Удана 3.2
Нанда Сутта
Нанда

Так я слышал. Однажды Благословенный жил в расположенной недалеко от Саваттхи роще Джеты в парке Анаттхапиндики. Тогда уважаемый Нанда, двоюродный брат Благословенного, сын его тети, объявил перед большим количеством монахов: «Я не удовлетворен этой святой жизнью, друзья. Мне она невыносима. Я скоро откажусь от нее и вернусь к низменной жизни мирянина».

Тогда один монах придя к Благословенному, высказав ему уважение и, сев на уважительном расстоянии, сказал: «Уважаемый Нанда объявил перед большим количеством монахов: «Я не удовлетворен этой святой жизнью, друзья. Мне она невыносима. Я скоро откажусь от нее и вернусь к низменной жизни мирянина.»»

Тогда Благословенный сказал одному из монахов: «Монах, от моего имени скажи монаху Нанде: «Учитель зовет тебя, друг Нанда.»»

«Хорошо, Благословенный», — ответил монах и, придя к уважаемому Нанде, передал ему слова Благословенного.

Когда уважаемый Нанда предстал перед Благословенным и, высказав ему почтение сел на уважительном расстоянии, Господин спросил его: «Правда ли, о Нанда, что ты объявил перед большим количеством монахов: «Я не удовлетворен этой святой жизнью, друзья. Мне она невыносима. Я скоро откажусь от нее и вернусь к низменной жизни мирянина.»?»

«Да, Благословенный».

«Но почему, о Нанда, ты не удовлетворен святой жизнью».

«Когда я уходил из дома, Господин, девушка из рода Сакьев — самая красивая в стране, утром, еще не до конца уложив свои волосы, сказала мне: «Возвращайтесь скорее, о мой господин». Это воспоминание порождает во мне неудовлетворённость святой жизнью».

Тогда Благословенный взял уважаемого Нанду под руку и, с той же легкостью с какой сильный человек сгибает или распрямляет руку, исчез из Саваттхи, появившись в мире богов Таватимсы. Как раз в это время большое количество прекрасных апсар пришли высказать почтение Сакке, царю небожителей. «Видишь ли ты этих прекрасных нимф?» — спросил Господин у преподобного Нанды.

«Да, о Господин».

«Как ты думаешь, Нанда, кто более прекрасен, более привлекателен, более красив — та девушка из рода Сакьев, самая красивая в стране, или любая из этих прекрасных нимф?»

«О Господин, по сравнению с этими апсарами, та девушка из рода Сакьев похожа на подгнившую дохлую самку обезьяны с отрезанными носом и ушами. Ее нельзя сравнить, её красота не достойна быть и их малой частью, ее просто нет по сравнению с красотой этих апсар. Эти апсары куда более прекрасны, куда более привлекательны, куда более красивы».

«Радуйся Нанда! Радуйся! Я обещаю, что ты станешь владеть такими апсарами».

«Если ты обещаешь мне это, я буду полностью удовлетворен святой жизнью».

Тогда Благословенный взял уважаемого Нанду под руку, и они, исчезнув из мира богов Таватимсы, появились в Роще Джеты.

После этого среди монахов появились разговоры: «Говорят, уважаемый Нанда живет святой жизнью из-за апсар. Говорят, Благословенный обещал, что он станет владеть прекрасными нимфами».

Монахи, друзья уважаемого Нанды, начали называть его «подёнщиком» и «наёмником», говоря: «Уважаемый Нанда — наемный работник! Уважаемый Нанда работает за награду! Уважаемый Нанда живет святой жизнью из-за нимф! Благословенный обещал, что он станет владеть прекрасными апсарами».

Так уважаемый Нанда был опозорен и пристыжен своими друзьями, называвшими его «подёнщиком» и «наёмником». Живя в одиночестве, уединенно, аккуратный, настойчивый и прилежный, он скоро реализовал на личном опыте окончательную цель святой жизни, ради которой сыновья хороших семей мудро становятся монахами, оставляя мирскую жизнь. Он понял: «Прекращены рождения, святая жизнь прожита, то что нужно было сделать — сделано, за этим больше ничего не будет». Так уважаемый Нанда стал одним из Арахантов.

И вот, той ночью, небожитель сияющей красоты, чье присутствие озарило всю Рощу Джеты, появился перед Благословенным, Высказав ему свое почтение и оставшись стоять на уважительном расстоянии, он сказал: «Уважаемый Нанда, твой двоюродный брат, сын твоей тёти, на личном опыте реализовал окончательное освобождение ума, путем развития собственной мудрости, и сейчас пребывает в ниббане».

В тот же момент в уме Благословенного возникло ясное знание: «Нанда на личном опыте реализовал окончательное освобождение ума путем развития собственной мудрости, и сейчас пребывает в ниббане».

По окончании этой ночи уважаемый Нанда пришел к Господину, высказал ему почтение и, сев на уважительном расстоянии, сказал: «Господин, ты обещал мне пять сотен прекрасных нимф. Я освобождаю тебя от этого обещания, Благословенный».

«Нанда, познав твой ум своим умом, я понял: «Нанда на личном опыте реализовал окончательное освобождение ума путем развития собственной мудрости, и сейчас пребывает в ниббане». То же самое сказал небожитель, навестивший меня ночью. В тот самый момент, о Нанда, когда твой ум был полностью и навсегда освобожден от всех загрязнений — я был освобожден от своего обещания».

Тогда, осознав значимость этого момента, Благословенный произнёс следующие строфы:

«Этот монах, переплыв топь,
Прорвавшись через колючки чувственных влечений,
И достигнув растворения всех иллюзий,
Неподвластен ни удовольствию, ни боли».