонул в глазницах, подобно блеску воды, утонувшему в глубоком колодце. Из-за того, что я ел так мало, кожа на голове сморщилась и высохла, как зелёная горькая тыква высыхает на ветре и солнце. Из-за того, что я ел так мало, кожа моего живота прилипла к позвоночнику. Если я хотел дотронуться до своей кожи живота, то касался позвоночника. Если хотел коснуться позвоночника, то касался кожи живота. Из-за того, что я ел так мало, то, если хотел испражниться или помочиться, я падал там же на землю своим лицом. Из-за того, что я ел так мало, то, если я пытался расслабить своё тело, растирая его члены своими руками, волосы, сгнившие у своих корней, падали с моего тела по мере того, как я тёр.

55. Сарипутта, есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Очищение приходит через еду». Они говорят: «Будем жить на рисе», и они едят рис, едят порошок из риса, пьют напитки из риса, изготавливают различные варева из риса. Я помню, что ел одно зёрнышко риса в день. Сарипутта, ты можешь подумать, что рисовые зёрна были больше в то время, но тебе не следует так думать. В то время рисовые зёрна были примерно того же размера, что и сейчас. Из-за питания единственным зёрнышком риса в день моё тело дошло до состояния крайнего истощения. Из-за того, что я ел так мало, члены моего тела стали подобны соединённым сегментам стебля лозы или стебля бамбука. Из-за того, что я ел так мало, моя спина стала похожа на верблюжий горб. Из-за того, что я ел так мало, мой позвоночник выпирал, как бусины на шнуре. Из-за того, что я ел так мало, мои рёбра выпирали мрачно, как кривые балки старого сарая. Из-за того, что я ел так мало, блеск моих глаз утонул в глазницах, подобно блеску воды, утонувшему в глубоком колодце. Из-за того, что я ел так мало, кожа на голове сморщилась и высохла, как зелёная горькая тыква высыхает на ветре и солнце. Из-за того, что я ел так мало, кожа моего живота прилипла к позвоночнику. Если я хотел дотронуться до своей кожи живота, то касался позвоночника. Если хотел коснуться позвоночника, то касался кожи живота. Из-за того, что я ел так мало, то, если хотел испражниться или помочиться, я падал там же на землю своим лицом. Из-за того, что я ел так мало, то, если я пытался расслабить своё тело, растирая его члены своими руками, волосы, сгнившие у своих корней, падали с моего тела по мере того, как я тёр.

56. И всё же, Сарипутта, за счёт подобного поведения, за счёт такой практики, за счёт такого исполнения аскезы я не достиг каких-либо сверхчеловеческих достижений, не достиг какого-либо отличия в знании и видении, которое было бы достойно благородных. И почему? Потому что через все эти упражнения я не достиг той благородной мудрости, которая освобождает и ведёт того, кто практикует в соответствии с ней, к полному уничтожению страданий.

57. Сарипутта, есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Очищение приходит через круговерть перерождений». Но непросто найти тот мир в круговерти, через который я бы уже не проходил за это долгое странствие, за исключением мира богов Чистых Обителей. Если бы я прошёл по круговерти как божество Чистых Обителей, то я бы никогда более не вернулся в этот мир.

58. Есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Очищение приходит через определённый вид перерождения». Но непросто найти вид перерождения, в котором бы я не перерождался за это долгое странствие, за исключением перерождения богом Чистых Обителей. Если бы я переродился как бог Чистой Обители, то я бы никогда более не вернулся в этот мир.

59. Есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Очищение приходит через определённый вид обители». Но непросто найти вид обители, в которой бы я не пребывал за это долгое странствие, за исключением мира богов Чистых Обителей. Если бы я пребывал в мире богов Чистых Обителей, то я бы никогда более не вернулся в этот мир.

60. Есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Очищение приходит через жертвоприношение». Но непросто найти вид жертвоприношения, которое бы не совершалось мной за это долгое странствие, когда я был либо помазанным на царство благородным царём, либо зажиточным брамином.

61. Есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Очищение приходит через поклонение огню». Но непросто найти вид огня, которому бы я не поклонялся за это долгое странствие, когда я был либо помазанным на царство благородным царём, либо зажиточным брамином.

62. Есть некоторые духовные странники и брамины, чьи доктрина и воззрение таковы: «Пока этот почтенный человек всё ещё молод, черноволос, наделён благословением молодости на первом этапе жизни, он совершенен в своей ясной мудрости. Но когда этот почтенный человек старый, пожилой, отягощённый годами, много проживший, чьи дни подходят к концу, которому восемьдесят, девяносто или сто лет, то тогда ясность его мудрости утеряна». Но не следует так думать. Сейчас я старый, пожилой, отягощён годами, много прожил, мои дни подходят к концу, идёт мне восьмидесятый год.

И представь, как если бы у меня было бы четыре ученика, совершенных в осознанности, обладающих отличным запоминанием, памятью, ясностью мудрости, и срок жизни каждого составлял бы сотню лет. Подобно тому как если бы умелый лучник — обученный, натренированный, опытный — мог бы без труда выпустить по тени банановой пальмы лёгкую стрелу, представь, что они даже до такой степени были бы совершенны в осознанности, обладали бы отличным запоминанием, памятью, ясностью мудрости.

И представь, как если бы они непрерывно задавали бы мне вопросы о четырёх основах осознанности, и, будучи спрошенным, я бы отвечал им, и они бы запоминали каждый мой ответ, и никогда бы не задавали второстепенного вопроса, и не останавливались бы кроме как на то, чтобы поесть, попить, употребить пищу, помочиться, испражниться, отдохнуть, чтобы устранить сонливость и усталость. И всё равно изложение Татхагатой Дхаммы, его объяснение факторов Дхаммы и его ответы на вопросы не подошли бы к концу, а эти четыре моих ученика со сроком жизни в сотню лет уже скончались бы по истечении этих ста лет.

Сарипутта, даже если бы тебе пришлось носить меня на кровати, всё равно не было бы перемены в ясности мудрости Татхагаты.

63. Если бы кто-либо, говоря правдиво, сказал бы о ком-либо: «Существо, которое не подвержено заблуждению, появилось в мире ради благополучия и счастья многих, из сострадания к миру, ради блага, благополучия и счастья богов и людей», — то именно обо мне, в самом деле, этот говорящий так человек мог бы сказать так».

64. И в то время Достопочтенный Нагасамала стоял позади Благословенного, обмахивая его. И тогда он сказал Благословенному: «Удивительно, Учитель, поразительно! Во время слушания этой лекции по Дхамме мои волосы на теле встали дыбом. Учитель, как мы назовём эту лекцию по Дхамме?»

«Что же, Нагасамала, ты можешь запомнить эту лекцию по Дхамме как «Лекцию, поднимающую волосы дыбом»».

Так сказал Благословенный. Достопочтенный Нагасамала был доволен и восхитился словами Благословенного.