Включу сюда два вопроса, которые периодически возникают, но которые в суттах в подробностях не освещены. Поэтому здесь я вынужден говорить не от лица Суттавады, а лично с позиций своего (а именно — персонажа, известного под именем Олег Павлов) жизненного опыта. Надеюсь, это кому-то окажется полезным и заранее прошу прощения, что подобная тема помещена здесь, на сайте, посвященном Дхамме. Подобные вопросы, конечно, тоже касаются Дхаммы, но лишь косвенно. Тем не менее, они чрезвычайно важны, на мой взгляд.

Вопрос. Как реагировать на критику? Должен ли я слушать критику от любого человека?

Ответ. Итак. Прежде всего, для меня есть люди, чьё мнение относительно данного вопроса стоит выслушать, и те, чьё мнение учитывать не стоит. Поэтому первый мой шаг при поступлении критики – посмотреть, стоит ли учитывать мнение данного человека в данной ситуации. Каким образом я это оцениваю?

Во-первых, область компетентности. Я смотрю, достаточно ли компетентен человек в данной области, компетентнее ли он в этом вопросе, чем я, во всяком случае. Если не компетентен, его советы можно игнорировать. Причём даже очень мудрый человек в некоторых областях не компетентен. Это нужно учитывать. Но в целом, люди очень часто дают советы в областях, в которых не компетентны, хоть и считают себя таковыми. Более того, по-настоящему мудрый человек как правило очень осторожен с критикой и советами.

Во-вторых, я смотрю, в какой форме была высказана критика. Если сказано это было с переходом на личности, с «чтением в сердце», безапелляционно, с обесцениванием (не важно – явным или не явным), с передёргиванием, с пассивной агрессией, с переходом личных границ, с неуместными эмоциями и прочими такими приёмами – такая критика для меня тоже имеет нулевую ценность. Почему? Потому что применение, особенно регулярное, подобной манеры означает, что мышление человека замутнено эмоциями и вовлечённостью в социальные игры. Соответственно, критика, миропонимание и умозаключения такого человека с высокой степенью вероятности неадекватны, и, возможно, (пусть даже и неосознанно) – злонамеренны и, так сказать, злополучны. Более того, я в принципе стараюсь сводить к минимуму общение с людьми, которые регулярно общаются подобным образом.

Таким образом отсеивается 99,9% критики. То есть 99,9% критики я с чистым сердцем игнорирую, не уделяю ей внимание. По крайней мере стараюсь.

Проигнорировать сказанное кем-то можно тоже по-разному, и как именно это сделать – зависит от ситуации. По возможности, конечно, лучше не обижать человека (но стараться не обижать и стараться чтобы никто не обиделся — это разные вещи). Иногда допустимо просто и без затей никак не отреагировать на сказанное. Иногда какая-то реакция всё же нужна, и тогда самый лучший способ – обернуть всё в шутку. Чётко не подходящий вариант – пуститься в объяснения, почему данный человек не прав и почему вы действуете именно таким образом. Мы не обязаны никому ничего объяснять в своих действиях. Если хочется – можно, но не обязаны. И более того, в подавляющем большинстве случаев это просто не полезно.

Если же критика оказалась действительно компетентной и по делу, это редкость и это дорогого стоит. За это надо благодарить и таких людей надо ценить. Как правило, это не столько критика, сколько специально запрошенное мной мнение специалиста.

Всё вышесказанное, на мой взгляд, имеет отношение к тому самому, что имел в виду Будда, когда говорил – «будьте сами себе светильниками». Что это значит? Это значит то, что в современной психологии зовётся «внутренним локусом контроля». В Гугле об этом много, если кому-то интересно. У нас есть учение, мы развиваем саморефлексию, сканируя свои действия на соответствие тем или иным параметрам. Если что-то не ясно, спрашиваем компетентного товарища. Если для выводов не хватает данных, добываем их. И так далее. Любые непрошенные комментарии лучше просто игнорировать.

Итак, со всей определённостью могу сказать: прямая критика, поучения, указания «как надо» практически никогда не идут на пользу ни критикующему, ни критикуемому, ни делу. Очень мало кто, единицы из единиц, способны извлечь из критики пользу и очень мало кто, единицы из единиц, способны в принципе к по-настоящему конструктивной критике.

В критикуемом сразу же включаются защитные механизмы. И даже если нет — мотивация продолжать то, что ты делал, всё равно пропадает.

С другой стороны, для критикующего это почти беспроигрышный вариант почувствовать себя выше собеседника, добавить очки в копилку, которую постоянно таскает с собой наше эго в бесконечном соревновании с другими «эгами». Даже если мы не ставим себе такой цели (а мы почти никогда сознательно такой цели не ставим), это неизбежно происходит, опять же, на уровне рефлексов и тоже не идёт нам на пользу.

