Ангуттара Никая 4.200
Пема Сутта
Симпатия

 «Монахи, есть четыре явления, рождённых симпатией, а именно:

  1. симпатия, рождённая симпатией;
  2. неприязнь, рождённая симпатией;
  3. симпатия, рождённая неприязнью;
  4. неприязнь, рождённая неприязнью.

(1) И как, монахи, симпатия рождается симпатией? Вот человеку нравится человек. Другие люди тоже проявляют к тому человеку приязнь. Первый человек думает: «Этим людям нравится тот, кто нравится мне». И симпатия возникает в нём. Вот как, монахи, симпатия рождается симпатией.

(2) И как, монахи, неприязнь рождается симпатией? Вот человеку нравится человек. Другие люди проявляют к тому человеку неприязнь. Первый человек думает: «Этим людям не нравится тот, кто нравится мне». И неприязнь возникает в нём. Вот как, монахи, неприязнь рождается симпатией.

(3) И как, монахи, симпатия рождается неприязнью? Вот человеку не нравится человек. Другие люди тоже проявляют к тому человеку неприязнь. Первый человек думает: «Этим людям не нравится тот, кто нравится мне». И симпатия возникает в нём. Вот как, монахи, симпатия рождается неприязнью.

(4) И как, монахи, неприязнь рождается неприязнью? Вот человеку не нравится человек. Другие люди проявляют к тому человеку приязнь. Первый человек думает: «Этим людям нравится тот, кто не нравится мне». И неприязнь возникает в нём. Вот как, монахи, неприязнь рождается неприязнью.

Таковы четыре явления, рождённые симпатией.

Когда, будучи отстранённым от чувственных удовольствий, отстранённым от нездоровых состояний ума, монах входит в первую джхану и пребывает в ней, в тот момент симпатия, рождённая симпатией, оставлена им; неприязнь, рождённая симпатией, оставлена им; симпатия, рождённая неприязнью, оставлена им; неприязнь, рождённая из неприязни, оставлена им.

Когда, с угасанием думания об объекте и удержания внимания на нём, монах входит во вторую джхану и пребывает в ней, в тот момент симпатия, рождённая симпатией, оставлена им; неприязнь, рождённая симпатией, оставлена им; симпатия, рождённая неприязнью, оставлена им; неприязнь, рождённая из неприязни, оставлена им.

Когда, с угасанием радости монах пребывает спокойным, осознанным, бдительным и ощущает удовольствие в теле, войдя в третью джхану и пребывая в ней, в тот момент симпатия, рождённая симпатией, оставлена им; неприязнь, рождённая симпатией, оставлена им; симпатия, рождённая неприязнью, оставлена им; неприязнь, рождённая из неприязни, оставлена им.

Когда, с оставлением удовольствия и боли, равно как и с предыдущим угасанием радости и недовольства, монах входит в четвёртую джхану и пребывает в ней, в тот момент симпатия, рождённая симпатией, оставлена им; неприязнь, рождённая симпатией, оставлена им; симпатия, рождённая неприязнью, оставлена им; неприязнь, рождённая из неприязни, оставлена им.

Когда с уничтожением помрачений монах в этой самой жизни входит и пребывает в незапятнанном освобождении ума, освобождении мудростью, напрямую познав это — в тот момент симпатия, рождённая симпатией, оставлена им, срезана под корень, став подобной обрубку пальмы, уничтожена так, что её возникновение более невозможно в будущем. В тот момент неприязнь, рождённая симпатией, оставлена им, срезана под корень, став подобной обрубку пальмы, уничтожена так, что её возникновение более невозможно в будущем. В тот момент симпатия, рождённая неприязнью, оставлена им, срезана под корень, став подобной обрубку пальмы, уничтожена так, что её возникновение более невозможно в будущем. В тот момент неприязнь, рождённая неприязнью, оставлена им, срезана под корень, став подобной обрубку пальмы, уничтожена так, что её возникновение более невозможно в будущем.

О таком монахе говорится, что он не вовлекается, не отталкивает, не дымит, не вспыхивает, не горит.

И как монах вовлекается? Вот монах считает, что форма это «я», или что «я» обладает формой, или что форма находится в «я» или что «я» находится в форме; монах считает, что чувство это «я», или что «я» обладает чувством, или что чувство находится в «я» или что «я» находится в чувстве; монах считает, что восприятие это «я», или что «я» обладает восприятием, или что восприятие находится в «я» или что «я» находится в восприятии; монах считает, что активность это «я», или что «я» обладает активностью, или что активность находится в «я» или что «я» находится в активности; монах считает, что сознание это «я», или что «я» обладает сознанием, или что сознание находится в «я» или что «я» находится в сознании. Вот как монах вовлекается.

