Маджхима Никая 24
На перекладных

Адаптированная версия сутты МН 24

Однажды Учителя посетили монахи из его родных краёв. Беседуя с ними, Учитель спросил их о том, кто из монахов на их родине пользуется уважением, будучи сдержанным в желаниях, довольствуясь малым, живя в уединении, будучи усердным, достигнув собранности ума, мудрости, освобождения, знания и видения освобождения. Монахи назвали монаха по имени Пунна Мантанипутта.

В ходе этого разговора Сарипутта, один из ближайших учеников Будды, сидел рядом. Услышав о Пунне Мантанипутте, он подумал, что было бы неплохо встретиться с ним.

Через какое-то время Учитель, странствуя, оказался в родной стране, в окрестностях города Саваттхи. Пунна Мантанипутта узнал об этом, и посетил Учителя, получив от него наставления, после чего отправился в Рощу Слепых, чтобы провести там остаток дня.

Сарипутта узнал о том, что Пунна Мантанипутта отправился в Рощу Слепых, и сам пошёл туда же. Проведя там весь день в медитации, вечером Сарипутта встал и подошёл к Пунне Мантанипутте, обменявшись с ним вежливыми приветствиями и сев рядом. После обмена вежливыми фразами, Сарипутта спросил:

– Скажи, друг, правда ли, что Учитель преподаёт святую жизнь?

– Да, друг, — отвечал Пунна Мантанипутта.

Тогда Сарипутта спросил, что является целью этой святой жизни? Может быть нравственность? Или чищение ума? Исправление воззрений? Преодоление сомнений? Знание и видение пути и не-пути? Знание и видение пути? Знание и видение?

На всё это Пунна Мантанипутта отвечал отрицательно.

– Если не что-либо из этого, — продолжил Сарипутта, — тогда что?

– Друг, целью практики святой жизни, преподаваемой Учителем, является Ниббана без цепляния.

– Но не является ли что-то из вышеперечисленного Ниббаной без цепляния?

– Нет, друг.

– Но можно ли достичь Ниббану без цепляния без всего вышеперечисленного?

– Нет, друг.

– Итак, друг, – ты говоришь, что всё это не является Ниббаной без цепляния, но без всего этого Ниббана без цепляния невозможна. Что ты имеешь в виду?

На это Пунна Мантанипутта ответил:

– Друг, во всём вышеперечисленном всё же есть цепляние. Но без всего этого человек остаётся просто обычным человеком. Роль этих элементов можно проиллюстрировать на следующей аналогии. Представь, что человеку срочно нужно добраться из пункта А в пункт Б, и он делает это с пересадками, на перекладных: первая колесница едет только до одного промежуточного пункта, там нужно пересесть на вторую колесницу, потом на третью, четвёртую, пятую, шестую и наконец на седьмой он достигает пункта Б. Если этого человека спросят – “Друг, ты приехал сюда из пункта А на этой вот колеснице?” – то как бы ему следовало ответить?

– Ему бы следовало ответить, что он приехал последовательно на семи колесницах, и данная колесница – седьмая.

– Именно так, друг. Точно так же и здесь – очищение нравственности необходимо для очищения ума. Очищение ума – для очищения воззрения. Очищение воззрения – для очищения преодолением сомнений. Очищение преодолением сомнений – для очищения через знание и видение пути и не-пути. Очищение через знание и видение пути и не-пути – для очищения через знание и видение стадий продвижения. Очищение через знание и видение стадий продвижения – для очищение через знание и видение. А очищение через знание и видение – для достижения Ниббаны без цепляния.

После этих слов Сарипутта спросил:

– Друг, позволь узнать твоё имя?

– Меня зовут Пунна, а друзья по святой жизни зовут меня Мантанипутта.

– Дорогой Пунна Мантанипутта, твои ответы безупречны. Я счастлив, что мне довелось с тобой познакомиться, друг.

– Но каково же твоё имя, друг?

– Меня зовут Упатисса, а друзья по святой жизни зовут меня Сарипутта.

– О друг, я и не знал, что говорю с самим Сарипуттой, учеником, который стал подобен Учителю. Это для меня великое счастье, что я познакомился с тобой, дорогой друг.