Маджхима Никая 107
Ганакамоггаллана сутта
К Ганаке Моггаллане

1. Так я слышал. Однажды Благословенный проживал близ Саваттхи, в Восточном Парке, во дворце Матери Мигары. Тогда брамин Ганака Моггаллана отправился к Благословенному и обменялся с ним вежливыми приветствиями. После обмена вежливыми приветствиями и любезностями он сел рядом и сказал Благословенному:

2. «Учитель Готама, в этом дворце Матери Мигары можно увидеть постепенную тренировку, постепенную практику, постепенное продвижение, а именно – [в строительстве] вплоть до последней ступени лестницы. И среди этих браминов тоже можно увидеть постепенную тренировку, постепенную практику, постепенное продвижение, а именно – в учёбе. И среди лучников тоже можно увидеть постепенную тренировку, постепенную практику, постепенное продвижение, а именно – в стрельбе из лука.

И среди счетоводов, таких как мы, тех, кто зарабатывает на жизнь подсчётами, можно увидеть постепенную тренировку, постепенную практику, постепенное продвижение, а именно – в искусстве подсчёта. Ведь когда у нас появляется ученик, то вначале мы заставляем его считать: один плюс один, два плюс два, три плюс три, четыре плюс четыре, пять плюс пять, шесть плюс шесть, семь плюс семь, восемь плюс восемь, девять плюс девять, десять плюс десять. И мы заставляем его считать [таким образом] и до ста.

Можно ли, Учитель Готама, так же описать постепенную тренировку, постепенную практику, постепенное продвижение в этой Дхамме и Дисциплине?»

3. «Можно, брамин, описать постепенную тренировку, постепенную практику, постепенное продвижение в этой Дхамме и Дисциплине. Брамин, подобно тому, как когда умный тренер лошадей заполучает превосходного чистокровного жеребёнка, он вначале заставляет его привыкнуть к ношению удил, а затем тренирует его далее, точно так же, когда Татхагата заполучает человека, которого нужно обуздать, он вначале тренирует его так: «Ну же, монах, будь добродетельным, обузданным правилами Патимоккхи, будь совершенным в поведении [с людьми] и в уединении, видя боязнь в мельчайшей оплошности, тренируйся, взяв на себя выполнение правил тренировки».

4. Когда, брамин, монах добродетелен, когда он обуздал себя правилами Патимоккхи, стал совершенным в поведении и средствах, видит боязнь в мельчайшей оплошности, тренируется, взяв на себя выполнение правил тренировки, тогда Татхагата обучает его далее: «Ну же, монах, охраняй двери своих органов чувств. Видя форму глазом, не цепляйся за её черты и детали. Поскольку, если ты оставишь свою зрительную способность неохраняемой, злотворные нездоровые состояния алчности и уныния могут овладеть тобой, необходимо практиковать такую сдержанность, охранять зрительную способность, взять на себя сдерживание зрительной способности.

Услышав ухом звук, не цепляйся за его черты и детали. Поскольку, если ты оставишь свою способность слышать неохраняемой, злотворные нездоровые состояния алчности и уныния могут овладеть тобой, необходимо практиковать такую сдержанность, охранять способность слышать, взять на себя сдерживание способности слышать.

Почувствовав носом запах, не цепляйся за его черты и детали. Поскольку, если ты оставишь свою обонятельную способность неохраняемой, злотворные нездоровые состояния алчности и уныния могут овладеть тобой, необходимо практиковать такую сдержанность, охранять обонятельную способность, взять на себя сдерживание обонятельной способности.

Различив языком вкус, не цепляйся за его черты и детали. Поскольку, если ты оставишь свою способность различать вкус неохраняемой, злотворные нездоровые состояния алчности и уныния могут овладеть тобой, необходимо практиковать такую сдержанность, охранять способность различать вкус, взять на себя сдерживание способности различать вкус.

Ощутив телом телесное ощущение, не цепляйся за его черты и детали. Поскольку, если ты оставишь свою способность к телесным ощущениям неохраняемой, злотворные нездоровые состояния алчности и уныния могут овладеть тобой, необходимо практиковать такую сдержанность, охранять способность к телесным ощущениям, взять на себя сдерживание способности к телесным ощущениям.

Восприняв умом умственный объект, не цепляйся за его черты и детали. Поскольку, если ты оставишь свою способность к умственному восприятию неохраняемой, злотворные нездоровые состояния алчности и уныния могут овладеть тобой, необходимо практиковать такую сдержанность, охранять способность к умственному восприятию, взять на себя сдерживание способности к умственному восприятию».

5. Когда, брамин, монах охраняет двери своих органов чувств, тогда Татхагата обучает его далее: «Ну же, монах, будь умерен в еде. Мудро осмыслив, употребляй пищу, собранную с подаяний, не ради развлечений, не ради упоения, не ради физической красоты и привлекательности, а просто для содержания и поддержания этого тела, чтобы устранить дискомфорт, [тем самым] поддержать ведение святой жизни, осознавая: «Так я устраню старые чувства и не создам новых чувств. Я буду здоровым, не буду порицаем, буду пребывать в удобстве».

6. Когда, брамин, монах умерен в еде, тогда Татхагата обучает его далее: «Ну же, монах, предавайся бодрствованию. Днём, во время хождения вперёд и назад, очищай свой ум от тех состояний, что создают препятствия. В первую стражу ночи во время хождения вперёд и назад, [а также во время] сидения очищай свой ум от тех состояний, что создают препятствия. В срединную стражу ночи ложись на правый бок в позе льва, положив одну ступню на другую, осознанным и бдительным, предварительно сделав в уме отметку, когда следует вставать. После подъёма в третью стражу ночи во время хождения вперёд и назад, [а также во время] сидения очищай свой ум от тех состояний, что создают препятствия».

7. Когда, брамин, монах предан бодрствованию, тогда Татхагата обучает его далее: «Ну же, монах, соблюдай осознанность и действуй с полной бдительностью. Действуй с полной бдительностью, когда идёшь вперёд и возвращаешься; действуй с полной бдительностью, когда смотришь вперёд и смотришь в сторону; действуй с полной бдительностью, когда сгибаешь и разгибаешь свои члены тела; действуй с полной бдительностью, когда несёшь одежду и верхнее одеяние, свою чашу; действуй с полной бдительностью, когда ешь, пьёшь, жуёшь, пробуешь на вкус; действуй с полной бдительностью, когда мочишься и испражняешься; действуй с полной бдительностью, когда идёшь, стоишь, сидишь, засыпаешь, просыпаешься, разговариваешь и молчишь».

8. Когда, брамин, монах [стал] обладать [достаточной] осознанностью и бдительностью, тогда Татхагата обучает его далее: «Ну же, монах, затворись в уединённом обиталище: в лесу, у подножья дерева, на горе, в узкой горной долине, в пещере на склоне холма, на кладбище, в лесной роще, на открытом пространстве, у стога соломы».

9. Он затворяется в уединённом обиталище. Вернувшись со сбора подаяний, после принятия пищи он садится со скрещёнными ногами, выпрямив тело и установив осознанность впереди.

Оставив жажду к миру, он пребывает с осознанным умом, лишённым жажды. Он очищает свой ум от жажды. Оставив недоброжелательность и злость, он пребывает с осознанным умом, лишённым недоброжелательности, желающий блага всем живым существам. Он очищает свой ум от недоброжелательности и злости. Оставив лень и апатию, он пребывает с осознанным умом, лишённым лени и апатии, – осознанный, бдительный, воспринимая свет. Он очищает свой ум от лени и апатии. Оставив неугомонность и сожаление, он пребывает без взволнованности, с внутренне умиротворённым умом. Он очищает свой ум от неугомонности и сожаления. Отбросив сомнение, он пребывает, выйдя за пределы сомнения, не имея неясностей в отношении благотворных состояний. Он очищает свой ум от сомнения.

10. Отбросив эти пять помех, изъянов ума, которые ослабляют мудрость, будучи отстранённым от чувственных удовольствий, отстранённым от нездоровых состояний, он входит в первую джхану и пребывает в ней, что сопровождается думанием об объекте медитации и удержанием ума на нём, а также восторгом и удовольствием, которые возникли из-за [этой] отстранённости.

С угасанием думания об объекте и удержания ума на нём он входит во вторую джхану и пребывает в ней, что сопровождается внутренней уверенностью и единением ума, в которой нет думания об объекте и удержания ума на нём, но есть восторг и удовольствие, которые возникли в результате собранности ума.

С угасанием восторга он пребывает невозмутимым, осознанным, бдительным и ощущает удовольствие в теле. Он входит в третью джхану и пребывает в ней, о которой Благородные говорят так: «Он невозмутим, осознан, пребывает в удовольствии».

С оставлением удовольствия и боли и с предыдущим угасанием радости и недовольства он входит в четвёртую джхану и пребывает в ней, которая ни-болезненна-ни-приятна, характерна чистейшей осознанностью, возникающей благодаря внутреннему покою.

11. Таково моё наставление, брамин, тем монахам, которые находятся в [процессе] высшей тренировки, чьи умы ещё не достигли цели, которые пребывают в устремлении к высочайшей свободе от оков. Но всё это ведёт к приятному пребыванию здесь и сейчас и к осознанности и бдительности [также и] тех монахов, кто уже достиг арахантства, чьи помрачения уничтожены, кто прожил святую жизнь, сделал то, что следовало сделать, сбросил тяжкий груз, достиг своей цели, уничтожил оковы вовлечённости и полностью освободился посредством окончательного знания».

12. Когда так было сказано, брамин Ганака Моггаллана спросил Благословенного: «Когда ученики Учителя Готамы получают такой совет и наставления от него, все ли они достигают ниббаны, окончательной цели, или же некоторые не достигают её?»

«Брамин, когда мои ученики получают такой совет и наставления от меня, некоторые из них достигают ниббаны, окончательной цели, а некоторые не достигают её».

13. «Учитель Готама, поскольку ниббана существует, а также и путь, ведущий к ниббане, существует, и есть Учитель Готама в качестве проводника, то в чём условие и причина того, что когда ученики Учителя Готамы получают такой совет и наставления от него, [только] некоторые из них достигают ниббаны, окончательной цели, а некоторые не достигают её?»

14. «В этом отношении, брамин, я задам тебе встречный вопрос. Отвечай так, как сочтёшь нужным. Что ты скажешь, брамин, знаком ли ты с дорогой, ведущей в Раджагаху?»

«Да, Учитель Готама. Я знаком с дорогой, ведущей в Раджагаху».

«Подумай, брамин: представь человека, который захотел бы отправиться в Раджагаху, и он подошёл бы к тебе и сказал: «Почтенный, я хотел бы отправиться в Раджагаху. Покажи мне дорогу в Раджагаху». Тогда ты бы сказал ему: «Почтенный, вот эта дорога ведёт в Раджагаху. Иди по ней какое-то время и увидишь некую деревню. Затем пройди немного дальше и увидишь некий город. Затем пройди немного дальше и увидишь Раджагаху с её чудесными парками, рощами, полянами и прудами». И тогда, получив от тебя такой совет и наставление, он бы пошёл не той дорогой, пошёл бы совсем в другую сторону. Затем пришёл бы второй человек, который захотел бы отправиться в Раджагаху, и он подошёл бы к тебе и сказал: «Почтенный, я хотел бы отправиться в Раджагаху. Покажи мне дорогу в Раджагаху». Тогда ты бы сказал ему: «Почтенный, вот эта дорога ведёт в Раджагаху. Иди по ней какое-то время и увидишь некую деревню. Затем пройди немного дальше и увидишь некий город. Затем пройди немного дальше и увидишь Раджагаху с её чудесными парками, рощами, полянами и прудами». И тогда, получив от тебя такой совет и наставление, он бы благополучно прибыл в Раджагаху.

Брамин, поскольку Раджагаха существует, а также и путь, ведущий к Раджагахе, существует, и есть ты в качестве проводника, то в чём условие и причина того, что, хотя те люди получили от тебя такой совет и наставление, один пошёл не той дорогой, пошёл на запад, а другой благополучно прибыл в Раджагаху?»

«Ну что я могу с этим поделать, Учитель Готама? Я [лишь] тот, кто показывает дорогу».

«Точно так же, брамин, ниббана существует, а также и путь, ведущий к ниббане, существует, и есть я в качестве проводника. Но всё же хотя мои ученики получили от меня такой совет и наставление, некоторые из них достигают ниббаны, окончательной цели, а некоторые не достигают её. Что я могу с этим поделать, брамин? Татхагата [лишь] тот, кто показывает дорогу».

15. Когда так было сказано, брамин Ганака Моггаллана сказал Благословенному: «Бывают вероломные люди, которые ушли из жизни домохозяйской в жизнь бездомную не из-за искреннего устремления, а ради того, чтобы добыть себе средства к жизни, творящие жульничество, ложь, предательство, высокомерные, неискренние, самовлюблённые, грубые, беспорядочные в своих речах, не охраняющие органы чувств, неумеренные в еде, не предающиеся бодрствованию, не интересующиеся затворничеством, не уважающие практику, проживающие в роскоши, беспечные, превосходящие других в своём падении, пренебрегающие затворничеством, ленивые, не имеющие усердия, не осознанные, не бдительные, с несобранным блуждающим умом, лишённые мудрости, пустобрёхи. Таким не по пути с Учителем Готамой.

Но есть представители благородных родов, которые ушли из жизни домохозяйской в жизнь бездомную благодаря искреннему устремлению, те, кто не творит жульничество, ложь, предательство, те, кто не высокомерен, искренен, скромен, вежлив, не беспорядочен в своих речах, те, кто охраняет органы чувств, умерен в еде, предаётся бодрствованию, интересуется затворничеством, уважает практику, проживающие в умеренности, не беспечный, превосходящий других в своём совершенстве, любящий затворничество, усердный, осознанный, бдительный, с собранным умом, мудрый, не пустобрёх. Таким по пути с Учителем Готамой.

16. Подобно тому как чёрный фиалковый корень считается наилучшим из благоуханных кореньев, и красное сандаловое дерево считается наилучшим из благоуханной древесины, и жасмин считается наилучшим из благоуханных цветов, точно так же совет Учителя Готамы – высочайшее из учений наших дней.

17. Великолепно, Учитель Готама! Великолепно, Учитель Готама! Как если бы кто-то поставил на место то, что было перевёрнуто, раскрыл бы спрятанное, показал путь тому, кто потерялся, внёс бы лампу во тьму, чтобы зрячий да мог увидеть, точно так же Учитель Готама различными способами прояснил Дхамму. Я принимаю прибежище в Учителе Готаме, прибежище в Дхамме и прибежище в Сангхе монахов. Пусть Учитель Готама помнит меня как мирского последователя, принявшего в нём окончательное прибежище».

Pin It on Pinterest

X
Поделиться