И как монах не вовлекается? Вот монах не считает, что форма это «я», или что «я» обладает формой, или что форма находится в «я» или что «я» находится в форме; монах не считает, что чувство это «я», или что «я» обладает чувством, или что чувство находится в «я» или что «я» находится в чувстве; монах не считает, что восприятие это «я», или что «я» обладает восприятием, или что восприятие находится в «я» или что «я» находится в восприятии; монах не считает, что активность это «я», или что «я» обладает активностью, или что активность находится в «я» или что «я» находится в активности; монах не считает, что сознание это «я», или что «я» обладает сознанием, или что сознание находится в «я» или что «я» находится в сознании. Вот как монах не вовлекается.

И как монах отталкивает? Вот монах оскорбляет в ответ на оскорбление, гневается в ответ на гнев, спорит в ответ на спор. Вот как монах отталкивает.

И как монах не отталкивает? Вот монах не оскорбляет в ответ на оскорбление, не гневается в ответ на гнев, не спорит в ответ на спор. Вот как монах не отталкивает.

И как монах дымит? Когда есть представление «Я есть», то возникает представление «Я здесь», возникает представление «Я подобен этому», возникает представление «Я иной», возникает представление «Я плохой», возникает представление «Я хороший», возникает представление «Я мог бы быть», возникает представление «Я мог бы быть здесь», возникает представление «Я мог бы быть подобным этому», возникает представление «Я мог бы быть иным», возникает представление «Пусть я буду», возникает представление «Пусть я буду здесь», возникает представление «Пусть я буду подобным этому», возникает представление «Пусть я буду иным», возникает представление «Я буду», возникает представление «Я буду здесь», возникает представление «Я буду подобным этому», возникает представление «Я буду иным». Вот как монах дымит.

И как монах не дымит? Когда нет представления «Я есть», то тогда не возникает представления «Я здесь», не возникает представления «Я подобен этому», не возникает представления «Я иной», не возникает представления «Я плохой», не возникает представления «Я хороший», не возникает представления «Я мог бы быть», не возникает представления «Я мог бы быть здесь», не возникает представления «Я мог бы быть подобным этому», не возникает представления «Я мог бы быть иным», не возникает представления «Пусть я буду», не возникает представления «Пусть я буду здесь», не возникает представления «Пусть я буду подобным этому», не возникает представления «Пусть я буду иным», не возникает представления «Я буду», не возникает представления «Я буду здесь», не возникает представления «Я буду подобным этому», не возникает представления «Я буду иным». Вот как монах не дымит.

И как монах вспыхивает? Когда есть представление «Я есть из-за этого», то возникает представление «Я здесь из-за этого», возникает представление «Я подобен этому из-за этого», возникает представление «Я иной из-за этого», возникает представление «Я плохой из-за этого», возникает представление «Я хороший из-за этого», возникает представление «Я мог бы быть из-за этого», возникает представление «Я мог бы быть здесь из-за этого», возникает представление «Я мог бы быть подобным этому из-за этого», возникает представление «Я мог бы быть иным из-за этого», возникает представление «Пусть я буду из-за этого», возникает представление «Пусть я буду здесь из-за этого», возникает представление «Пусть я буду подобным этому из-за этого», возникает представление «Пусть я буду иным из-за этого», возникает представление «Я буду из-за этого», возникает представление «Я буду здесь из-за этого», возникает представление «Я буду подобным этому из-за этого», возникает представление «Я буду иным из-за этого». Вот как монах вспыхивает.

И как монах не вспыхивает? Когда нет представления «Я есть из-за этого», то тогда не возникает представления «Я здесь из-за этого», не возникает представления «Я подобен этому из-за этого», не возникает представления «Я иной из-за этого», не возникает представления «Я плохой из-за этого», не возникает представления «Я хороший из-за этого», не возникает представления «Я мог бы быть из-за этого», не возникает представления «Я мог бы быть здесь из-за этого», не возникает представления «Я мог бы быть подобным этому из-за этого», не возникает представления «Я мог бы быть иным из-за этого», не возникает представления «Пусть я буду из-за этого», не возникает представления «Пусть я буду здесь из-за этого», не возникает представления «Пусть я буду подобным этому из-за этого», не возникает представления «Пусть я буду иным из-за этого», не возникает представления «Я буду из-за этого», не возникает представления «Я буду здесь из-за этого», не возникает представления «Я буду подобным этому из-за этого», не возникает представления «Я буду иным из-за этого». Вот как монах не вспыхивает.

И как монах горит? Вот монах не отбросил «яшность», не срезал её под корень, не сделал её подобной обрубку пальмы, не уничтожил так, чтобы её возникновение было невозможно в будущем. Вот как монах горит.

И как монах не горит? Вот монах отбросил «яшность», срезал её под корень, сделал её подобной обрубку пальмы, уничтожил так, что её возникновение стало невозможно в будущем. Вот как монах не горит».