Вопрос. Когда Будда разрабатывал предписания, учитывал ли он менталитет разных народов? Ведь нравственность – это изобретение человека, и она имеет много граней человеческих отношений и не имеет ничего общего с природой и окружающим миром. Даже сама жизнь Будды за счёт попрошайничества для него была естественной, а лично для меня сейчас такой способ проживания вызывает отторжение.

Ответ. «Попрошайничество» Будды и его учеников не имеет отношения к нравственным предписаниям.

В те времена в тех краях так было принято: существовала такая социальная группа – «духовные странники», «отшельники», «аскеты», на языке оригинала – «самана». Среди мирян считалось очень хорошим делом обеспечивать таких людей пищей и всем необходимым для жизни. Поэтому на практике это выглядело так: монах с чашей для подаяния подходил к дому какого-нибудь крестьянина или брамина, а там его уже ждали (т.к. происходило это всегда по утрам) и наполняли чашу едой. Взамен могли, например, попросить рассказать о Дхамме или спросить какого-то жизненного совета или благословения. Иногда еду просто выкладывали в специальном месте перед домом. После этого монах возвращался к себе и употреблял эту пищу. Иногда монаха или сразу нескольких монахов приглашали в какую-либо семью отобедать с ними.

Но в учении Будды нет требования жить именно так и тем более это никак не увязывается с нравственностью. Среди предписаний есть нравственное и дисциплинарное ядро, которое нужно исполнять строго обязательно. Есть также рекомендуемая часть, связанная с образом жизни, а в рекомендуемой части есть вариативная часть, которая может сильно меняться в зависимости от обстоятельств. Излишне буквалистское следование всем правилам и предписаниям не приветствовалось самим Буддой. Каждое правило в Дисциплине имеет строго практическое обоснование, даже нравственные заповеди.

Абсолютно неизменяемое ядро для всех буддистов – это пять предписаний и связанные с ними (производные из них) нравственные предписания. Именно этих правил придерживаются мирские последователи Будды. Остальное от них не требуется. По мере того как человек переходит от посвящения к посвящению в монашестве, он принимает новые и новые, более детализированные предписания. Но и эти пять нравственных предписаний настолько обязательны не потому, что нарушать их – «плохо», а потому, что нарушение их делает технически невозможной практику пути Будды.

Когда буддизм оказывался в других условиях, вариативная часть менялась, иногда весьма значительно. Монахи в Китае или на Дальнем Востоке сами выращивают себе пищу или собирают её в лесу, например. Зачастую они сами производят и одежду (которая, кстати, совсем не такая, как было принято во времена  Будды и как она описывается в Винае, и ближе к традиционной местной одежде).

Поэтому, скажем, в российских реалиях, подозреваю, монахи вполне могли бы заниматься огородами и садами, разведением пчёл, кур ради яиц, и овец, коз и коров ради шерсти и молока, а также носить что-нибудь вроде телогреек-ватников и вязаных шапок. И всё это вполне вписывалось бы в вариативную, то есть изменяемую, часть Дисциплины.

Если бы они попробовали жить так, как жили первые монахи в Индии, то в российских условиях им пришлось бы не сладко. Между тем весь этот образ жизни имел одну цель: максимально расчистить жизненное пространство для практики, чтобы голова и время у человека не были заняты мыслями о том, как бы обеспечить семью, добыть средства к жизни и прочее. То есть на самом деле монах – это не тот, кто носит оранжевую одежду, а тот, чья жизнь полностью подчинена практике. И это подчинение может выглядеть в разных условиях по-разному.

При этом и в Сибири монахи соблюдали бы целибат, питались бы один раз в день (настоятельно рекомендуемая часть предписаний), не убивали бы животных ради пищи (обязательное предписание) и соблюдали другие предписания из числа рекомендуемых и вариативных, которые в принципе можно соблюдать в данных условиях.

Впрочем, в деталях Патимоккхи (свода правил для монахов) я не силён и могу тут ошибаться. Я исхожу лишь из того, что правила Винаи прежде всего разумны, и если какое-то правило в данных условиях неразумно, то, согласно духу учения Будды (а Будда сам завещал ставить дух прежде буквы), нужно изменить это правило так, чтобы оно пришло в соответствие с разумом.

Но даже касаемо пяти нравственных предписаний, здесь тоже во многом учитываются культурно-исторические реалии. Например, в предписании воздерживаться от неправильного сексуального поведения имеется в виду такое поведение, которое причиняет страдание кому бы то ни было. Некоторые виды сексуального поведения почти везде ведут к тому, что кто-то в результате пострадает. Например, это сексуальные отношения с людьми, находящимися на попечении родителей или государства. Однако некоторые виды сексуального поведения причиняют страдание людям в одних странах, но в других странах на это вообще не обращают внимания. Поэтому в первом случае такое поведение будет противоречить предписанию, а во втором нет.

То есть всегда нужно иметь в виду, для чего было введено то или иное предписание, в чём его практическая суть.

Строгое следование предписаниям

Строгое следование предписаниям: 2 комментария

  • 27.06.2018 в 22:58
    Постоянная ссылка

    Вот насчет приема пищи раз в день у меня много вопросов.
    1) это не очень здоровый способ питания.
    2) в жарком климате может организму хватает покрыть потребности. А в сибирских морозах при возросших энергозатратах, просто не хватит калорийности рациона.

    Ответить
    • 28.06.2018 в 05:27
      Постоянная ссылка

      Ну если вы не монах, от вас соблюдать такой режим питания и не требуется. Конечно, это правило заточено под те условия в которых тогда жили все монахи. Ни морозов, ни физических нагрузок. Подаяния только по утрам, холодильников нет. Еду подают разную.

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *