Маджхима Никая 38
Махатанхасанкхая Сутта
Большая лекция о прекращении страстного желания

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал близ Саваттхи, в Роще Джеты, что в Парке Анатхапиндики.

2. И в то время такое пагубное воззрение возникло в монахе по имени Сати, сыне рыбака: «Насколько я понимаю Дхамму, которой научил Благословенный, именно это же самое сознание скитается и блуждает по круговерти перерождений, а не другое».

3. Когда несколько монахов услышали об этом, они отправились к монаху Сати и спросили его: «Друг Сати, правда ли, что такое пагубное воззрение возникло в тебе?»

[И монах Сати ответил:]

«Именно так, друзья. Насколько я понимаю Дхамму, которой научил Благословенный, именно это же самое сознание скитается и блуждает по круговерти перерождений, а не другое».

И тогда те монахи, желая отлучить его от этого пагубного воззрения, допрашивали его, задавали вопросы, пытались разубедить его разными путями так: «Друг Сати, не говори так. Не искажай сказанного Благословенным. Ведь это не хорошо — искажать сказанное Благословенным. Благословенный так бы не сказал, ведь многими путями Благословенный утверждал, что сознание возникает зависимо, что оно не возникает без соответствующих условий».

И хотя те монахи допрашивали его, задавали вопросы, пытались разубедить его разными путями таким способом, монах Сати, сын рыбака, всё равно продолжал упрямо держаться за это пагубное воззрение, продолжал настаивать на нём.

4. Поскольку монахи не смогли отлучить его от этого пагубного воззрения, они отправились к Благословенному и, поклонившись ему, сели рядом и рассказали ему обо всём, что произошло, добавив: «Учитель, поскольку мы не смогли отлучить монаха Сати, сына рыбака, от этого пагубного воззрения, мы сообщаем об этом тебе».

5. Тогда Благословенный обратился к некоему монаху так: «Ну раз так, монах, скажи монаху Сати, сыну рыбака, от моего имени, что Учитель зовёт его».

«Да, Учитель», — ответил тот, отправился к монаху Сати и сказал ему: «Учитель зовёт тебя, друг Сати».

«Да, друг», — ответил Сати, отправился к Благословенному, поклонился ему и сел рядом. Затем Благословенный спросил его: «Сати, правда ли, что такое пагубное воззрение возникло в тебе: «Насколько я понимаю Дхамму, которой научил Благословенный, именно это же самое сознание скитается и блуждает по круговерти перерождений, а не другое»?»

[И монах Сати ответил:]

«Именно так, Учитель. Насколько я понимаю Дхамму, которой научил Благословенный, именно это же самое сознание скитается и блуждает по круговерти перерождений, а не другое».

«Что это за сознание, Сати?» — [спросил Благословенный].

[Монах Сати ответил:]

«Учитель, это то, что говорит, чувствует, переживает здесь и там плоды хороших и плохих поступков».

[На это Благословенный сказал:]

«Заблудший ты человек, кого же я обучал Дхамме таким образом? Заблудший ты человек, разве не говорил я различными способами, что сознание возникает зависимо, что оно не возникает без соответствующих условий? Но ты, заблудший человек, исказил сказанное нами, неправильно поняв Дхамму, навредил себе, накопил много неблагих деяний. Это повредит тебе и принесёт страдания на долгое время».

6. Затем Благословенный обратился к монахам так: «Монахи, как вы думаете, есть ли хотя бы искра мудрости в том, что говорит этот монах Сати, сын рыбака?»

«Как такое возможно, Учитель? Нет, Учитель», — [ответили монахи].

После этих слов монах Сати, сын рыбака, замолк, смутился, сидел с опущенными плечами и поникшей головой, ушёл в себя и не мог что-либо ответить. И тогда, увидев это, Благословенный сказал ему: «Заблудший ты человек, тебя запомнят за твоё пагубное воззрение. А теперь я расспрошу монахов на эту тему».

7. Затем Благословенный обратился к монахам так: «Монахи, понимаете ли вы Дхамму, которой я научил, точно так же, как и этот монах Сати, сын рыбака, когда он искажает сказанное нами своим неправильным пониманием Дхаммы, вредя себе, накапливая много неблагих деяний?»

[Монахи ответили:]

«Нет, Учитель. Ведь во многих лекциях Благословенный утверждал, что сознание возникает зависимо, что оно не возникает без соответствующих условий».

[Благословенный сказал:]

«Хорошо, монахи. Хорошо, что вы так понимаете Дхамму, которой я научил. Ведь многими способами я утверждал, что сознание возникает зависимо, что оно не возникает без соответствующих условий. Но этот монах Сати, сын рыбака, исказил сказанное нами своим неправильным пониманием Дхаммы, навредил себе, накопил много неблагих деяний. Это повредит ему и приведёт к страданию на долгое время.

ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ СОЗНАНИЯ

8. Монахи, сознание рассматривается на основании определённого условия, в зависимости от которого оно возникает.

Когда сознание возникает в зависимости от глаза и форм, оно рассматривается как зрительное сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от уха и звуков, оно рассматривается как слуховое сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от носа и запахов, оно рассматривается как обонятельное сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от языка и вкусов, оно рассматривается как вкусовое сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от тела и телесных ощущений, оно рассматривается как телесное сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от ума и умственных объектов, оно рассматривается как умственное сознание.

Это подобно тому, как огонь рассматривается на основании определённого топлива, в зависимости от которого он горит. Когда огонь горит в зависимости от поленьев, он считается огнём, связанным с поленьями. Когда огонь горит в зависимости от охапки хвороста, он считается огнём, связанным с охапкой хвороста. Когда огонь горит в зависимости от травы, он считается огнём, связанным с травой. Когда огонь горит в зависимости от коровьего навоза, он считается огнём, связанным с коровьим навозом. Когда огонь горит в зависимости от сена, он считается огнём, связанным с сеном. Когда огонь горит в зависимости от мусора, он считается огнём, связанным с мусором. Это не один и тот же огонь переходит от поленьев к хворосту, траве, навозу, сену или мусору.

Точно так же сознание рассматривается на основании определённого условия, в зависимости от которого оно возникает.

Когда сознание возникает в зависимости от глаза и форм, оно рассматривается как зрительное сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от уха и звуков, оно рассматривается как слуховое сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от носа и запахов, оно рассматривается как обонятельное сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от языка и вкусов, оно рассматривается как вкусовое сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от тела и телесных ощущений, оно рассматривается как телесное сознание.

Когда сознание возникает в зависимости от ума и умственных объектов, оно рассматривается как умственное сознание.

ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ СУЩЕСТВОВАНИЯ

9. Монахи, видите ли вы так: «Это возникает»?»

«Да, Учитель».

«Монахи, видите ли вы так: «Это возникает при наличии определённого питания»?»

«Да, Учитель».

«Монахи, видите ли вы так: «С прекращением соответствующего питания это подвержено прекращению»?»

«Да, Учитель».

10. «Монахи, когда кто-либо не уверен подобным образом: «Возникает ли это?» — имеет ли в нём место сомнение?»

«Да, Учитель».

«Монахи, когда кто-либо не уверен подобным образом: «Возникает ли это при наличии определённого питания?» — имеет ли в нём место сомнение?»

«Да, Учитель».

«Монахи, когда кто-либо не уверен подобным образом: «С прекращением соответствующего питания подвержено ли это прекращению?» — имеет ли в нём место сомнение?»

«Да, Учитель».

11. «Монахи, отбрасывает ли сомнения тот, кто с правильной мудростью видит, как оно есть: «Это возникает»?»

«Да, Учитель».

«Монахи, отбрасывает ли сомнения тот, кто с правильной мудростью видит, как оно есть: «Это возникает при наличии определённого питания»?»

«Да, Учитель».

«Монахи, отбрасывает ли сомнения тот, кто с правильной мудростью видит, как оно есть: «С прекращением соответствующего питания это подвержено прекращению»?»

«Да, Учитель».

12. «Монахи, свободны ли вы от сомнения в отношении утверждения: «Это возникает»?»

«Да, Учитель».

«Монахи, свободны ли вы от сомнения в отношении утверждения: «Это возникает при наличии определённого питания»?»

«Да, Учитель».

«Монахи, свободны ли вы от сомнения в отношении утверждения: «С прекращением соответствующего питания это подвержено прекращению»?»

«Да, Учитель».

13. «Монахи, хорошо ли и с правильной ли мудростью это было увидено вами, как оно есть: «Это возникает»?»

«Да, Учитель».

«Монахи, хорошо ли и с правильной ли мудростью это было увидено вами, как оно есть: «Это возникает при наличии определённого питания»?»

«Да, Учитель».

«Монахи, хорошо ли и с правильной ли мудростью это было увидено вами, как оно есть: «С прекращением соответствующего питания это подвержено прекращению»?»

«Да, Учитель».

14. «Монахи, если вы будете держаться за это чистое и ясное учение, лелеять его, хранить его, считать его своей собственностью, поймёте ли вы в этом случае Дхамму, которую я сравнивал с плотом, цель которого в том, чтобы переплыть через водную преграду, а не в том, чтобы повсюду таскать его с собой?»

«Нет, Учитель».

«Монахи, если вы НЕ будете держаться за это чистое и ясное учение, не будете лелеять его, хранить его, не будете считать его своей собственностью, поймёте ли вы в этом случае Дхамму, которую я сравнивал с плотом, цель которого в том, чтобы переплыть через водную преграду, а не в том, чтобы повсюду таскать его с собой?»

«Да, Учитель».

ПИТАНИЕ И ЗАВИСИМОЕ ВОЗНИКНОВЕНИЕ

15. [Благословенный продолжил:]

«Монахи, есть четыре вида питания, которые поддерживают уже живущих существ и [содействуют] возникновению тех существ, которые собираются возникнуть. Какие это четыре вида питания?

  • физическая пища как питание — грубая или тонкая;
  • второе — это контакт;
  • третье — это активность;
  • четвёртое — это сознание.

 

16. Монахи, и в отношении этих четырёх видов питания: что является их источником, что является их происхождением, из чего они порождаются и проистекают? Эти четыре вида питания имеют своим источником страстное желание. Страстное желание — их происхождение, они порождаются страстным желанием и проистекают из него.

И в отношении этого страстного желания: что является его источником, что является его происхождением, из чего оно порождается и проистекает? Это страстное желание имеет своим источником чувство. Чувство — его происхождение, оно порождается чувством и проистекает из него.

И в отношении этого чувства: что является его источником, что является его происхождением, из чего оно порождается и проистекает? Это чувство имеет своим источником контакт. Контакт — его происхождение, оно порождается контактом и проистекает из него.

И в отношении этого контакта: что является его источником, что является его происхождением, из чего он порождается и проистекает? Этот контакт имеет своим источником шестеричную основу. Шестеричная основа — его происхождение, он порождается шестеричной основой и проистекает из неё.

И в отношении этой шестеричной основы: что является её источником, что является её происхождением, из чего она порождается и проистекает? Эта шестеричная основа имеет своим источником ум-тело. Ум-тело — её происхождение, она порождается умом-телом и проистекает из него.

И в отношении этого ума-тела: что является его источником, что является его происхождением, из чего он порождается и проистекает? Этот ум-тело имеет своим источником сознание. Сознание — его происхождение, он порождается и проистекает из сознания.

И в отношении этого сознания: что является его источником, что является его происхождением, из чего оно порождается и проистекает? Это сознание имеет своим источником активность. Активность — его происхождение, оно порождается активностью и проистекает из неё.

И в отношении этой активности: что является её источником, что является её началом, из чего она порождается и проистекает? Эта активность имеет своим источником неведение. Неведение — её начало, она порождается неведением и проистекает из него.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ, ПРЯМОЙ ПОРЯДОК

17. Так, монахи,

с неведением в качестве условия возникает активность;

с активностью в качестве условия возникает сознание;

с сознанием в качестве условия возникает ум-тело;

с умом-телом в качестве условия возникает шестеричная основа;

с шестеричной основой в качестве условия возникает контакт;

с контактом в качестве условия возникает чувство;

с чувством в качестве условия возникает страстное желание;

со страстным желанием в качестве условия возникает цепляние;

с цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость.

с вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия];

с рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние.

Таково происхождение всей этой груды страдания.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ, ОБРАТНЫЙ ПОРЯДОК

18. «С рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли рождение [действия] условием для возникновения старения и смерти, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения старения и смерти является рождение [действия]. Вот как мы считаем в этом случае: с рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть».

«»С вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия]», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли вовлечённость условием для рождения [действия], или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием рождения [действия] является вовлечённость. Вот как мы считаем в этом случае: с вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия]».

«»С цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли цепляние условием для возникновения вовлечённости, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения вовлечённости является цепляние. Вот как мы считаем в этом случае: с цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость».

«»Со страстным желанием в качестве условия возникает цепляние», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли страстное желание условием для возникновения цепляния, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения цепляния является страстное желание. Вот как мы считаем в этом случае: со страстным желанием в качестве условия возникает цепляние».

«»С чувством в качестве условия возникает страстное желание», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли чувство условием для возникновения страстного желания, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения страстного желания является чувство. Вот как мы считаем в этом случае: с чувством в качестве условия возникает страстное желание».

«»С контактом в качестве условия возникает чувство», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли контакт условием для возникновения чувства, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения чувства является контакт. Вот как мы считаем в этом случае: с контактом в качестве условия возникает чувство».

«»С шестеричной основой в качестве условия возникает контакт», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли шестеричная основа условием для возникновения контакта, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения контакта является шестеричная основа. Вот как мы считаем в этом случае: с шестеричной основой в качестве условия возникает контакт».

«»С умом-телом в качестве условия возникает шестеричная основа», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли ум-тело условием для возникновения шестеричной основы, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения шестеричной основы является ум-тело. Вот как мы считаем в этом случае: с умом-телом в качестве условия возникает шестеричная основа».

«»С сознанием в качестве условия возникает ум-тело», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли сознание условием для возникновения ума-тела, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения ума-тела является сознание. Вот как мы считаем в этом случае: с сознанием в качестве условия возникает ум-тело».

«»С активностью в качестве условия возникает сознание», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли активность условием для возникновения сознания, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения сознания является активность. Вот как мы считаем в этом случае: с активностью в качестве условия возникает сознание».

«»С неведением в качестве условия возникает активность», — так было сказано. Так значит, монахи, является ли неведение условием для возникновения активности, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, условием возникновения активности является неведение. Вот как мы считаем в этом случае: с неведением в качестве условия возникает активность».

СУММИРОВАНИЕ ПО ВОЗНИКНОВЕНИЮ

19. «Хорошо, монахи. Вы говорите так, и я тоже так говорю: «Когда это существует, возникает то; с возникновением этого возникает и то».

Так,

с неведением в качестве условия возникает активность;

с активностью в качестве условия возникает сознание;

с сознанием в качестве условия возникает ум-тело;

с умом-телом в качестве условия возникает шестеричная основа;

с шестеричной основой в качестве условия возникает контакт;

с контактом в качестве условия возникает чувство;

с чувством в качестве условия возникает страстное желание;

со страстным желанием в качестве условия возникает цепляние;

с цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость;

с вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия];

с рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние.

Таково происхождение всей этой груды страдания.

ПРЕКРАЩЕНИЕ, ПРЯМОЙ ПОРЯДОК

20. Но с безостаточным угасанием и

с прекращением неведения происходит прекращение активности;

с прекращением активности происходит прекращение сознания;

с прекращением сознания происходит прекращение ума-тела;

с прекращением ума-тела происходит прекращение шестеричной основы;

с прекращением шестеричной основы происходит прекращение контакта;

с прекращением контакта происходит прекращение чувства;

с прекращением чувства происходит прекращение страстного желания;

с прекращением страстного желания происходит прекращение цепляния;

с прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости;

с прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия];

с прекращением рождения [действия] происходит прекращение старения и смерти, печали, стенания, боли, горя и отчаяния.

Таково прекращение всей этой груды страданий.

ПРЕКРАЩЕНИЕ, ОБРАТНЫЙ ПОРЯДОК

21. «С прекращением рождения [действия] происходит прекращение старения и смерти», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращаются ли старение и смерть с прекращением рождения [действия], или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, старение и смерть прекращаются с прекращением рождения [действия]. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением рождения [действия] происходит прекращение старения и смерти».

«»С прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия]», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли рождение [действия] с прекращением вовлечённости, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, рождение [действия] прекращается с прекращением вовлечённости. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия]».

«»С прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли вовлечённость с прекращением цепляния, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, вовлечённость прекращается с прекращением цепляния. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости».

«»С прекращением страстного желания происходит прекращение цепляния», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли цепляние с прекращением страстного желания, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, цепляние прекращается с прекращением страстного желания. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением страстного желания происходит прекращение цепляния».

«»С прекращением чувства происходит прекращение страстного желания», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли страстное желание с прекращением чувства, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, страстное желание прекращается с прекращением чувства. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением чувства происходит прекращение страстного желания».

«»С прекращением контакта происходит прекращение чувства», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли чувство с прекращением контакта, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, чувство прекращается с прекращением контакта. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением контакта происходит прекращение чувства».

«»С прекращением шестеричной основы происходит прекращение контакта», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли контакт с прекращением шестеричной основы, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, контакт прекращается с прекращением шестеричной основы. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением шестеричной основы происходит прекращение контакта».

«»С прекращением ума-тела происходит прекращение шестеричной основы», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли шестеричная основа с прекращением ума-тела, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, шестеричная основа прекращается с прекращением ума-тела. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением ума-тела происходит прекращение шестеричной основы».

«»С прекращением сознания происходит прекращение ума-тела», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли ум-тело с прекращением сознания, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, ум-тело прекращается с прекращением сознания. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением сознания происходит прекращение ума-тела».

«»С прекращением активности происходит прекращение сознания», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли сознание с прекращением активности, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, сознание прекращается с прекращением активности. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением активности происходит прекращение сознания».

«»С прекращением неведения происходит прекращение активности», — так было сказано. Так значит, монахи, прекращается ли активность с прекращением неведения, или же нет, или как вы считаете в этом случае?»

«Учитель, активность прекращается с прекращением неведения. Вот как мы считаем в этом случае: с прекращением неведения происходит прекращение активности».

СУММИРОВАНИЕ ПО ПРЕКРАЩЕНИЮ

22. «Хорошо, монахи. Вы говорите так, и я тоже так говорю: «Когда этого не существует, не возникает и того; с прекращением этого прекращается и то».

Так,

с прекращением неведения происходит прекращение активности;

с прекращением активности происходит прекращение сознания;

с прекращением сознания происходит прекращение ума-тела;

с прекращением ума-тела происходит прекращение шестеричной основы;

с прекращением шестеричной основы происходит прекращение контакта;

с прекращением контакта происходит прекращение чувства;

с прекращением чувства происходит прекращение страстного желания;

с прекращением страстного желания происходит прекращение цепляния;

с прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости;

с прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия];

с прекращением рождения [действия] происходит прекращение старение и смерти, печали, стенания, боли, горя и отчаяния.

Таково прекращение всей этой груды страдания.

ЛИЧНОЕ ЗНАНИЕ

23. Монахи, зная и видя этот путь, стали бы вы убегать в прошлое, думая так: «Были ли мы в прошлом? Не было ли нас в прошлом? Чем мы были в прошлом? Какими мы были в прошлом? Будучи чем мы стали такими в прошлом?»»

«Нет, Учитель».

«Монахи, зная и видя этот путь, стали бы вы убегать в будущее, думая так: «Будем ли мы в будущем? Не будет ли нас в будущем? Чем мы будем в будущем? Какими мы будем в будущем? Будучи чем мы будем такими в будущем?»»

«Нет, Учитель».

«Монахи, зная и видя этот путь, задавались ли бы вы пустыми вопросами в отношении настоящего, думая так: «Есть ли я? Нет ли меня? Что я? Каков я? Откуда взялось это существо? Куда оно уйдёт?»»

«Нет, Учитель».

24. «Монахи, зная и видя так, говорили ли бы вы следующим образом: «Мы уважаем нашего Учителя. Мы говорим так, как говорим, из-за уважения к Учителю»?»

«Нет, Учитель».

«Монахи, зная и видя так, говорили ли бы вы следующим образом: «Духовный странник говорит так, и мы говорим так по приказу Духовного странника»?»

«Нет, Учитель».

«Монахи, зная и видя так, нуждались ли бы вы в каком-либо высшем авторитете?»

«Нет, Учитель».

«Монахи, зная и видя так, вернулись ли бы вы к предписаниям, шумным дебатам, счастливым знамениям разного рода духовных странников и браминов, принимая их за суть святой жизни?»

«Нет, Учитель».

«Монахи, говорите ли вы только то, что узнали, увидели, поняли сами?»

«Да, Учитель».

25. «Хорошо, монахи. Я вёл вас этой Дхаммой, которая видима здесь и сейчас, незамедлительно действенная, приглашающая к исследованию, ведущая вперёд, переживаемая мудрыми самостоятельно. Ведь именно в отношении этой Дхаммы было сказано: «Монахи, эта Дхамма видима здесь и сейчас, незамедлительно действенная, приглашающая к исследованию, ведущая вперёд, переживаемая мудрыми самостоятельно»».

КРУГ СУЩЕСТВОВАНИЯ: ОТ ЗАЧАТИЯ ДО ЗРЕЛОСТИ

26. [Далее Благословенный сказал:]

«Монахи, зачатие эмбриона происходит посредством единения трёх факторов. Бывает так, что имеет место единение отца и матери, но мать находится в неподходящем периоде и существо, готовое к перерождению, отсутствует. В этом случае зачатия эмбриона в утробе не происходит. Бывает так, что имеет место единение отца и матери и мать находится в подходящем периоде, но существо, готовое к перерождению, отсутствует. В этом случае тоже не происходит зачатия эмбриона в утробе. Но когда имеет место единение отца и матери, мать находится в подходящем периоде и есть существо, готовое к перерождению, то посредством единения этих трёх факторов происходит зачатие эмбриона в утробе.

27. Затем мать носит эмбрион в своей утробе девять или десять месяцев с большим волнением, точно она несёт тяжкий груз. Далее, по истечении девяти или десяти месяцев у матери происходят роды с большим волнением, точно она несёт тяжкий груз. Далее, когда ребёнок рождается, она кормит его своею же кровью, поскольку грудное молоко матери называется «кровью» в Учении Благородных.

28. Когда он вырастает и его способности созревают, ребёнок играет в такие игры, как игрушечные плуги, игры в палки, кувырки, игры с ветряными колёсами, игры с мерами, игры с игрушечными повозками, игры с игрушечными стрелами и луками.

29. Когда он вырастает и его способности созревают ещё больше, юноша наслаждается, будучи наделённым и обеспеченным пятью каналами чувственных удовольствий:

  • формами, познаваемыми глазом;
  • звуками, познаваемыми ухом;
  • запахами, познаваемыми носом;
  • вкусами, познаваемыми языком;
  • телесными ощущениями, познаваемыми телом,

    — желанными, желаемыми, приятными, привлекательными, связанными с чувственным желанием, вызывающими страсть.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ КРУГА

    30. Видя форму глазом, он влечётся к ней, если она приятная, и питает неприязнь, если она неприятная. Его осознавание тела не установлено, его ум ограничен, и он не понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Будучи охваченным влечением и отвращением, какое бы чувство он ни чувствовал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он наслаждается в этом чувстве, приветствует его, удерживает его. По мере того как он делает так, наслаждение возникает в нём. А наслаждение чувством является цеплянием. С цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость. С вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия]. С рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково происхождение всей этой груды страданий.

    Слыша ухом звук, он влечётся к нему, если он приятный, и питает неприязнь, если он неприятный. Его осознавание тела не установлено, его ум ограничен, и он не понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Будучи охваченным влечением и отвращением, какое бы чувство он ни чувствовал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он наслаждается в этом чувстве, приветствует его, удерживает его. По мере того как он делает так, наслаждение возникает в нём. А наслаждение чувством является цеплянием. С цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость. С вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия]. С рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково происхождение всей этой груды страданий.

    Обоняя носом запах, он влечётся к нему, если он приятный, и питает неприязнь, если он неприятный. Его осознавание тела не установлено, его ум ограничен, и он не понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Будучи охваченным влечением и отвращением, какое бы чувство он ни чувствовал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он наслаждается в этом чувстве, приветствует его, удерживает его. По мере того как он делает так, наслаждение возникает в нём. А наслаждение чувством является цеплянием. С цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость. С вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия]. С рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково происхождение всей этой груды страданий.

    Пробуя языком вкус, он влечётся к нему, если он приятный, и питает неприязнь, если он неприятный. Его осознавание тела не установлено, его ум ограничен, и он не понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Будучи охваченным влечением и отвращением, какое бы чувство он ни чувствовал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он наслаждается в этом чувстве, приветствует его, удерживает его. По мере того как он делает так, наслаждение возникает в нём. А наслаждение чувством является цеплянием. С цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость. С вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия]. С рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково происхождение всей этой груды страданий.

    Воспринимая телесное ощущение телом, он влечётся к нему, если оно приятное, и питает неприязнь, если оно неприятное. Его осознавание тела не установлено, его ум ограничен, и он не понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Будучи охваченным влечением и отвращением, какое бы чувство он ни чувствовал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он наслаждается в этом чувстве, приветствует его, удерживает его. По мере того как он делает так, наслаждение возникает в нём. А наслаждение чувством является цеплянием. С цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость. С вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия]. С рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково происхождение всей этой груды страданий.

    Познавая умственный объект умом, он влечётся к нему, если он приятный, и питает неприязнь, если он неприятный. Его осознавание тела не установлено, его ум ограничен, и он не понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Будучи охваченным влечением и отвращением, какое бы чувство он ни чувствовал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он наслаждается в этом чувстве, приветствует его, удерживает его. По мере того как он делает так, наслаждение возникает в нём. А наслаждение чувством является цеплянием. С цеплянием в качестве условия возникает вовлечённость. С вовлечённостью в качестве условия возникает рождение [действия]. С рождением [действия] в качестве условия возникают старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково происхождение всей этой груды страданий.

    ВЫХОД ИЗ КРУГА: ПОСТЕПЕННАЯ ТРЕНИРОВКА

    31. Но вот, монахи, в мире появляется Татхагата — исполненный блага, полностью просветлённый, совершенный в истинном знании и в поведении, возвышенный, знаток миров, несравненный предводитель смиренных, учитель богов и людей, пробуждённый, благословенный. Он прямо познал этот мир с его богами, Марами, Брахмами, с его человечеством, включающим духовных странников и браминов, князей и народ. Он обучает Дхамме, которая хороша в начале, хороша в середине и хороша в конце, используя точные фразы и значения. Он раскрывает святую жизнь — всецело совершенную и чистую.

    32. Глава дома или его сын, услышав Дхамму, обретает веру в Татхагату и размышляет: «Мирская жизнь суетна и пыльна. Бездомная жизнь подобна бескрайним просторам. Не просто, проживая дома, вести святую жизнь в идеальном совершенстве, всецело чистую, словно отполированный перламутр. Что, если я, обрив волосы и бороду и надев жёлтые одежды, оставлю мирскую жизнь ради жизни бездомной?»

    Так, через некоторое время он оставляет всё своё богатство — большое или малое. Оставляет круг своих родных — большой или малый. Обривает волосы и бороду, надевает жёлтые одежды и оставляет мирскую жизнь ради жизни бездомной.

    33. Когда он отправился в бездомную жизнь, наделённый монашеским обучением и способом жизни, тогда, Отказавшись от убийства, он воздерживается от убийства. Он живёт, выбросив прочь дубину, выбросив прочь нож, добросовестный, милосердный, желающий блага всем живым существам.

    Отказавшись от воровства, он воздерживается от воровства. Он берёт только то, что дают, принимает только подаренное, живёт не хитростью, а чистотой. Это также часть его нравственности.

    Отказавшись от сексуальности, он ведёт жизнь целомудренную, сторонясь половых сношений и воздерживаясь от них, привычных среди простых людей.

    Отказавшись от лживой речи, он воздерживается от лживой речи. Он говорит истину, держится за истину, в этом он прочен, надёжен, не обманывает мир.

    Отказавшись от речи, сеющей распри, он воздерживается от речи, сеющей распри. То, что он слышал здесь, он не рассказывает там, чтобы не посеять рознь между этими людьми и теми. То, что он слышал там, он не рассказывает здесь, чтобы не посеять рознь между тамошними людьми и здешними. Он примиряет тех, кто поругался, и ещё больше укрепляет тех, кто дружен; он любит согласие, радуется согласию, наслаждается согласием, говорит такие вещи, которые создают согласие.

    Отказавшись от резкой речи, он воздерживается от резкой речи. Он говорит слова, приятные уху, любящие, проникающие в сердце, вежливые, приятные и нравящиеся большинству людей.

    Отказавшись от пустой болтовни, он воздерживается от пустой болтовни. Он говорит в нужный момент, говорит действительное, то, что согласуется с целью, с учением и с практикой. Он говорит ценные слова, уместные, разумные, проясняющие, связанные с целью.

    Он воздерживается от нанесения вреда семенам и растительной жизни.

    Он ест только один раз в день, воздерживаясь от принятия пищи вечером и от еды в неположенное время днём.

    Он воздерживается от танцев, пения, музыки и зрелищ.

    Он воздерживается от ношения гирлянд и от украшения себя косметикой и ароматами.

    Он воздерживается от высоких и роскошных кроватей и сидений.

    Он воздерживается от принятия золота и денег.

    Он воздерживается от принятия неприготовленного риса.

    Он воздерживается от принятия сырого мяса.

    Он воздерживается от принятия женщин и девушек.

    Он воздерживается от принятия рабов и рабынь.

    Он воздерживается от принятия овец и коз.

    Он воздерживается от принятия птиц и свиней.

    Он воздерживается от принятия слонов, коров, жеребцов и кобыл.

    Он воздерживается от принятия полей и хозяйств.

    Он воздерживается от взятия на себя обязанности посыльного.

    Он воздерживается от покупки и продажи.

    Он воздерживается от жульничества на весах, в металлах и мерах.

    Он воздерживается от взяточничества, обмана и мошенничества.

    Он воздерживается от нанесения увечий, казней, лишения кого-либо свободы, разбоя, грабежа и насилия.

    34. Он довольствуется лишь монашескими одеждами, чтобы покрыть тело, и едой с подаяний для утоления голода. Подобно птице, крылья которой — её единственный груз, куда бы она ни отправилась, точно так же и он довольствуется одеждами для покрытия тела и едой с подаяний для утоления голода. Куда бы он ни отправился, он берёт с собой лишь минимально необходимое.

    Наделённый этой благородной совокупностью нравственности, он внутренне ощущает незапятнанную благодать.

    35. Воспринимая глазом форму, он не цепляется за её особенности и черты, из-за которых — если бы он не сдерживал свою способность видеть — неблаготворные нездоровые состояния, такие как жажда или волнение, охватили бы его.

    Слыша ухом звук, он не цепляется за его особенности и черты, из-за которых — если бы он не сдерживал свою способность слышать — неблаготворные нездоровые состояния, такие как жажда или волнение, охватили бы его.

    Чуя носом запах, он не цепляется за его особенности и черты, из-за которых — если бы он не сдерживал свою способность чувствовать запах — неблаготворные нездоровые состояния, такие как жажда или волнение, охватили бы его.

    Пробуя языком вкус, он не цепляется за его особенности и черты, из-за которых — если бы он не сдерживал свою способность чувствовать вкус — неблаготворные нездоровые состояния, такие как жажда или волнение, охватили бы его.

    Воспринимая телом ощущение, он не цепляется за его особенности и черты, из-за которых — если бы он не сдерживал свою способность к ощущению — неблаготворные нездоровые состояния, такие как жажда или волнение, охватили бы его.

    Воспринимая умом мысль, он не цепляется за её особенности и черты, из-за которых — если бы он не сдерживал свою способность к умственному восприятию — неблаготворные нездоровые состояния, такие как жажда или волнение, охватили бы его.

    Наделённый этой благородной сдержанностью органов чувств, он внутренне ощущает незапятнанную благодать.

    36. Он становится тем, кто действует с полной внимательностью, когда идёт вперёд и возвращается.

    Кто действует с полной внимательностью, когда смотрит вперёд и смотрит в сторону.

    Кто действует с полной внимательностью, когда сгибает и разгибает члены своего тела.

    Кто действует с полной внимательностью, когда несёт внешнюю накидку, верхнее одеяние, свою чашу.

    Кто действует с полной внимательностью, когда ест, пьёт, жуёт, пробует.

    Кто действует с полной внимательностью, когда мочится и испражняется.

    Кто действует с полной внимательностью, когда идёт, стоит, сидит, засыпает, просыпается, разговаривает и молчит.

    37. Наделённый этой благородной совокупностью нравственности, этой благородной сдержанностью органов чувств, этой благородной осознанностью и бдительностью, он ищет уединённое жилище: пустынную местность, тень дерева, гору, узкую горную долину, пещеру на склоне холма, кладбище, лесную рощу, открытое пространство, стог соломы.

    38. После принятия пищи, возвратившись из похода за подаянием, он садится со скрещенными ногами, держит тело выпрямленным, устанавливает осознанность впереди.

    Оставляя алчность к миру, он пребывает с осознанным умом, лишённым алчности. Он очищает ум от алчности. Оставляя недоброжелательность и злость, он пребывает с осознанным умом, лишённым злобы, желающий блага всем живым существам. Он очищает ум от недоброжелательности и злости. Оставляя апатию и сонливость, он пребывает с осознанным умом, лишённым апатии и сонливости, — осознанным, бдительным, на свету. Он очищает свой ум от апатии и сонливости. Отбрасывая неугомонность и беспокойство, он пребывает непоколебимым, с внутренне успокоенным умом. Он очищает ум от неугомонности и беспокойства. Отбрасывая сомнение, он выходит за пределы сомнения, не имея недоумений в отношении здоровых состояний ума. Он очищает свой ум от сомнения.

    39. Оставив эти пять помех, изъянов осознанного ума, которые ослабляют мудрость, он, полностью оставив чувственные удовольствия, оставив неумелые качества ума, входит в первую джхану и пребывает в ней: радость и довольство, рождённые этим оставлением, сопровождаются мыслью об объекте медитации и мыслью об удержании внимания на объекте медитации.

    Затем, с успокоением мыслей об объекте и об удержании внимания на нём, он входит во вторую джхану и пребывает в ней, что характеризуется уверенностью и единением ума без мыслей об объекте и об удержании внимания на нём. Его наполняют радость и довольство, рождённые собранностью ума.

    Затем, с успокоением радости, он пребывает в спокойствии, и, осознающий и полностью бодрствующий, всё ещё ощущая довольство в теле, он входит в третью джхану и пребывает в ней, о которой Благородные говорят так: «Спокойный и осознанный, он обрёл приятное пребывание».

    Затем, с успокоением удовольствия и боли, как и с более ранним исчезновением радости и недовольства, он входит в четвёртую джхану и пребывает в ней: он пребывает в чистейшем спокойствии и осознанности, в ни-удовольствии-ни-боли.

    ВЫХОД ИЗ КРУГА: ПОЛНОЕ ПРЕКРАЩЕНИЕ

    40. Видя глазом форму, он не влечётся к ней, если она приятная, и не питает неприязни, если она неприятная. Он пребывает с утверждённой осознанностью к телу, с безмерным умом, и он понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Так, отбросив влечение и отвращение, какое бы чувство он ни испытывал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он не наслаждается этим чувством, не приветствует его, не пытается удержать его. Поскольку он не делает так, наслаждение чувствами прекращается в нём. С прекращением наслаждения происходит прекращение цепляния. С прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости. С прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия]. С прекращением рождения [действия] прекращаются старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково прекращение всей этой груды страданий.

    Слыша ухом звук, он не влечётся к нему, если он приятный, и не питает неприязни, если он неприятный. Он пребывает с утверждённой осознанностью к телу, с безмерным умом, и он понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Так, отбросив влечение и отвращение, какое бы чувство он ни испытывал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он не наслаждается этим чувством, не приветствует его, не пытается удержать его. Поскольку он не делает так, наслаждение чувствами прекращается в нём. С прекращением наслаждения происходит прекращение цепляния. С прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости. С прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия]. С прекращением рождения [действия] прекращаются старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково прекращение всей этой груды страданий.

    Обоняя носом запах, он не влечётся к нему, если он приятный, и не питает неприязни, если он неприятный. Он пребывает с утверждённой осознанностью к телу, с безмерным умом, и он понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Так, отбросив влечение и отвращение, какое бы чувство он ни испытывал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он не наслаждается этим чувством, не приветствует его, не пытается удержать его. Поскольку он не делает так, наслаждение чувствами прекращается в нём. С прекращением наслаждения происходит прекращение цепляния. С прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости. С прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия]. С прекращением рождения [действия] прекращаются старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково прекращение всей этой груды страданий.

    Пробуя языком вкус, он не влечётся к нему, если он приятный, и не питает неприязни, если он неприятный. Он пребывает с утверждённой осознанностью к телу, с безмерным умом, и он понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Так, отбросив влечение и отвращение, какое бы чувство он ни испытывал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он не наслаждается этим чувством, не приветствует его, не пытается удержать его. Поскольку он не делает так, наслаждение чувствами прекращается в нём. С прекращением наслаждения происходит прекращение цепляния. С прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости. С прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия]. С прекращением рождения [действия] прекращаются старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково прекращение всей этой груды страданий.

    Воспринимая телом телесное ощущение, он не влечётся к нему, если оно приятное, и не питает неприязни, если оно неприятное. Он пребывает с утверждённой осознанностью к телу, с безмерным умом, и он понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Так, отбросив влечение и отвращение, какое бы чувство он ни испытывал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он не наслаждается этим чувством, не приветствует его, не пытается удержать его. Поскольку он не делает так, наслаждение чувствами прекращается в нём. С прекращением наслаждения происходит прекращение цепляния. С прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости. С прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия]. С прекращением рождения [действия] прекращаются старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково прекращение всей этой груды страданий.

    Познавая умственный объект умом, он не влечётся к нему, если он приятный, и не питает неприязни, если он неприятный. Он пребывает с утверждённой осознанностью к телу, с безмерным умом, и он понимает по-настоящему, как есть, суть освобождения ума и суть освобождения через мудрость, в которой эти неблаготворные нездоровые состояния прекращаются без остатка. Так, отбросив влечение и отвращение, какое бы чувство он ни испытывал — приятное, болезненное, ни-приятное-ни-болезненное, — он не наслаждается этим чувством, не приветствует его, не пытается удержать его. Поскольку он не делает так, наслаждение чувствами прекращается в нём. С прекращением наслаждения происходит прекращение цепляния. С прекращением цепляния происходит прекращение вовлечённости. С прекращением вовлечённости происходит прекращение рождения [действия]. С прекращением рождения [действия] прекращаются старение и смерть, печаль, стенание, боль, горе и отчаяние. Таково прекращение всей этой груды страданий.

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    41. Монахи, запомните эту мою краткую лекцию об уничтожении страстного желания. Но монах Сати, сын рыбака, пойман в обширные сети страстного желания, в невод страстного желания».

    Так сказал Благословенный. Монахи были довольны и восхитились словами Благословенного.