Ангуттара Никая 7.61
Чапала сутта
Клевание носом

Однажды Благословенный пребывал в стране Бхаггов в Оленьем Парке, при Роще Бхесакалы, неподалёку от Крокодильего Логова. В то время Достопочтенный Махамоггаллана сидел, медитируя, близ деревни Каллавалапутта в Магадхе. При этом его одолевала дремота, он клевал носом.

Благословенный, посредством развитого божественного зрения, которое превосходит человеческое, увидел Достопочтенного Махамоггаллану – что он сидит, медитируя, близ деревни Каллавалапутта в Магадхе, и что его при этом одолевает дремота, что он клюёт носом. Как только он увидел это, подобно тому, как сильный человек распрямил бы согнутую руку или согнул распрямлённую, он исчез из Оленьего Парка при Роще Бхесакалы, и появился прямо перед Достопочтенным Махамоггалланой. Там он сел на подготовленное сиденье и обратился к Достопочтенному Махамоггаллане: «Ты впадаешь в дремоту, Моггаллана? Клюёшь носом?»

«Да, Учитель».

(1) «В таком случае, Моггаллана, если у тебя есть какое-либо восприятие в уме, когда на тебя наваливается сонливость, не обращайся к этому восприятию, не преследуй его. Есть возможность, что если ты поступишь так, ты избавишься от сонливости.

(2) Но если, поступив так, ты не избавишься от сонливости, тогда воспроизведи в уме какое-либо моё учение, что ты слышал и запомнил, вновь исследуй его, поразмышляй над ним. Есть возможность, что если ты поступишь так, ты избавишься от сонливости.

(3) Но если, поступив так, ты не избавишься от сонливости, тогда повторяй вслух, в подробностях и деталях, то моё учение, что ты услышал и запомнил. Есть возможность, что если ты поступишь так, ты избавишься от сонливости.

(4) Но если, поступив так, ты не избавишься от сонливости, тогда потяни обе мочки ушей и разотри члены своего тела руками. Есть возможность, что если ты поступишь так, ты избавишься от сонливости.

(5) Но если, поступив так, ты не избавишься от сонливости, тогда вставай со своего сиденья, и, промыв водой глаза, оглянись во всех направлениях, посмотри вверх на звёзды и созвездия. Есть возможность, что если ты поступишь так, ты избавишься от сонливости.

(6) Но если, поступив так, ты не избавишься от сонливости, тогда обратись к восприятию дня, независимо от того, ночь сейчас или день. И так, с открытым и свободным умом, развивай ум, полный сияния. Есть возможность, что если ты поступишь так, ты избавишься от сонливости.

(7) Но если, поступив так, ты не избавишься от сонливости, то тогда тебе следует предпринять медитацию в ходьбе, воспринимая то, что находится перед тобой и позади, обратившись к внутренним ощущениям, удерживая ум от отвлечения к внешним объектам. Есть возможность, что если ты поступишь так, ты избавишься от сонливости.

Но если, поступив так, ты не избавишься от сонливости, то тогда ложись на правый бок, приняв позу льва, положив одну ступню на другую, будучи осознанным, бдительным, настроив ум на то, чтобы подняться спустя должное время. Проснувшись, тут же вставай, [думая]: «Я не буду стремиться к удовольствию от отдыха, я не буду стремиться к удовольствию от лени, я не буду стремиться к удовольствию от сна». Вот как ты должен тренировать себя.

Затем, Моггаллана, ты должен так тренировать себя: «Собирая подаяние, я не буду посещать семьи мирян с гордо поднятой головой». Вот как тебе следует тренировать себя. У мирян много дел и работы, а потому они не обращают внимания на подходящего к ним монаха. Если монах подойдёт к ним с гордо поднятой головой, то он подумает: «Почему эта семья настроена против меня? Похоже, я не нравлюсь им». Когда он уходит с пустыми руками, его ум становится расстроенным. Будучи расстроенным, он становится беспокойным. Будучи беспокойным, он становится несдержанным. А несдержанный ум далёк от собранности.

Далее, Моггаллана, ты должен так тренировать себя: «Я не буду спорить». Вот как ты должен тренировать себя. Когда начинается спор, то можно ожидать длительных бесед. Когда много длительных бесед, появляется беспокойность ума. Будучи беспокойным, человек становится несдержанным. А несдержанный ум далёк от собранности.

Моггаллана, я не говорю, что любая близость хороша. Но и не говорю, что любая близость плоха. Я не приветствую близость с мирянами и духовными странниками. Но я приветствую близость к тихим уединённым местам, удалённым от людских поселений, подходящим для ретритов».

Когда Благословенный сказал это, Достопочтенный Моггаллана спросил его: «Учитель, если говорить кратко, когда можно сказать, что монах достиг освобождения через окончание страстного желания, достиг предельного окончания, предельной святости, предельной духовной жизни, предельной цели, что он лучший среди богов и людей?»

«Бывает так, Моггаллана, что монах слышит: «Нет явлений, достойных цепляния». Когда он слышит, что нет явлений, достойных цепляния, он полностью познаёт все явления, полностью их понимает, всецело их постигает. Полностью постигая все явления, когда он испытывает любое чувство – приятное, неприятное или нейтральное, – он созерцает непостоянство, бесстрастие, прекращение, оставление в отношении этого чувства. Продолжая созерцать непостоянство, бесстрастие, прекращение и оставление в отношении этого чувства, он не цепляется (upadana) ни к чему в этом мире. Нет цепляния – нет волнения. Нет волнения – и он достигает окончательного угасания (parinibbana).Он понимает: «Пришёл конец рождениям, святая жизнь исполнена, задача выполнена, не будет больше возвращения в состояние вовлечённости».

В этом случае, Моггаллана, если говорить кратко, можно сказать, что монах достиг освобождения через окончание страстного желания, достиг предельного окончания, предельной святости, предельной духовной жизни, предельной цели, что он лучший среди богов и людей».