Я встречал по-настоящему знающих людей, мне посчастливилось. Они неизменно НЕ практиковали критицизм и менторство, вплоть до мелочей. Возможно, это — один из признаков развитости человека.

Эти распространённые взгляды, что «ради дела можно сказать и правду-матку» или что «ты должен воспринимать критику правильно» — это тяжёлые заблуждения. Не можно и не должен. Люди учатся на чужом примере, на ситуациях, на вопросах, или не учатся никак.

Вопрос. Как организовывать своё общение? С кем общаться, а с кем не общаться?

Ответ. Лично для меня есть как бы три круга общения – назовём это «узкий круг», «широкий круг» и «внешний круг». Я не формировал их специально, они сложились естественным путём, а я лишь изучал их свойства и далее учился (и учусь) следовать этому естественному порядку. Суть его в том, чтобы очень аккуратно и избирательно относиться к тому, с кем и как мы общаемся.

Узкий круг это люди, которых можно назвать близкими. Спутники жизни, команда. И это не родственники. Точнее родственники и узкий круг это два независимых множества, которые, возможно, частично пересекаются, но совсем не обязательно. Чем больше они пересекаются, тем больше нам повезло с родственниками, но обычно это не так.

Люди, входящие в узкий круг, это люди, максимально близкие нам по духу, по своим фактическим жизненным целям. Лично для меня это выражается в некоторых конкретных необходимых признаках:

  1. В их общении нет или почти нет насилия и потребительства (явного или завуалированного), и во всяком случае они рефлексируют подобные проявления со своей стороны и стремятся свести их к минимуму.
  2. Они по факту соблюдают или стараются соблюдать пять предписаний (вне зависимости от того, считает ли этот человек себя буддистом или нет).
  3. Они реально, а не только декларативно, работают над собой в направлении освобождения от помрачений.
  4. Мы можем общаться свободно, не опасаясь быть неправильно понятыми.

С теми, кто систематически проявляет несоответствие этим пунктам, я стараюсь свести общение к необходимому минимуму.

В отношениях с людьми «узкого круга» я стараюсь выражать, по слову Будды, любящую доброту действием, словом и мыслью, в общении с данным человеком и вне его. Это те самые спутники, о которых в суттах говорится — «какое счастье, какая удача, что этот человек оказался рядом со мной на пути».

Люди, входящие в широкий круг, это те, по отношению к кому у нас есть определённый социальный долг, определённые обязанности. Обычно это родители и дети, а также те, с кем мы взаимодействуем по работе или повседневной деятельности.

Все остальные люди это внешний круг. При этом люди, входящие в широкий и внешний круг, тоже вполне могут соответствовать вышеперечисленным четырём параметрам, а могут и не соответствовать.

Например, мои ученики входят в широкий круг. Некоторые ученики (единицы) со временем переходят в узкий круг, а большинство остаются в широком. Некоторые возвращаются во внешний круг. Это абсолютно нормально для меня и не вызывает никаких возражений.

Повторюсь: хорошо если ваши родственники, в том числе и дети, оказались соответствующими параметрам узкого круга, но нужно понимать, что кроме супруга или супруги (да и то в лучшем случае) родственники это достаточно случайные люди, которые совсем не обязаны соответствовать каким-либо параметрам. Поэтому было бы совершенно неправильно распространять на них параметры узкого круга. Когда соответствующие узы (долга, социальной или профессиональной деятельности) исчерпаны, вас больше, по сути, ничего не связывает помимо какого-то общего прошлого.

Что такое насилие в общении? Это не только грубость, явные оскорбления и прочее в этом духе. Насилие в общении может быть менее явным и проявляется оно в таких элементах как нарушение личных границ, демагогия, эмоциональное манипулирование, навязчивость, игра в психоаналитика, обесценивание, психологическое выкручивание рук, и прочее и прочее.

Что такое потребительское отношение? Это когда человек, например, звонит или пишет просто поболтать, повисеть на ваших ушах или спросить то, что можно узнать в Гугле самостоятельно, может, потратив чуть больше времени (понимаете, да: человек тратит ваше время чтобы сэкономить своё). Или когда он ведёт себя так, будто вы ему что-то должны, когда ненадёжен в плане договорённостей и так далее.

Если человек регулярно практикует насилие или потребительство, я стараюсь держаться подальше. Из личного опыта я вынес, что нужно уметь чётко и смело давать такому человеку от ворот поворот, не пускаясь в дальнейшие объяснения и колебания. Нужно научиться не бояться показаться кому-то не добрым или замкнутым. Нужно научиться не реагировать на провокации. Нужно вообще понимать, что решать, кто будет в нашем, так сказать, узком круге, а кто нет — только нам, и если общение с кем-то для нас некомфортно — мы имеем полное право в этом общении отказать, без каких-либо объяснений.

Различить насилие и потребительство иногда трудно, этому тоже нужно учиться, потому что результаты их проявления всегда разрушительны.

Социальные вопросы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *