Маджхима Никая 118
Анапанасати Сутта
Осознавание дыхания

ВВЕДЕНИЕ

1. Так я слышал. Однажды Благословенный пребывал близ Саваттхи, в Восточном Парке, во Дворце Матери Мигары, вместе со многими хорошо известными старшими учениками — Достопочтенным Сарипуттой, Достопочтенным Маха Моггалланой, Достопочтенным Маха Кассапой, Достопочтенным Маха Каччаной, Достопочтенным Маха Коттхитой, Достопочтенным Маха Каппиной, Достопочтенным Маха Чундой, Достопочтенным Ануруддхой, Достопочтенным Реватой, Достопочтенным Анандой и другими хорошо известными старшими учениками.

2. И в то время старшие монахи обучали и наставляли новоначальных монахов. Некоторые старшие монахи обучали и наставляли десять новоначальных монахов, некоторые старшие монахи обучали и наставляли двадцать новоначальных монахов, некоторые старшие монахи обучали и наставляли тридцать новоначальных монахов, некоторые старшие монахи обучали и наставляли сорок новоначальных монахов. И новоначальные монахи, получив обучения и наставления от старших монахов, достигли последовательных этапов в высшем различении.

3. И в то время, на пятнадцатый день, в Упосатху, в полнолунную ночь церемонии Павараны, Благословенный сидел под открытым небом в окружении Сангхи монахов. И затем, обозрев молчаливую Сангху монахов, он обратился к ним так:

4. «Монахи, я доволен этими успехами. Мой ум доволен этими успехами. Так приложите же ещё больше энергии к достижению того, что [ещё] не достигнуто, к выполнению того, что [ещё] не выполнено, к осуществлению того, что [ещё] не реализовано. Я буду ждать здесь, в Саваттхи, до полнолуния в день Комуди четвёртого месяца».

5. И монахи в округе [Саваттхи] услышали: «Благословенный будет ждать здесь, в Саваттхи, до полнолуния в день Комуди четвёртого месяца». И монахи из округов направились в Саваттхи, чтобы повидать Благословенного.

6. А старшие монахи с ещё большим прилежанием обучали и наставляли новоначальных монахов. Некоторые старшие монахи обучали и наставляли десять новоначальных монахов, некоторые старшие монахи обучали и наставляли двадцать новоначальных монахов, некоторые старшие монахи обучали и наставляли тридцать новоначальных монахов, некоторые старшие монахи обучали и наставляли сорок новоначальных монахов. И новоначальные монахи, получив учения и наставления от старших монахов, достигали последовательных этапов в высшем различении.

7. И в то время, на пятнадцатый день, в Упосатху, в полнолуние в день Комуди четвёртого месяца, Благословенный сидел под открытым небом в окружении Сангхи монахов. И затем, обозрев молчаливую Сангху монахов, он обратился к ним так:

8. «Монахи, это собрание свободно от пустословия, это собрание свободно от болтовни. Оно состоит из чистейшей ядровой древесины. Такова эта Сангха монахов, таково это собрание. Таково собрание тех, кто достоин даров, достоин гостеприимства, достоин подношений, достоин почтительных приветствий; несравненное поле заслуг для мира — такова эта Сангха монахов, таково это собрание. Это собрание таково, что малый дар, подаренный ему, становится великим, а великий [дар] становится ещё большим. Такова эта Сангха монахов, таково это собрание. Такое собрание редко можно увидеть в мире — такова эта Сангха монахов, таково это собрание. Увидеть такое собрание стоит того, чтобы отправиться в путешествие длиной во много лиг с одним лишь мешком за плечами, — такова эта Сангха монахов, таково это собрание.

9. В этой Сангхе монахов есть араханты, чьи помрачения уничтожены, кто прожил святую жизнь, сделал то, что следовало сделать, сбросил тяжкий груз, достиг своей цели, уничтожил оковы существования, полностью освободился посредством окончательного знания. Таковы монахи в этой Сангхе монахов.

10. В этой Сангхе монахов есть анагами, которые, с уничтожением пяти нижних оков, [после смерти] спонтанно возникнут [в мирах Чистых Обителей] и там обретут окончательную Ниббану, не возвращаясь из того мира [в этот мир]. Таковы монахи в этой Сангхе монахов.

11. В этой Сангхе монахов есть сакадагами, которые, с уничтожением трёх нижних оков и с ослаблением влечения, злобы и заблуждения, являются однажды возвращающимися, которые вернутся в этот мир лишь ещё один раз и положат конец страданиям. Таковы монахи в этой Сангхе монахов.

12. В этой Сангхе монахов есть сотапанны, которые, с уничтожением трёх нижних оков, являются вступившими в поток, которые неспособны более упасть в нижние миры, те, кто гарантированно направляется к просветлению. Таковы монахи в этой Сангхе монахов.

13. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию четырёх опор осознанности. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию четырёх гармоничных усилий. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию четырёх основ духовной силы силы. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию пяти качеств. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию пяти сил. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию семи факторов просветления. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию Благородного Восьмеричного Пути. Таковы монахи в этой Сангхе монахов.

14. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию любящей доброты. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию милосердия. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию восприимчивой радости. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию спокойствия. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию медитации на непривлекательности. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию восприятия непостоянства. Таковы монахи в этой Сангхе монахов. В этой Сангхе монахов есть те, кто посвящает себя развитию осознавания дыхания. Таковы монахи в этой Сангхе монахов.

ОСОЗНАВАНИЕ ДЫХАНИЯ

15. Монахи, когда осознавание дыхания развито и взращено, оно приносит великий плод и благо. Когда осознавание дыхания развито и взращено, оно исполняет четыре опоры осознанности. Когда четыре опоры осознанности развиты и взращены, они исполняют семь факторов просветления. Когда семь факторов просветления развиты и взращены, они исполняют истинное знание и освобождение.

16. И как, монахи, осознавание дыхания развивается и взращивается так, что это приносит великий плод и благо?

17. Вот монах, уйдя в лес, к подножью дерева или в пустое жилище, садится. Скрестив ноги, выпрямив тело, он устанавливает осознанность перед собой. Будучи постоянно осознанным, он вдыхает. Будучи постоянно осознанным, он выдыхает.

18. Делая долгий вдох, он понимает: «Делаю долгий вдох»; или, делая долгий выдох, он понимает: «Делаю долгий выдох». Делая короткий вдох, он понимает: «Делаю короткий вдох»; или, делая короткий выдох, он понимает: «Делаю короткий выдох». Он тренируется так: «Воспринимая (paṭisaṃvedī) всё тело, буду вдыхать»; он тренируется так: «Воспринимая всё тело, буду выдыхать». Он тренируется так: «Успокаивая (passambhayaṃ)  телесную активность (kāya saṅkhāra) буду вдыхать»; он тренируется так: «Успокаивая телесную активность, буду выдыхать».

19. Он тренируется так: «Воспринимая радость (pīti), буду вдыхать»; он тренируется так: «Воспринимая радость, буду выдыхать». Он тренируется так: «Воспринимая довольство (sukha), буду вдыхать»; он тренируется так: «Воспринимая довольство, буду выдыхать». Он тренируется так: «Воспринимая умственную активность (citta saṅkhāra), буду вдыхать»; он тренируется так: «Воспринимая умственную активность, буду выдыхать». Он тренируется так: «Успокаивая умственную активность, буду вдыхать»; он тренируется так: «Успокаивая умственную активность, буду выдыхать».

20. Он тренируется так: «Воспринимая ум (citta), буду вдыхать»; он тренируется так: «Воспринимая ум, буду выдыхать». Он тренируется так: «Услаждая (abhippamodayaṃ) ум, буду вдыхать»; он тренируется так: «Услаждая ум, буду выдыхать». Он тренируется так: «Собирая (samādahaṃ) ум, буду вдыхать»; он тренируется так: «Собирая ум, буду выдыхать». Он тренируется так: «Освобождая (vimocayaṃ) ум, буду вдыхать»; он тренируется так: «Освобождая ум, буду выдыхать».

21. Он тренируется так: «Созерцая непостоянство (anicca), буду вдыхать»; он тренируется так: «Созерцая непостоянство, буду выдыхать». Он тренируется так: «Созерцая угасание (virāga), буду вдыхать»; он тренируется так: «Созерцая угасание, буду выдыхать». Он тренируется так: «Созерцая прекращение (nirodha), буду вдыхать»; он тренируется так: «Созерцая прекращение, буду выдыхать». Он тренируется так: «Созерцая оставление (paṭinissagga), буду вдыхать»; он тренируется так: «Созерцая оставление, буду выдыхать».

22. Вот так, монахи, когда осознавание дыхания развито и взращено, это приносит великий плод и благо.

ИСПОЛНЕНИЕ ЧЕТЫРЁХ ОПОР ОСОЗНАННОСТИ

23. И каким образом, монахи, осознавание дыхания, будучи развито и взращено, исполняет четыре опоры осознанности?

24. Каждый раз, монахи, когда монах,

  • делая долгий вдох, понимает: «Делаю долгий вдох»; или, делая долгий выдох, понимает: «Делаю долгий выдох»;
  • делая короткий вдох, понимает: «Делаю короткий вдох»; или, делая короткий выдох, понимает: «Делаю короткий выдох»;
  • тренируется так: «Воспринимая всё тело, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Воспринимая всё тело, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Успокаивая телесную активность, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Успокаивая телесную активность, буду выдыхать»,

— то в этом случае монах пребывает в наблюдении тела как тела, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устранив алчность и сожаление по отношению к миру. Я говорю, монахи, что в этом случае вдох и выдох — это разновидность тела среди тел. Вот почему в этом случае монах пребывает в наблюдении тела как тела, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устранив алчность и сожаление по отношению к миру.

25. Каждый раз, монахи, когда монах

  • тренируется так: «Воспринимая радость, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Воспринимая радость, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Воспринимая довольство, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Воспринимая довольство, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Воспринимая умственную активность, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Воспринимая умственную активность, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Успокаивая умственную активность, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Успокаивая умственную активность, буду выдыхать»,

— то в этом случае монах пребывает в наблюдении чувств как чувств, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устранив алчность и сожаление по отношению к миру. Я говорю, монахи, что в этом случае внимательное внимание ко вдоху и выдоху — это разновидность чувства среди чувств. Вот почему в этом случае монах пребывает в наблюдении чувств как чувств, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устранив алчность и сожаление по отношению к миру.

26. Каждый раз, монахи, когда монах

  • тренируется так: «Воспринимая ум, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Воспринимая ум, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Услаждая ум, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Услаждая ум, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Собирая ум, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Собирая ум, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Освобождая ум, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Освобождая ум, буду выдыхать»,

— то в этом случае монах пребывает в наблюдении ума как ума, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устранив алчность и сожаление по отношению к миру. Я не говорю о том, что есть развитие осознавания дыхания у того, кто забывчив, кто не бдителен. Вот почему в этом случае монах пребывает в наблюдении ума как ума, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устранив алчность и сожаление по отношению к миру.

27. Каждый раз, монахи, когда монах

  • тренируется так: «Созерцая непостоянство, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Созерцая непостоянство, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Созерцая угасание, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Созерцая угасание, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Созерцая прекращение, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Созерцая прекращение, буду выдыхать»;
  • тренируется так: «Созерцая оставление, буду вдыхать»; [или когда] он тренируется так: «Созерцая оставление, буду выдыхать»,

— то в этом случае монах пребывает в наблюдении умственных объектов как умственных объектов, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устранив алчность и сожаление по отношению к миру. Увидев мудростью отбрасывание алчности и сожаления, монах является тем, кто внимательно смотрит со спокойствием. Вот почему в этом случае монах пребывает в наблюдении умственных объектов как умственных объектов, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устранив алчность и сожаление по отношению к миру.

28. Монахи, вот каким образом осознавание дыхания, будучи развито и взращено, исполняет четыре опоры осознанности.

ИСПОЛНЕНИЕ СЕМИ ФАКТОРОВ ПРОСВЕТЛЕНИЯ

29. И как, монахи, четыре опоры осознанности, будучи развитыми и взращенными, исполняют семь факторов просветления?

30. Каждый раз, монахи, когда монах пребывает в наблюдении тела как тела, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устраняя алчность и сожаление в отношении мира, — незамутнённая осознанность утверждается в монахе. Каждый раз, когда незамутнённая осознанность утвердилась в монахе, в нём возникает фактор просветления «осознанность». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

31. Пребывая столь осознанным, он изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению. Каждый раз, когда монах, пребывая столь осознанным, изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению, в нём возникает фактор просветления «исследование». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

32. В том, кто изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению, зарождается неослабевающее усердие. Каждый раз, когда монах изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению и [в нём] зарождается неослабевающее усердие, — в нём возникает фактор просветления «энергия». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

33. В том, кто зародил энергию, возникает надмирная радость. Каждый раз, когда надмирная радость возникает в зародившем энергию монахе, в нём возникает фактор просветления «радость». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

34. У того, чей ум пропитан радостью, тело становится безмятежным и ум становится безмятежным. Каждый раз, когда тело и ум стали безмятежными у монаха, чей ум пропитан радостью, в нём возникает фактор просветления «безмятежность». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

35. У того, чьё тело безмятежно и кто ощущает счастье, ум становится собранным. Каждый раз, когда ум становится собранным у монаха, чьё тело безмятежно и кто счастлив, в нём возникает фактор просветления «собранность ума». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

36. Он внимательно, со спокойствием рассматривает такой собранный ум. Каждый раз, монахи, когда монах внимательно, со спокойствием рассматривает такой собранный ум, в нём возникает фактор просветления «спокойствие». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

37. Каждый раз, монахи, когда монах пребывает в наблюдении чувств как чувств, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устраняя алчность и сожаление в отношении мира, — незамутнённая осознанность утверждается в монахе. Каждый раз, когда незамутнённая осознанность утвердилась в монахе, в нём возникает фактор просветления «осознанность». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

Пребывая столь осознанным, он изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению. Каждый раз, когда монах, пребывая столь осознанным, изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению, в нём возникает фактор просветления «исследование». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

В том, кто изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению, зарождается неослабевающее усердие. Каждый раз, когда монах изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению и [в нём] зарождается неослабевающее усердие, — в нём возникает фактор просветления «энергия». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

В том, кто зародил энергию, возникает надмирная радость. Каждый раз, когда надмирная радость возникает в зародившем энергию монахе, в нём возникает фактор просветления «радость». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

У того, чей ум пропитан радостью, тело становится безмятежным и ум становится безмятежным. Каждый раз, когда тело и ум стали безмятежными у монаха, чей ум пропитан радостью, в нём возникает фактор просветления «безмятежность». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

У того, чьё тело безмятежно и кто ощущает счастье, ум становится собранным. Каждый раз, когда ум становится собранным у монаха, чьё тело безмятежно и кто счастлив, в нём возникает фактор просветления «собранность ума». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

Он внимательно, со спокойствием рассматривает такой собранный ум. Каждый раз, монахи, когда монах внимательно, со спокойствием рассматривает такой собранный ум, в нём возникает фактор просветления «спокойствие». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

38. Каждый раз, монахи, когда монах пребывает в наблюдении ума как ума, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устраняя алчность и сожаление в отношении мира, — незамутнённая осознанность утверждается в монахе. Каждый раз, когда незамутнённая осознанность утвердилась в монахе, в нём возникает фактор просветления «осознанность». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

Пребывая столь осознанным, он изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению. Каждый раз, когда монах, пребывая столь осознанным, изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению, в нём возникает фактор просветления «исследование». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

В том, кто изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению, зарождается неослабевающее усердие. Каждый раз, когда монах изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению и [в нём] зарождается неослабевающее усердие, — в нём возникает фактор просветления «энергия». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

В том, кто зародил энергию, возникает надмирная радость. Каждый раз, когда надмирная радость возникает в зародившем энергию монахе, в нём возникает фактор просветления «радость». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

У того, чей ум пропитан радостью, тело становится безмятежным и ум становится безмятежным. Каждый раз, когда тело и ум стали безмятежными у монаха, чей ум пропитан радостью, в нём возникает фактор просветления «безмятежность». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

У того, чьё тело безмятежно и кто ощущает счастье, ум становится собранным. Каждый раз, когда ум становится собранным у монаха, чьё тело безмятежно и кто счастлив, в нём возникает фактор просветления «собранность ума». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

Он внимательно, со спокойствием рассматривает такой собранный ум. Каждый раз, монахи, когда монах внимательно, со спокойствием рассматривает такой собранный ум, в нём возникает фактор просветления «покой». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

39. Каждый раз, монахи, когда монах пребывает в наблюдении умственных объектов как умственных объектов, будучи старательным, неизменно бдительным, осознанным, устраняя алчность и сожаление в отношении мира, — незамутнённая осознанность утверждается в монахе. Каждый раз, когда незамутнённая осознанность утвердилась в монахе, в нём возникает фактор просветления «осознанность». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

Пребывая столь осознанным, он изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению. Каждый раз, когда монах, пребывая столь осознанным, изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению, в нём возникает фактор просветления «исследование». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

В том, кто изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению, зарождается неослабевающее усердие. Каждый раз, когда монах изучает и исследует [своё умственное] состояние мудростью, приступает к его полному изучению и [в нём] зарождается неослабевающее усердие, — в нём возникает фактор просветления «энергия». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

В том, кто зародил энергию, возникает надмирная радость. Каждый раз, когда надмирная радость возникает в зародившем энергию монахе, в нём возникает фактор просветления «радость». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

У того, чей ум пропитан радостью, тело становится безмятежным и ум становится безмятежным. Каждый раз, когда тело и ум стали безмятежными у монаха, чей ум пропитан радостью, в нём возникает фактор просветления «безмятежность». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

У того, чьё тело безмятежно и кто ощущает счастье, ум становится собранным. Каждый раз, когда ум становится собранным у монаха, чьё тело безмятежно и кто счастлив, в нём возникает фактор просветления «собранность ума». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

Он внимательно, со спокойствием рассматривает такой собранный ум. Каждый раз, монахи, когда монах внимательно, со спокойствием рассматривает такой собранный ум, в нём возникает фактор просветления «спокойствие». Он развивает его, и благодаря развитию тот приходит к исполнению в нём.

40. Вот каким образом, монахи, четыре опоры осознанности, будучи развиты и взращены, исполняют семь факторов просветления.

ИСПОЛНЕНИЕ ИСТИННОГО ЗНАНИЯ И ОСВОБОЖДЕНИЯ

41. И каким образом, монахи, семь факторов просветления, будучи развиты и взращены, исполняют истинное знание и освобождение?

42. Вот, монахи,

  • монах развивает осознанность как фактор просветления, который основан на удалении от помрачений, бесстрастии, прекращении, созревающий в оставлении.
  • Он развивает исследование состояний как фактор просветления, который основан на удалении от помрачений, бесстрастии, прекращении, созревающий в оставлении.
  • Он развивает энергию как фактор просветления, который основан на удалении от помрачений, бесстрастии, прекращении, созревающий в оставлении.
  • Он развивает радость как фактор просветления, который основан на удалении от помрачений, бесстрастии, прекращении, созревающий в оставлении.
  • Он развивает безмятежность как фактор просветления, который основан на удалении от помрачений, бесстрастии, прекращении, созревающий в оставлении.
  • Он развивает собранность ума как фактор просветления, который основан на удалении от помрачений, бесстрастии, прекращении, созревающий в оставлении.
  • Он развивает спокойствие как фактор просветления, который основан на удалении от помрачений, бесстрастии, прекращении, созревающий в оставлении.

43. Вот каким образом, монахи, эти семь факторов просветления, будучи развиты и взращены, исполняют истинное знание и освобождение».

Так сказал Благословенный. Монахи были довольны и восхитились словами Благословенного.